Главная страница
Экономика
Статьи
Маркетинг
Менеджмент
Инвестиции

Регионализм и система международных отношений

С.К.ПЕСЦОВ

Анализируется роль региональных интеграционных организаций в современной системе международных отношений.
Regionalism and system of international relations. S.K.PESTSOV (Maritime State University,
Vladivostok).
Specific features of modern system of international relations are considered. Role and place of regional
integration organization are analyzed.
Распространенное представление: регионализм . не только следствие
глобализации, но и препятствие на ее пути [2]. Однако утверждение о прямой
связи между развитием регионализма и глобализацией вряд ли оправданно. Феномен регионализма имеет более глубокие корни. Подтверждение . многочисленные исторические примеры «объединительных» проектов и опыт их осуществления в разных частях мира. В частности, некоторые исследователи указывают на
прямую связь между нынешними европейскими интеграционными институтами
и планами объединения Европы, относящимися еще к XIII.XV вв. [1, с. 57].
В Латинской Америке идея объединения всех испано-американских государств в
общую конфедерацию пользовалась большой популярностью в начале XIX в., а
практические шаги предпринимали С.Боливар и организаторы Панамского конгресса [6, с. 275.278]. В конце XIX.начале XX в. в Новом Свете появились и первые региональные организации . Панамериканский союз (1889.1890 гг.) и Международное центральноамериканское бюро, создание которого в 1907 г. Вашингтонской конференцией центральноамериканских государств было попыткой политической интеграции Сальвадора, Гондураса и Никарагуа (первое соглашение
между Сальвадором и Гондурасом, предусматривавшее освобождение от пошлин взаимной торговли, было заключено в 1918 г.) [10, p. 37, 38]. В Африке интеграционные эксперименты также происходили с начала XX в. В 1910 г. 5
французских колоний были объединены в Федерацию Экваториальной Африки
(АЭФ). В 1922 г. Кения и Уганда создают таможенный союз, к которому чуть
позже присоединилась Танганьика. В 1923 г. в рамках этого союза вводится общий внешний тариф, через год ликвидируются тарифы во внутренней торговле,
а к 1939 г. унифицируются ставки налогов и система налогообложения [12, с.
104, 105, 171].
Вестник ДВО РАН. 2005. № 2
ПЕСЦОВ Сергей Константинович . кандидат философских наук (Морской государственный университет им. Г.И.Невельского, Владивосток).
Современный регионализм . следствие усилий, направленных на увеличение
безопасности, стабильности и устойчивости мультигосударственной международной системы. Глобализм и регионализм правильнее было бы рассматривать не как
однопорядковые, но разнонаправленные, а как разнотипные и взаимодополняющие тенденции. Ведь глобализация в первую очередь означает расширение мира за
счет втягивания «.большей части человечества в единую систему финансово-экономических, общественно-политических и культурных связей на основе новейших
средств информатики и телекоммуникаций» [3, с. 22]. Регионализм здесь является
не препятствием или ограничителем, а довольно эффективным способом упорядочения отношений в расширяющемся и утрачивающим прежнюю стабильность
пространстве. На это указывает рост числа региональных интеграционных объединений, а также интенсификация внутрирегиональных, межрегиональных и
трансрегиональных связей. Проявившись в конце 1940.начале 1950-х годов в виде отдельных групповых межгосударственных объединений, немногим более чем
за полвека регионализм трансформировался в сложную, многоярусную конструкцию . одну из опор современного миропорядка.
«Нижний этаж» современного регионализма . трансграничные региональные
объединения (естественные экономические территории, треугольники или зоны
роста), а главные субъекты кооперации и сотрудничества . соприкасающиеся территории соседних стран. Модернизация и развитие таких территорий осуществляются путем кооперации и интеграции (усилий и ресурсов). Попытки создания подобных объединений в Европе предпринимались еще в конце 1940-х годов. С середины 1960-х годов такие групповые образования (достаточно простые организации, объединявшие ограниченные ресурсы для решения общих проблем, затраты
на которые превышали индивидуальные возможности каждого из участников) получили широкое распространение и в других регионах мира. В 1980.1990-е годы
традиционные трансграничные кооперационные объединения дополняют групповые образования иного типа, опирающиеся на более глубокую интеграцию ресурсов и факторов производства.
Новые локальные кооперационные предприятия, как правило, формируются в
рамках отдельных (приграничных) районов соседних государств, образующих так
называемые естественные экономические территории. В отличие от схем многостороннего сотрудничества, кооперация в рамках естественных экономических
территорий не ограничивается совместным использованием ресурсов и (или) сооружением производственных и инфраструктурных объектов, а опирается на факторную интеграцию, хотя и пространственно ограниченную. Такого рода интеграционные процессы позволяют легко преодолевать различия в политических и экономических системах. Они могут развиваться как по инициативе и при участии
правительств, так и без этого, в рамках формальных структур . и при отсутствии
таковых.
На локальном уровне наиболее активным межгосударственное сотрудничество в 1980.1990-е годы было в двух макрорегионах . Европе и Восточной Азии.
В первом случае кооперационные объединения, возникавшие в рамках ЕС, выступали в качестве «дополнения» субрегиональной интеграции и как средство ее
углубления и оптимизации. Необходимую правовую основу этому процессу
обеспечила принятая в 1989 г. «Европейская (Мадридская) рамочная конвенция
о трансграничном сотрудничестве территориальных образований и их властных
органов» [8]. К концу 1990-х годов в Европе действовало более 30 локальных кооперационных образований, объединенных в рамках Рабочей программы по приграничным регионам [5, с. 158, 159]. В Тихоокеанской Азии создание локальных
66
интеграционных пространств (зон экономического роста)1 происходило в русле
традиционной для этой части мира неинституциональной интеграции. К числу
успешных проектов локального экономического сотрудничества относится Южнокитайская экономическая зона (Southern China Triangle . SСТ), включающая
южнокитайские провинции Гуандун и Фуцзянь, Гонконг и Тайвань. Активно развивается межгосударственная кооперация в зоне, объединившей Сингапур, малайзийский штат Джохор и индонезийский архипелаг Риау в рамках созданного
в декабре 1994 г. индонезийско-малайзийско-сингапурского треугольника роста
(Indonesia.Malaysia.Singapore.Growth Triangle . IMS.GT). Дальнейшее развитие этой зоны предполагает ее расширение за счет включения еще шести провинций Индонезии и трех штатов Малайзии [17, p. 57.59]. Успешна и зона роста, охватывающая территории Бангладеш, Бутана, Индии, Мьянмы и Непала
(Bangladesh.Bhutan.India.Myanmar.Nepal . BBIMN). Она была создана в начале
1990-х годов по инициативе Непала при поддержке Азиатского банка развития
(ADB), Всемирного банка и ООН для стимулирования экономик наиболее отсталых районов мира [15, p. 23]. В сентябре 1994 г. Камбоджа, Вьетнам, Лаос и Таиланд подписали новое межправительственное соглашение по Меконгу, возобновляющее трансграничное сотрудничество (начало которому было положено еще во
второй половине 1950-х годов). Это соглашение (позднее к нему присоединились
Мьянма и Китай) стало фундаментом зоны экономического роста «Большой Меконг» («Big Mekong» Growth Area . BMGA). Еще одним вариантом локальной интеграционной схемы, включающей западную часть Малайзии, Суматру и южную
часть Таиланда, является проект Северного треугольника роста (Growth Triangle of
North . GTN), разработанный в августе 1992 г. специалистами Международного
института стратегических исследований (Малайзия)2.
«Второй этаж» современного регионализма образует наиболее распространенная категория региональных интеграционных объединений . субрегиональные союзы, представляющие разные (по числу членов) группировки государств одной
субрегиональной зоны. Такие кооперационные образования, как правило, отличают более высокий уровень институциональной оформленности, широкие масштабы задач и сферы сотрудничества. Страны-участницы стремятся к гармонизации
условий хозяйствования в национальных экономиках и (или) к согласованию поведения на международной арене. Субрегиональный уровень современного регионализма сегодня превратился в наиболее удобную площадку для межгосударственных интеграционных экспериментов: устойчивые кооперационные объединения
данного типа к настоящему времени оформились практически во всех регионах
мира. В Европе к ним относятся Европейская ассоциация свободной торговли, Северное сотрудничество, Центральноевропейское соглашение о свободной торговле
и Содружество независимых государств. В Латинской Америке наряду с возникшими еще в 1950.1970-е годы Латиноамериканской ассоциацией интеграции
(ЛАИ), Андским пактом (АП), Карибским сообществом и Центральноамерикан67
1 Японский исследователь Т. Кавабе относит к их числу экономические блоки: 1) Восточного (Японского) моря, 2) Желтого моря, 3) Тайваньских проливов, 4) Южно-Китайский, 5) экономический блок бата, 6) блок треугольника роста (Сингапур . Малайзия . Индонезия) и 7) блок развития р. Туманная [11,
p. 172.176].
2 СТР, или Северная зона экономического роста, охватывает 4 территориальные единицы Индонезии
(Асех, провинция Риау, Северная и Западная Суматра), 5 штатов Малайзии (Перлис, Кедах, Пулау, Пенанг и Перак) и 5 провинций Таиланда (Сатун, Наратхиват, Паттани, Яала и Согхла) с общей площадью 200 тыс. км2 и общей численностью населения 21 млн чел. [7, с. 78].
ским общим рынком (ЦАОР), позднее реорганизованным в Систему центральноамериканской экономической интеграции (СИЭКА), сегодня действуют Общий рынок стран Южного Конуса (МЕРКОСУР) и Группа трех. В Африке, южнее Сахары, многочисленные реорганизации завершились оформлением во второй половине прошлого века Экономического сообщества государств Западной Африки
(ЭКОВАС), Западноафриканского экономического и валютного союза (ЮЭМОА),
Экономического сообщества центральноафриканских государств (ЭККАС), Экономического и валютного сообщества Центральной Африки, Восточно-Африканского сообщества, Общего рынка Восточной и Южной Африки (КОМЕСА) и Сообщества южноафриканского развития (САДК). Макрорегион Северной Африки и
Среднего Востока на этом уровне представлен Союзом арабского Магриба (САМ),
Советом арабского сотрудничества и Организацией экономического сотрудничества (ЭКО), являющимися преемниками субрегиональных кооперационных структур, созданных ранее, и новыми групповыми объединениями, такими как Совет по
сотрудничеству стран Персидского залива. Меньший размах отличает организованное групповое сотрудничество на субрегиональном уровне в Азии. Здесь примеры ограничиваются Соглашением о зоне свободной торговли Австралии и Новой Зеландии (НАФТА), Бангкокским соглашением и Ассоциацией государств
Юго-Восточной Азии (АСЕАН), расширившейся до общерегиональной группировки.
Общерегиональные экономические союзы и группировки создают более высокий уровень регионализма. Его представляют многочисленные образования, объединяющие всю или большую часть стран определенного макрорегиона. К настоящему времени такие группировки также оформились в большинстве регионов мира, причем в некоторых случаях (ЕС и АСЕАН) они выросли из субрегиональных
межгосударственных образований. Часть . Южно-Тихоокеанский форум, Североамериканская зона свободной торговли или Ассоциация регионального сотрудничества Южной Азии . представляют простые по структуре группировки. Другие .
Латиноамериканская экономическая система (ЛАЭС), созданная в 1975 г., или появившаяся в середине 1980-х годов Арабская зона свободной торговли . объединяют (на правах индивидуального членства) страны, которые одновременно являются участниками более узких субрегиональных и микрорегиональных кооперационных образований. Третьи изначально оформлялись в виде двух- или даже трехуровневых институциональных структур, в которые, помимо индивидуальных государств-членов, включены групповые образования меньших масштабов (субрегиональные и (или) трансграничные). Последние, сохраняя определенную организационную и функциональную автономию, получают более широкие возможности
координации стратегий своего развития и деятельности. Примером таких союзов
могут служить Африканское экономическое сообщество, образованное 34 африканскими государствами, в том числе членами САДК, КОМЕСА, ЭКОВАС,
ЭККАС и САМ, или Ассоциация карибских государств, объединившая 25 независимых стран и 12 зависимых территорий, в том числе входящих в состав Карибского общего рынка (КАРИКОМ), СИЭКА и Группы трех3. В большинстве случаев появление общерегиональных интеграционных группировок обусловливается
задачами развития всего региона, обеспечения его экономической, социальной и
культурной интеграции, координации позиций стран-членов в международных ор68
3 В отдельных случаях, как, например, в Содружестве независимых государств, усложнение внутренней структуры общерегионального объединения может быть связано и с процессами фракционной сегментации, что отражает неудовлетворенность участников результатами совместной деятельности.
ганизациях и во взаимоотношениях с другими государствами и группами государств, а также задачами создания новых механизмов сотрудничества.
Наконец, самый верхний ярус регионализма сегодня занимают трансрегиональные объединения, которые пересекают границы отдельных территорий. Первой
попыткой создания подобного объединения стало учреждение в 1966 г. АзиатскоТихоокеанского совета, его инициатором и активным сторонником выступала Южная Корея. Проект был основан на необходимости обеспечения «адекватного каркаса» развития регионального сотрудничества и интеграции зоны Юго-Восточной
Азии и Тихого океана. Эта открытая для всех свободных государств региона организация, как указывалось в учредительных документах, должна была превратиться в орган всестороннего сотрудничества на принципах коллективных идеалов и
общего блага всех ее членов [14]. Однако создать такое объединение удалось только через 25 лет, когда появилась организация Азиатско-тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС). Члены АТЭС представляют в настоящее время несколько макрорегионов мира и одновременно являются участниками самостоятельных региональных и субрегиональных группировок. В АТЭС наряду с экономическими супердержавами (США, Япония) и крупными государствами (Канада,
Австралия) входят небольшие страны (Сингапур, Бруней) и периферийные экономики (Папуа . Новая Гвинея)4. Задуманная как неформальный консультативный форум, способный содействовать глобальной торговой либерализации и определению общих экономических интересов и кооперационных возможностей в
Азиатско-Тихоокеанском регионе, АТЭС постепенно трансформируется в новую
форму регионального сотрудничества, определяемую как «ассоциация облегчения торговли и содействия бизнесу» («Trade Facilitation and Promotion Business
Association . TFPBA») [9, p. 183].
Продолжением экспериментов с организацией экономического сотрудничества
в трансрегиональных рамках стало создание в 1997 г. Ассоциации регионального
сотрудничества стран Индийского океана (АРСИО). Идея ее учреждения активно
обсуждалась с начала 1990-х годов в контексте концепции многостороннего сотрудничества по линии «юг.юг» в интересах развития третьего мира. Она должна была, в первую очередь, способствовать достижению «нового мирового экономического порядка» путем подготовки условий для роста занятости, обмена новейшими
технологиями и максимального расширения торговых отношений в бассейне Индийского океана. Основные задачи АРСИО, как это следует из устава организации
и совместной программы действий, связаны с формированием в регионе фундамента многостороннего экономического сотрудничества, стимулированием хозяйственной активности и созданием необходимых условий для интегрирования стран «индоокеанского кольца» в современную систему мировой экономики.
К стадии практической реализации приближается в последние годы проект еще
более масштабного трансрегионального кооперационного образования . Зоны свободной торговли Америк (ЗСТА). Идея такого объединения возникла на заре регионализма, в период появления первых субрегиональных экономических организаций в Латинской Америке. В 1990-е годы США вновь возвращаются к ней в рамках инициативы президента Дж. Буша [13, p. 63, 73]. Через год после создания
НАФТА по инициативе американского президента Б.Клинтона в Майами был проведен саммит государств Западного полушария, который не только одобрил пред69
4 Членами АТЭС являются Австралия, Бруней, Гонконг, Канада, Китай, Кирибати, Малайзия, Маршалловы острова, Мексика, Новая Зеландия, Папуа . Новая Гвинея, Республика Корея, Сингапур, США,
Таиланд, Тайвань, Филиппины, Чили.
ложение об образовании к 2005 г. Зоны свободной торговли Америк, но и определил график проведения необходимых многосторонних переговоров. По замыслу
США, создание ЗСТА должно было осуществляться в процессе постепенного присоединения латиноамериканских государств к НАФТА (по формуле «3+1») при достижении ими соответствия «минимальным условиям» членства в этом объединении. Однако, как обнаружилось на саммите в Майами, существует иной, альтернативный, проект создания ЗСТА, активно поддерживаемый Бразилией и группирующимися вокруг нее латиноамериканскими государствами. Проект, опиравшийся
на концепцию «открытого регионализма», предусматривал всемерное развитие и
укрепление уже существующих субрегиональных объединений латиноамериканских государств и слияние их с НАФТА только на завершающей стадии. Возникшие разногласия не помешали принятию совместной декларации, рекомендовавшей «немедленно начать выполнение программы мероприятий, необходимых для
подготовки начала переговоров о Зоне свободной торговли Америк» [4, с. 9]. Одновременно Бразилия и ее союзники активизировали деятельность по популяризации «латиноамериканского» варианта ЗСТА. Им удалось добиться его одобрения
двумя важнейшими региональными форумами . ЛАЭС и Группой Рио, которые
поддержали положение о поэтапном переходе к латиноамериканскому общему
рынку на рубеже 2000.2005 гг. Первый этап этого процесса предусматривал сближение МЕРКОСУР с Андской группой, второй . ассоциацию с ЦАОР, третий .
объединение с Ассоциацией карибских государств. Этот план существенно отличался от предложений, на которых настаивали США: скорейшее устранение всех
торговых барьеров и ограничений (не позднее 2000 г.) и завершение подготовки к
подписанию соглашения о ЗСТА к 2003 г. [4, с. 12]. Несмотря на различия между
двумя подходами к интеграции в Западном полушарии, в 2001 г. потенциальным
участникам ЗСТА удалось сделать очередной шаг на пути подготовки институционального оформления трансрегионального экономического сотрудничества.
На проведенном в апреле Квебекском саммите двух Америк . первом после аналогичного форума в Майами . представители 34 государств смогли не только одобрить совместный план действий, предусматривающий ряд практических инициатив, но и определить страны, несущие ответственность за их реализацию [16, p. 2].
Эта многоэтажная конструкция, постепенно складывавшаяся в процессе эволюции регионализма, . не просто механический набор отдельных, не связанных
между собой элементов. Пересекающееся членство большого числа государств в
различных региональных структурах, дополнение формальных межгосударственных взаимодействий на региональном уровне расширяющимися устойчивыми неформальными и «частными» связями, наконец, активизация прямых (в том числе
официальных) отношений между межгосударственными союзами разных регионов (в рамках ассоциации ЕС со странами Африки, Карибского бассейна и Тихого
океана, форумов ЕАЛАФ (АСЕАН . Латинская Америка) и АСЕМ (Азия.Европа)
межгрупповых соглашений типа ЛАИ.ЕС или СНГ.ЛАИ) превращают современный регионализм в целостную систему, придающую большую устойчивость развитию всего мирового сообщества.
ЛИТЕРАТУРА
1. Бусыгина И., Тренерт О. Расширение Европейского Союза: покушение на самоубийство? // Мировая экономика и междунар. отношения. 1995. № 5. С. 54.60.
2. Вардомский Л.Б. Между глобализмом и регионализмом: Проблемы и тенденции регионализации
постсоветского пространства // Полития. 2002. № 1. Весна. С. 65.83.
70
3. Вебер А.Б. Неолиберальная глобализация и ее оппоненты // Полития. 2002. № 2. Лето. С. 22.36.
4. Глинкин А.Н. В поисках компромисса // Лат. Америка. 1997. № 10. С. 6.13.
5. Зонова Т.В. От Европы государств к Европе регионов? // Полит. исслед. 1999. № 5. С. 155.164.
6. История XIX века: В 8 т. / Под ред. Лависса и Рамбо. 2-е изд. М.: ОГИЗ, 1938. Т. 8. 551 с.
7. Костюнина Г.М. Азиатско-тихоокеанская экономическая интеграция. М.: РОССПЭН, 2002. 208 с.
8. European Outline Convention on Trans-frontier Co-operation Between Territorial Communities or
Authorities. Strasbourg, 1989. May. 27 р.
9. Fayо A. APEC and the new regionalism: GATT compliance and prescription for the WTO // Law and
Policy in International Business. 1996. Vol. 28, N 1. Р. 164.189.
10. Jacobson H.K. Networks of Interdependence. International Organizations and the Global Political
System. N. Y.: Alfred Knopf, 1979. 378 р.
11. Kawabe Toshio. The role of the Northeast Asian Economic Zone on the proposal of the new pacific
community // Northeast Asia Economic Zone.s Perspective on the New Pacific Community Proposal / Ed.
Jeong-Ha Woo. Seoul: The Association for Northeast Asia Economic Cooperation, 1994. Р. 157.181.
12. Robson P. Economic Integration in Africa. L.: George Allen and Unwin Ltd., 1968. 320 р.
13. Satoru Nakamoto. The reality and future of NAFTA // Osaka City Univ. Economic Rev. 1996. Jan.
Vol. 31, N 1.2. Р. 63.74.
14. Shin Joe Kang. Economic Integration in Asia. Hamburg: Verl. Weltarchiv Gmbh., 1969. 82 р.
15. Sobhan R. Growth zones in South Asia: potential and feasibility // Asia-Pacific Development J. 2000.
Vol. 7, N 1. P. 23.41.
16. Summit of the Americas Strategic Programs. The Agenda of the IDB. Quebec, 2001. April, 19.
P. 1.19.
17. Than M. The experience of growth zones in South-East Asia: Indonesia-Malaysia-Singapore // AsiaPacific Development J. 2000. Vol. 7, N 1. P. 43.59.

Больше информации

Статьи о России


 

 


Copyright © 2005-2009 Защита сайта от бана. Учёт кликов из любых источников