Главная страница
Экономика
Статьи
Маркетинг
Менеджмент
Инвестиции

Демография и миграционная ситуация в Дальневосточном федеральном округе

Е.Л.МОТРИЧ

Анализируются демографическая ситуация в период реформ и современные тенденции воспроизводства населения Дальневосточного федерального округа.
Demography and migratory situation in the Far Eastern Federal District of Russia. E.L.MOTRICH
(Economic Research Institute, FEB RAS, Khabarovsk).
The demographic situation during the reform period as well as current trends in the population reproduction
in the Far Eastern Federal District of Russia are analyzed.
Россия вступила в ХХI в. с тяжелым грузом депопуляции, характерной и
для Дальневосточного федерального округа (ДВФО). Последняя зафиксированная
на Дальнем Востоке максимальная численность жителей – 8 056,6 тыс. была отмечена по состоянию на 1 января 1991 г., после этого население региона уменьшается. В этих условиях особая роль в стабилизации численности населения могла бы
принадлежать миграции – базовому источнику формирования численности и состава населения. Но регион потерял свою привлекательность для потенциальных
мигрантов, потому что исчезли стимулы. Дальневосточники, хранители окраины
державы при советской власти, в послереформенное время стали ощущать свою
ненужность. К тому же, если до 1989 г. Дальний Восток лидировал по доходам, то
сейчас отстает по этому показателю от других регионов, имеющих более благоприятные условия для жизни. Миграционные потоки из фактора увеличения численности населения превратились в фактор его уменьшения.
Начиная с 1989 г. Дальний Восток имеет устойчивое отрицательное миграционное сальдо. Заметим, что в советское время государство централизованно решало
проблемы миграции в восточные районы страны. Тезис о привлечении и закреплении населения присутствовал в программах развития российского Дальнего Востока 1987 и 1992 гг. А в последней Программе социально-экономического развития
Дальнего Востока и Забайкалья до 2010 г. этого тезиса уже нет. Но люди ради удовольствия работать и жить в экстремальные условия не приедут. Поэтому не случайно, что на обширной территории Дальневосточного федерального округа населения меньше, чем в Москве.
Вестник ДВО РАН. 2004. № 6
МОТРИЧ Екатерина Леонидовна – кандидат экономических наук (Институт экономических исследований ДВО РАН, Хабаровск).
На 1 января 2003 г. на Дальнем Востоке проживало 6700,5 тыс. чел. Это меньше, чем в 1981 г. (6993,7 тыс. чел.). За период после предпоследней переписи населения 1989 г. регион потерял 1240,5 тыс. чел., или 15,6 % собственного населения (Россия – 1,7 %) [5, с. 9, 15; 7, с. 77; 10, с. 8; 18, с. 10].
По прогнозу Госкомстата, наиболее вероятно, что к 2016 г. численность населения Дальнего Востока сократится до 6,5 млн. Такое число жителей на Дальнем
Востоке было в 1976–1977 гг. [3, с. 19; 11, с. 9, 11; 17, с. 68]. По тем же прогнозам,
до 2015 г. ДВФО может потерять еще порядка 500 тыс. чел. Число жителей
к 2025 г. уменьшится более чем на треть и составит около 4,7 млн чел. К 2050 г.
при неизменности демографической ситуации на Дальнем Востоке число жителей
может составить порядка 4 млн [7, с. 77] (рис. 1.)
ДВФО по численности населения уступает всем федеральным округам. Его
удельный вес в численности населения России – 4,6 %, а по территории – 36,4 %.
На 1 км2 здесь в среднем приходится 1,1 чел. (по России – 8,4 чел.) [9, с. 8]. Таким
образом, более трети территории России остается малонаселенной.
Рассмотрим сложившийся режим естественного воспроизводства населения и
миграции, от которого зависит демографическая ситуация.
Естественное воспроизводство населения. Основными его параметрами являются соотношение рождаемости и смертности. Показатели рождаемости на
Дальнем Востоке существенно сократились (по образному выражению демографов, рождаемость с гребня созданной в 1980-е годы демографической волны резко «свалились» вниз). В 1991 г. на 1000 чел. приходилось 13,7 новорожденных, в
2002 г. – 10,5, т. е. уменьшение составило 23,4 %. В России за этот же промежуток времени рождаемость сократилась на 19,0 %: 12,1 чел. в 1991 г. и 9,8 в 2002 г.
[5, с. 40, 49; 14, с. 48] (рис. 2).
Максимальная рождаемость зафиксирована в 1991 г. (13,7 ‰). Но и этот показатель уже был мал для простого воспроизводства населения. Б.Ц.Урланис и
В.А.Борисов считают низкой рождаемость менее 16,0 ‰ [6, с. 209]. Другой вывод – улучшение демографических показателей за последние 3 года. Однако это не
повод для оптимизма. Во-первых, потому что абсолютное число родившихся на
Дальнем Востоке в 2002 г. составило к уровню 1991 г. 67,2 %, а в России – 77,8 %.
Во-вторых, потому что в репродуктивный возраст в эти годы вступила более многочисленная когорта рожденных в 1980-х годах.
Предположение о том, что ситуация с рождаемостью может ухудшиться после 2010 г., исходит из того, что демографическое будущее заложено в современной возрастно-половой структуре населения: в 2001 г. в России численность
102
Рис. 1. Численность населения Дальневосточного федерального округа с 1991 г. и прогноз до 2050 г.,
на начало года, тыс. чел.
Годы
женщин в возрасте 15–49 лет составляла 39 084,4 тыс., к 2015 г. в этой группе останется только 33 417,6 тыс., т. е. она уменьшится на 5 666,8 тыс. И это без учета возрастной смертности и миграции. При гипотезе неизменности демографического поведения, сложившегося к 2000 г. (число рождений на 1000 женщин репродуктивного возраста – 32,6), к 2015 г. в России родится детей на 180–200 тыс.
меньше, т. е. родившихся в 2015 г. будет чуть более 1 млн вместо 1 266,8 тыс. в
2000 г. [3, с. 61, 139]. Аналогично ситуация будет развиваться и в ДВФО, т. е.
также ожидается абсолютное сокращение числа рожденных, поскольку женщин
в репродуктивном возрасте в 2010 г. будет 94,5 % уровня 2000 г., а в 2015 г. –
89,8 %. В результате ДВФО, как и страну в целом, ожидает обвальное падение
числа родившихся. Между тем только восходящая динамика рождаемости способна дать реальный и устойчивый импульс стабилизации численности населения.
Ситуация усугубляется снижением рождаемости у женщин наиболее благоприятного детородного возраста (25–29 лет). В чем причина?
В 1990-е годы сформировалась новая модель репродуктивного поведения: распространение более рациональной с экономической точки зрения стратегии брачного поведения (повышение возраста вступления в брак, отказ от брака, популярность неформального брачного союза и т. п.) и откладывание рождений в браке
(включая первого ребенка) до достижения определенных материальных стандартов в интересах повышения своего социального статуса [16, с. 29]. Ухудшение экономической ситуации и социальная напряженность во многом явились причиной
отказа от вторых и третьих детей: молодые семейные пары не ориентируются на
многодетную и даже среднедетную семью. По косвенной оценке демографов, почти 100 % женщин в России контролируют число рождений. Это позволяет предположить, что возврат к нормальному замещению поколений в ближайшем будущем
маловероятен.
В период «марша» к рынку и в условиях слабой защищенности населения тенденция на ограничение числа детей в семье стала устойчивой. Суммарный коэффициент рождаемости (среднее число детей, рожденных женщиной за свою
жизнь) в России в 2001 г. составлял 1,249, на Дальнем Востоке – 1,290 [4, с. 95,
103]. Для численного замещения поколений родителей их детьми, т. е. для численного равенства поколений, этот коэффициент не может быть ниже 2,15, т. е. 100
женщин должны иметь за свою жизнь 215 детей [13, с. 125; 15, с. 205].
103
Рис. 2. Рождаемость в ДВФО с 1991 по 2002 г., на 1000 чел.

При более интенсивном сокращении рождаемости Дальний Восток «опережал» Россию по темпам увеличения смертности (табл. 1). За 1991–2002 гг. в регионе смертность увеличилась на 59,3 % , в России – на 43,0 % [5, с. 40, 49; 14, с. 48].
Превышение на 16,0 % – это очень существенно.
Смертность в расчете на 1000 чел. увеличилась с 11,4 в 1991 г. до 16,3 в 2002 г.
по России, на Дальнем Востоке соответственно с 8,6 до 13,7. В результате пересечения идущей вверх кривой смертности и падающей вниз кривой рождаемости мы
имеем своеобразные демографические кресты над Россией и Дальним Востоком
[8, с. 15] (рис. 3).
В России естественная убыль составляла в 1993 г. 5,1 ‰, в 2002 г. – 6,5 ‰,
на Дальнем Востоке соответственно -1,3 и -3,2 ‰ [5, с. 40, 49; 14, с. 48]. Внешне ситуация в ДВФО выглядит более благоприятной, чем по России. Это и приводит к непониманию демографической ситуации ДВ. За 1993–2002 гг. (1993-й
взят потому, что именно с этого года началась естественная убыль населения в
регионе) естественная убыль населения увеличилась по Дальнему Востоку на
250 %, а по России – на 27,5 %. Поэтому демографический кризис в регионе выражен более ярко.
Миграция населения на Дальнем Востоке. Миграция за 1991–2002 гг. обусловила 88,5 % общего сокращения числа жителей в регионе. 945,0 тыс. чел. – это
потеря собственного населения Дальнего Востока, поскольку здесь не учтены при104
Таблица 1
Естественное движение населения Дальнего Востока
Источник: [5, с. 40, 49; 14, с. 48].
Год Рождаемость, ‰ Смертность, ‰ Естественный
прирост, ‰
Россия
1991 12,1 11,4 0,7
1993 9,4 14,5 -5,1
2002 9,8 16,3 -6,5
Дальний Восток
1991 13,7 8,6 5,1
1993 10,5 11,8 -1,3
2002 10,5 13,7 -3,2
Рис. 3. Динамика рождаемости (1) и смертности (2) на Дальнем Востоке России, коэффициент рождаемости, ‰
1
2
бывающие мигранты. Пик миграционного оттока пришелся на 1992–1995 гг., когда жители интенсивно покидали северные территории ДВ.
Существует комплекс факторов, обусловливающих отток населения с Дальнего
Востока, начавшийся в конце 1980-х годов. Среди них: распад СССР (Дальний
Восток, в особенности его северные территории, заселялись преимущественно выходцами из бывших союзных республик – Украины, Белоруссии и др., которые стали формировать потоки обратных мигрантов), либерализация цен и падение производства во всех отраслях экономики, безработица, низкая оплата и неудовлетворительные условия труда, жилищные проблемы. Результат – резкое ухудшение
экономической ситуации и падение уровня жизни большинства населения региона
после 1991 г., что при экономической нестабильности явилось главной причиной
повышения миграционной подвижности населения и его оттока из региона
(рис. 4).
Развитие Дальнего Востока зависит от того, станет ли он районом, где жизнь и
экономическая деятельность людей происходят не в экстремальных, а в нормальных условиях. В противном случае при любых инвестициях серьезный экономический результат невозможно получить, если население будет рассматривать свое
пребывание в регионе как временное. Иными словами, ДВФО останется «большим вокзалом» с убывающим населением.
Миграционные оттоки из районов Дальнего Востока имеют разную направленность (в пределах региона, в другие регионы России и за пределы России) и объемы (рис. 5).
Дальневосточная миграция (в пределах региона). В 1986 г. поменяли место жительства внутри Дальнего Востока (межкраевая и межобластная миграции)
75,7 тыс. чел. В 1996 г. их количество сократилось до 37,5 тыс. чел., в 2000 г. – до
23,5 тыс. и в 2002 г. – до 20,4 тыс. чел.
Основные миграционные потоки (их направленность не изменилась) сосредоточены в южной зоне Дальнего Востока (рис. 6). Так, в 2002 г. 35,0 % дальневосточных мигрантов отдали предпочтение Хабаровскому краю, 21,4 % – Приморскому краю, 15,2 % – Амурской области, 9,8 % – ЕАО. Менее 20 % мигрантов-дальневосточников прибыло в северные регионы Дальнего Востока. Итак, наиболее
притягательные – Хабаровский и Приморский края. Довольно интенсивны мигра105
Рис. 4. Изменение численности населения Дальнего Востока, тыс. чел.
Годы
ционные потоки и между ними, хотя тенденции миграции различны: число прибывших в Хабаровский край из Приморья растет, а число прибывших в Приморский край из Хабаровского – снижается.
В 1996 г. мигранты-дальневосточники, прибывшие в Хабаровский край из
Приморья, составили 45,5 % общего их числа, в 2002 г. – уже 50,9 %; в Приморском крае прибывшие из Хабаровского края составили соответственно 37,7
и 33,3 %.
Сокращается число мигрантов, прибывших в южные районы Дальнего Востока из северных территорий. В 2002 г. по сравнению с 1996 г. миграционный поток
с севера (Чукотский автономный округ, Камчатская, Магаданская и Сахалинская
области) на юг Дальнего Востока (ЕАО, Приморский, Хабаровский края и Амурская область) сократился на 63,6 %. Это связано как с общим истощением первоначальной волны миграционного оттока, «возвратной» миграцией, так и со все
большей «оторванностью» северных территорий.
Миграционный обмен между Дальним Востоком и другими экономическими
районами страны. Большинство мигрантов-дальневосточников переезжает в другие федеральные округа России, которые сейчас также «страдают» от сокращения
106
Рис. 5. Направления передвижения выбывших мигрантов
Рис. 6. Число мигрантов внутри Дальнего Востока, чел. 1 – Республика Саха (Якутия), 2 – Еврейская
автономная область, 3 – Чукотский автономный округ, 4 – Приморский край, 5 – Хабаровский край, 6 –
Амурская область, 7 – Камчатская область, 8 – Магаданская область, 9 – Сахалинская область
населения. Правда, в последние годы появилась слабая тенденция сокращения доли таких миграционных потоков. Но это не говорит о начале стабилизации: скорее
всего, уже уехали все, кто имел возможность покинуть Дальний Восток. В миграционном обмене с экономическими районами страны дальневосточные субрегионы, правда в разной степени, теряют свое население (табл. 2).
Наиболее притягательными для дальневосточников являются районы с привлекательными природно-географическими и благоприятными социально-экономическими условиями жизни и деятельности. Это в первую очередь Центральный район, который в 1996 г. привлек 17,6 %, в 2002 г. – 25,3 % мигрантов, выехавших из
ДВФО. На одного прибывшего из этого округа в 2000 г. приходилось 3,4 убывших,
в 2001 г. – 3,6 чел. (рассчитано по: [4, с. 326, 331]). Причина – более высокий уровень доходов населения.
В целом Дальневосточный федеральный округ в перспективе не может рассчитывать на прирост населения за счет других экономических районов страны. Во всяком случае, до тех пор, пока доходы в других регионах остаются более высокими.
Последствия сокращения населения. Последствия сокращения населения
как за счет естественной убыли, так и вследствие миграционного оттока достаточно предсказуемы: деформируется возрастная структура (табл. 3), сокращается численность экономически активного населения, увеличивается демографическая нагрузка на работающих.
Деформация возрастной структуры происходит из-за сокращения доли населения в возрасте младше трудоспособного и увеличения доли старших возрастных
групп. На Дальнем Востоке более резко, чем в России в целом, произошло сокращение доли возрастной группы моложе трудоспособного возраста. В 2002 г. удельный вес этой группы составил относительно 1991 г. 71,7 % (по России – 76,5 %).
По сравнению со всеми федеральными округами это сокращение максимально.
В перспективе не предполагается рост населения этой группы, а к 2010 г. ее численность составит 78,1 % уровня 2002 г. Следовательно, неизбежно нарастание
темпов сокращения населения из-за сужения его воспроизводственной базы.
Мы сталкиваемся с «арифметическими» играми, когда констатируем факт: на
Дальнем Востоке доля трудоспособного населения увеличилась с 1991 по 2002 г.
на 6,0 % (по России – на 7,1 %), поскольку речь идет об изменении удельного веса этой категории граждан при резком сокращении населения в возрасте младше
107
Таблица 2
Дальний Восток в миграционном обмене населением
с экономическими районами России, тыс. чел.
Экономические районы Миграционный прирост
1986 г. 1996 г. 2002 г.
Северный 0,05 -0,4 -0,3
Северо-Западный 0,6 -3,9 -2,9
Центральный -2,7 -16,3 -10,4
Волго-Вятский 0,9 -2,1 -0,7
Центрально-Черноземный 0,5 -5,6 -3,7
Поволжский 1,1 -6,0 -2,2
Северо-Кавказский 1,4 -10,3 -3,6
Уральский 2,5 -5,5 -1,4
Западно-Сибирский 0,05 -6,9 -2,3
Восточно-Сибирский 8,0 -4,0 0,6
Калининградская область 0,7 -0,8 -0,5
Россия (без ДВФО) 13,1 -61,8 -27,4
Источник: Данные Госкомстата Российской Федерации за 1986 г., 1999 г., 2002 г.
трудоспособного. На самом деле количественного прироста трудоспособного населения нет. Напротив, есть сокращение на 6,1 %, а его прогноз к началу 2010 г.
(относительно 2002 г.) – на 5,8 %. К 2016 г. в регионе трудоспособного населения
будет меньше, чем в 1991 г., на 1 млн чел. (табл. 4).
ДВФО – «лидер» по приросту доли населения старше трудоспособного возраста. Удельный вес данной категории в возрастной структуре вырос к 2002 г. против 1991 г. на 37,3 % (по России – на 8,9 %). Такого прироста населения старше
трудоспособного возраста нет ни в одном из федеральных округов России.
К 2010 г. (относительно 2002 г.) прирост этой группы населения на Дальнем Востоке составит 20,2 %.
Сокращение населения в возрасте младше трудоспособного и рост населения в
возрасте старше трудоспособного показывают, что вступающие в трудоспособный
возраст не смогут численно заместить работающее население. Такая ситуация неминуемо ведет к возникновению другого «креста» – возрастного, о котором пока
не говорят, но он уже очевиден (рис. 7).
108
Таблица 3
Возрастной состав населения федеральных округов и территорий ДВФО, %
Источник: [12, с. 38–43].
1991 г. 2002 г.
Федеральные Возрастные группы
округа Моложе
трудоспособного
Трудоспособный
Старше
трудоспособного
Моложе
трудоспособного
Трудоспособный
Старше
трудоспособного
Центральный 20,9 56,1 23,0 16,4 59,3 24,3
Северо-Западный 23,1 58,3 18,6 16,8 62,5 20,7
Южный 26,0 54,9 19,1 21,1 58,4 20,5
Приволжский 24,6 56,0 19,4 19,1 60,2 20,7
Уральский 25,9 57,5 16,6 19,1 62,6 18,3
Сибирский 26,9 56,9 16,2 19,8 62,1 18,1
Дальневосточный,
в том числе:
27,6 61,4 11,0 19,8 65,1 15,1
Республика Саха
(Якутия) 32,1 60,8 7,1 25,8 63,5 10,7
Еврейская АО 29,9 56,6 13,5 21,1 62,6 16,3
Чукотский АО 29,6 67,6 2,8 19,8 70,1 10,1
Приморский край 25,8 60,9 13,3 18,3 64,4 17,3
Хабаровский край 26,5 60,8 12,7 18,8 64,8 16,4
Амурская область 28,4 59,0 12,6 20,2 64,4 15,4
Камчатская
область 27,2 66,8 6,0 18,2 69,9 11,9
Магаданская
область 28,0 66,9 5,1 17,8 70,5 11,7
Сахалинская
область 26,5 62,8 10,7 20,1 66,9 14,4
Россия 24,3 56,7 19,0 18,6 60,7 20,7
Таблица 4
Численность населения Дальнего Востока по основным возрастным группам
на начало соответствующего года, тыс. чел.
Источник: [4, с. 44; 11, с. 59, 68, 77; 19, с. 79].
Возрастные группы 1991 г. 2002 г. 2010 г. 2015 г.
Младше трудоспособного 2026 1395 1089 1111
Трудоспособный 4806 4580 4316 3871
Старше трудоспособного 966 1062 276 1478
Принято считать, что население территории стареет, если в его структуре доля лиц старше 65 лет составляет более 7 %. На Дальнем Востоке удельный вес
этой категории в общей численности населения в 1979 г. был 4,8 %, в 1989 г. –
5,0 %, в 1999 г. – 7,3 %, в 2000 г. – 7,5 %, а в 2001 г. – уже 7,7 %. На Дальнем Востоке в 2002 г. приходилось 537 чел. нетрудоспособного возраста на 1000 чел. в
трудоспособном возрасте, а к началу 2016 г. ожидается 669 нетрудоспособных
на 1000 трудоспособных [11, с. 112; 12, с. 45]. При таком соотношении занятых
и иждивенцев трудно будет обеспечить достойное существование жителям региона.
Таким образом, на Дальнем Востоке происходит деформация возрастной структуры, разрушающая основы воспроизводства населения, сформированные с большими трудностями и издержками в течение десятилетий.
Продолжительность жизни на Дальнем Востоке. Ожидаемая продолжительность жизни в ДВФО ниже, чем в других округах. В 1989–1990 гг. она составляла
в России 69,38 года, в том числе для мужчин 63,99 и для женщин 74,37 года. Для
109
Рис. 7. Численность населения Дальнего Востока по основным возрастным группам с 1991 г. и прогноз
до 2015 г., на начало соответствующего года, тыс. чел. 1 – младше трудоспособного, 2 – трудоспособный, 3 – старше трудоспособного
Рис. 8. Продолжительность жизни в России (1) и на Дальнем Востоке (2)
Годы
Годы
дальневосточников, рожденных в 1989–1990 гг., ожидаемая продолжительность
жизни – 67,6 года: для мужчин – 62,7 и для женщин – 72,8 года. Показатели для
Дальнего Востока в 1995 г. минимальные за последние 10 лет: средняя продолжительность жизни составила 62,3 года, в том числе мужчин – 56,7 года, женщин –
68,9 года (в России соответственно 64,6; 58,3; 71,7). Рожденные в 2001 г. имеют
шанс дожить только до 63,49 года: мужчины – до 57,83, женщины – до 70,24 года
(в России соответственно 65,29; 59,00 и до 72,34 года) [1, с. 104, 112; 4, с. 106, 114]
(рис. 8).
Показатели продолжительности жизни в России и на Дальнем Востоке ниже,
чем в странах Северо-Восточной Азии. Так, по состоянию на 1998 г. продолжительность жизни в Японии составляла для мужчин 76,9 года, для женщин –
83,3 года; в Республике Корея – 69,0 и 76,2 года; Северной Корее – 69,0 и 75 лет;
в Китае – 68,1 и 72,3 года и в Монголии – 64,7 и 67,7 года [5, c. 84, 92; 2, с. 106,
114, 382].
Варианты демографического развития. В дальнейшем может быть два варианта демографического развития страны и ее регионов [16, с. 12, 13]. Первый: демографическая ситуация будет развиваться по сложившемуся сценарию. Это путь
социально-экономической и политической деградации страны с вымирающим населением. Второй: разработка и реализация соответствующих программ, которые
позволят решить многие проблемы в сфере демографического развития.
В демографические программы, как нам представляется, необходимо ввести
дополнительные государственные компенсаторные меры, направленные на стимулирование рождаемости, сокращение смертности по региональным причинам,
увеличение продолжительности жизни населения, привлечение и закрепление населения в ДВФО.
ЛИТЕРАТУРА
1. Демографический ежегодник России. М.: Госкомстат России, 1996. 554 с.
2. Демографический ежегодник России. М.: Госкомстат России, 2000. 405 с.
3. Демографический ежегодник России. М.: Госкомстат России, 2001. 403 с.
4. Демографический ежегодник России. М.: Госкомстат России, 2002. 397 с.
5. Демографический ежегодник Российской Федерации. 1993. М.: Госкомстат России, 1994. 419 с.
6. Демографический энциклопедический словарь. М.: Сов. энцикл., 1985. 608 с.
7. Демченко Т. Демографический потенциал России в условиях глобализации // Рос. экон. журн.
2003. № 1. С. 75–84.
8. Крест над Россией // Поиск. 2002. № 16.
9. Основные показатели социально-экономического положения регионов Дальневосточного федерального округа в январе 2003 года. Стат. бюл. № 1. Хабаровск: Краевой Госкомстат, 2003. 140 с.
10. Основные показатели социально-экономического положения регионов Дальневосточного федерального округа в январе–июне 2003 года. Стат. бюл. № 6. Хабаровск: Госкомстат, 2003. 143 с.
11. Предположительная численность населения Российской Федерации до 2016 г. М.: Госкомстат
России, 2001. 149 с.
12. Регионы России. Социально-экономические показатели. М.: Госкомстат ____России, 2002. 863 с.
13. Российский статистический ежегодник. 2001. М.: Госкомстат России, 2001. 679 с.
14. Социально-экономическое положение Дальневосточного федерального округа в 2002 г. М.: Госкомстат России, 2003. 75 с.
15. Социально-экономическое положение России. Январь-сентябрь 1999 г. М.: Госкомстат России,
1999. 344 с.
16. Стабилизация численности населения России (возможности и направления демографической
политики). М.: Изд-во Центра социального прогнозирования, 2001. 310 с.
17. Численность, состав и движение населения в РСФСР. М.: Госкомстат России, 1986. 310 с.
18. Численность, состав и движение населения в РСФСР. М.: Госкомстат РСФСР, 1990. 312 с.
19. Численность, состав и движение населения в РСФСР. М.: Госкомстат РСФСР, 1992. 480 с.

Больше информации

Статьи о России


 

 


Copyright © 2005-2009 Защита сайта от бана. Учёт кликов из любых источников