Главная страница
Экономика
Статьи
Маркетинг
Менеджмент
Инвестиции

НОВЫЙ ГОД В КИТАЕ, КОРЕЕ, ЯПОНИИ И РОССИИ

Евгения Григорьевна БЕЛАЯ, аспирантка ДВГТУ
В исследовании М.В. Крюкова и Р.Ш. Джарылгасиновой, посвященном обрядам и обычаям празднования Нового года у народов Восточной Азии, высказана идея
о давно сложившейся общей народной модели празднования Нового года в Китае,
Корее и Японии, по значению схожей с российскими представлениями. Среди функций новогоднего праздника как ведущей даты календаря авторы выделяли прежде
всего подготовительную функцию, а также стремление предугадать судьбу урожая
и погоду в наступающем году, обеспечить благополучие хозяйства и здоровье всем
членам семьи (3, с. 233).
Э. Гюмбер первый дал фундаментальное описание подготовки и празднования
японского Нового года в своей книге «Живописная Япония» в 1870 г. (2, с. 349—359).
В фундаментальном исследовании «Обряды, обычаи и их социальные функции в Корее» Ю.В. Ионова описывает историко_этнографические обряды и обычаи корейцев, связанные с основными вехами жизни человека и его отношением к природе
(5, с. 11—30). В работе М. Ефимова «Японские вертикали», посвященной современному быту японцев, проводится мысль о том, что смысл магических действ в новогодний праздник в модернизированной Японии уже значительно утрачен (4, с. 4—9).
Выбранная автором тема связана именно с русской, корейской, японской и китайской культурой, потому что существует довольно тесный контакт России со странами Восточной Азии во многих сферах. Элементы традиционной праздничной обрядности в русской, корейской, японской и китайской культуре сохранились и по
сей день, что обеспечивает сплоченность и единство жизненных ценностей этих соседних народов.
В странах Восточной Азии Новый год издревле считается главным, самым радостным, торжественным и продолжительным праздником. Отмечают его в соответствии с принятыми в каждой из этих стран лунными календарями.
В Китае архаическими формами празднования Нового года были праздники
«Чжа» и «Ла». «Чжа» посвящались земледельческим богам и включали в себя жертвоприношения животных, красочные экзотические процессии и разного рода игрища. Празднества «Ла» ориентировались на поклонение предкам и домашним божествам. Хронологическая и содержательная близость этих двух праздников способствовала тому, что в середине I тыс. до н.э. в процессе образования единой
китайской цивилизации они слились в один праздник «Ла» (3, с. 12—13). В древности новогодние празднества продолжались в течение всего первого месяца года,
и еще в VI в. в последнюю ночь месяца древние китайцы совершали характерный
для встречи Нового года очистительный обряд, освещая факелами двор, чтобы окончательно изгнать злых духов.
Во время этого праздника всюду преобладает красный цвет — цвет солнца, радости. Чисто прибранные дома увешивали веселыми новогодними картинками, нарисованными на красной бумаге, а также двумя изречениями (дуй цзы) с новогодними пожеланиями. Женщины и дети одевались во все красное (вплоть до чулок
и обуви). Женщины носили на голове красные цветы из бархата или шелка. Даже
в самых бедных семьях родители дарили дочерям красный шнурок для косы. Существовало поверье, что злые духи боятся красного цвета, поэтому перед Новым
164 ___ _ __• 2005 •№ 4
годом на самые различные предметы наклеивали красные полоски бумаги. Крестьяне за несколько дней до праздника покупали квадратные листки красной бумаги,
на которых золотой тушью были написаны иероглифы с пожеланием счастья и богатства. Такие листки бумаги наклеивались на двери дома, домашнюю утварь, а также
на сельскохозяйственный инвентарь: плуг, борону, мотыгу. Перед Новым годом со
стен снимались все старые бумажные талисманы и вместо них наклеивались новые.
На притолоку двери вешали пять длинных полосок бумаги, символизировавших «пять
видов счастья»: удачу, почет, долголетие, богатство и радость (3, с. 18—20).
Обязательными атрибутами встречи Нового года считались разнообразные по
форме декоративные фонари. Особенно популярны четырех_ и шестигранные, обтянутые цветной материей газовые светильники с различными рисунками. В канун
праздника они развешивались в каждом доме. Очень любили китайцы фонари с изображением драконов, их держали в руках при исполнении танца. На исходе старого
и в начале нового года суеверные люди принимали все меры, чтобы помешать влиянию злых духов и расположить к себе добрых.
Многочисленные обряды традиционного празднования Нового года в Китае
ушли в прошлое. Магическая составляющая праздника в настоящее время утратила свое прежнее значение, а на первое место вышла развлекательная и эстетическая
его сторона. С переходом китайской культуры в индустриальную стадию развития
традиционная семантика Нового года начинает утрачиваться.
В жизни корейцев календарные даты новогоднего праздника в различные периоды истории страны приходились на первый, пятый, десятый и одиннадцатый месяцы лунного календаря. Корейские источники позволяют установить, что начало
празднования Нового года в первом месяце относится к середине VII в. В летописи
«Самкук саги» имеются свидетельства о том, что весной 1_го числа 1_го месяца 651 г.
в зале Човон от чиновников принимал новогодние поздравления ван, и с этого времени установился обычай поздравления с Новым годом (5, с. 97). Новогодние обряды и ритуалы были детально разработаны и регламентированы по китайскому образцу в соответствии с конфуцианской идеологией. Источники свидетельствуют, что
Новый год оставался придворным праздником и в XVIII в. Вплоть до конца XIX —
начала XX в. в Корее существовала традиция, согласно которой специальные чиновники (как правило, историографы и астрологи) составляли календари на будущий
год ко дню зимнего солнцестояния, которые помещали в футляры желтого или белого цвета и подносили вану. Во дворце на календарях ставилась личная печать вана.
После этого они вручались высшим чиновникам, которые, в свою очередь, раздавали копии этих календарей подчиненным, друзьям, родственникам как подарок по
случаю дня зимнего солнцестояния. В конце XIX в., а точнее с 1895 г., в Корее была
введена григорианская система летосчисления, однако еще долго сохранялись и частично сохраняются до наших дней традиционные системы исчисления времени, а соответственно — и обычаи, и обряды, связанные с празднованием Нового года.
Новогодний праздник состоял из сложного комплекса обрядов, обычаев, отражающих как хозяйственно_трудовую практику народа, так и его религиозные синкретические представления. Значительную часть новогодней обрядности составляли
церемонии, регулировавшие социальные нормы поведения и взаимоотношений, такие как распределение ролей по социально_половому признаку, порядок взаимных
приветствий и посещений, обмен подарками. Новогодние торжества приходились на
середину периода между зимним солнцестоянием и весенним равноденствием, что
по европейскому календарю соответствует периоду с 20 января по 20 февраля.
Празднование Нового года у корейцев было одним из самых продолжительных,
оно длилось 15—20 дней. Занятия в присутственных местах прекращались за несколько дней до Нового года и возобновлялись не ранее 8_го числа 1_го месяца.
В 1895 г. число отпускных дней было уменьшено до четырех (канун Нового года и три
первых дня 1_го месяца). Среди новогодних обычаев было много суеверий, связанных с определенными днями. Начиная с первого дня первого новогоднего месяца, счет дней вели не по порядковым числам, как было принято, а по циклическим знакам, и каждый день назывался по имени соответствующего животного:
___ _ __• 2005 •№ 4 165
мыши, быка, тигра, зайца, дракона, змеи, лошади, овцы (причем в простонародье
день овцы был известен как день паука), обезьяны, курицы, собаки, свиньи. Дни,
которые назывались в честь животных, имеющих шерсть, именовались «волосатыми днями», а бесшерстных — «безволосыми днями». Если первый день Нового года
выпадал на «волосатый день», то это вселяло надежду на хороший урожай, если же
на «безволосый», то было плохим знаком, предвещавшим в наступавшем году недород (5, с. 98.).
Во второй день Нового года существовал обычай прятать всю обувь в доме.
Его происхождение было связано с поверьем, что ночью в дома проникал некий злой
дух (ночной вор) и в каждом доме примерял детскую обувь. Ту, которая ему подходила, он забирал с собой; владельцу исчезнувшей обуви это грозило неудачами в течение всего года. Обувь прятали, чтобы предотвратить несчастья, и рано гасили свет.
Перед воротами натягивали соломенный жгут, на дверь вывешивали мелкое сито,
чтобы задержать ночного посетителя. Предполагалось, что дух заинтересуется ситом и начнет считать на нем многочисленные дырочки, а тем временем наступит
рассвет, пропоют петухи, и дух исчезнет.
С другими днями Нового года также были связаны различные приметы. Так,
в день мыши в деревнях устраивали «игры мышиного огня». Крестьяне разводили
в поле костры и сжигали сухие травы, дабы удобрить землю для предстоящих весенних работ. Существовало поверье: если вечером этого дня начать стучать в ступку,
то мыши_самцы утратят семя, а значит, мышей будет мало, и они не нанесут большого урона хлебам. Кроме того, огню придавалось магическое значение — способность воздействовать на плодородные почвы, растения и скот.
В день тигра крестьяне остерегались контактов с людьми: сами не ходили в гости и никого не принимали. Особенно это относилось к женщинам, которые вообще не выходили из дома. Предполагали, что если кто_нибудь выйдет из дома для естественных потребностей, то он сам или его родственники будут съедены тигром.
В день зайца все работы по дому, включая приготовление пищи, топку очага
и другие, выполняли мужчины. Это было связано с поверьем: если женщина выйдет первой из дома, то ее судьба будет несчастливой, и беды будут посещать дом в течение целого года. В этот день было принято дарить подарки, сделанные из дерева.
В день зайца к руке или к поясу подвязывали скрученную нить — «нить жизни». Считалось, что она приносит счастье и продлевает жизнь, поэтому с ней не расставались и она всегда находилась при владельце.
В день змеи не расчесывали и не стригли волос. Согласно поверью, если кто_то
пренебрегал этим правилом, то в дом могла заползти змея, с которой у корейцев
были связаны различные суеверные представления: ее считали переродившимся драконом. В древности змея играла роль одного из главных духов_покровителей шаманов. Змей, заползших в дом, не убивали, им поклонялись и приносили пищу. Если
же змею по разным причинам приходилось убить, то ее сжигали.
В день дракона жены и дочери крестьян соревновались, кто раньше утром поднимется и зачерпнет из колодца воды, в котором, как они верили, ночью дракон откладывал яйца. Если женщина окажется счастливой и выловит из колодца яйцо,
а затем приготовит его с рисом, то для семьи весь год будет сытым. Женщина, прибегавшая первой, бросала в колодец пучок рисовой соломы, давая таким образом
знать своим подругам, что яйцо уже выловлено. 16_го числа 1_го месяца старались
не выходить из дома, так как считалось, что в этот день особенно возрастала активность злых сил и демонов (5, с. 104—107).
Накануне Нового года все обменивались только одним поклоном — последним
приветствием уходящего года. Утром Нового года каждый глубоким поклоном приветствовал своих родителей, всех родственников и знакомых. Дети обходили дома
и кланялись взрослым мужчинам. Глава семьи давал детям каштаны, фрукты, мелкие монеты. Считалось, если не соблюсти этот древний обычай — значит надолго
поссориться с окружающими.
Во время приема гостей каждый из присутствовавших занимал определенное место. Так, если хозяин и гость были чиновниками одной степени, то гость садился
166 ___ _ __• 2005 •№ 4
лицом на восток, а хозяин — на запад. Когда собиралось много гостей, то почетнейшие из них садились, обращаясь лицом на юг; первым местом считалось ближайшее от хозяина, сидящего на восточной стороне. Простолюдины садились при этом
лицом на север. Женщины собирались отдельно в своих комнатах (5, с. 100).
Традиционный японский календарь является лунно_солнечным. Считается, что
он был введен в Японии в VII в. по китайскому образцу. Согласно этому календарю
первый день первой луны и соответственно начало года совпадали с новолунием,
отсюда и название «день истока» (1, с. 125). Григорианский календарь был введен
в Японии в 1873 г. Сначала его использовали во всех государственных учреждениях
и школах. Постепенно большинство народных праздников, например календарных,
было перенесено, и теперь Новый год в Японии празднуется 1 января, в более холодное время года, чем прежде, что, однако, существенно не изменило обычаев обрядности.
В представлениях японцев рубеж перехода от одного года к другому — особенное, сакральное время. Это период «разрыва» временного потока, открытого противостояния добрых и злых духов и божеств, тот миг, когда живущие соприкасаются с миром предков, с невидимой, но важной сферой, откуда наряду с добрым,
покровительствующим началом идет начало темное, стремящееся навредить, внести сумятицу, сотворить зло. Своеобразная и вечная диалектика — неразрывная
связь добра и зла. Важной чертой традиционной японской культуры является акцент на органичную связь человека и природы.
В Японии принято готовиться к празднику вдумчиво, неторопливо и церемонно. Уже за месяц жители Страны восходящего солнца начинают шить новое кимоно и собирать подарки родным и друзьям. В последние три дня декабря на Японских островах никто не работает, так как в это время японцы по традиции устраивают
праздник в честь душ умерших предков и богов, спускающихся с Фудзиямы.
Обрядами поклонения предкам японцев руководит глава семьи. Женщины не
имеют права даже присутствовать на этих церемониях. Во время исполнения обрядов да и во время «прихода» предков как бы осуществляется коммуникативная функция новогоднего праздника, воссоединяющая прошлое, настоящее и будущее семьи. Обряды поклонения предкам сложны: здесь были угощения, моления, почитания. Они продолжались в течение первых дней Нового года.
Ритуалы, восходившие к культу предков, связаны с обрядами подавления темных сил, противостояния им. Злые духи особенно опасны в ночь с первого на второй день Нового года. Японцы, как и китайцы, считают, что грохот хлопушек «отгоняет» темные силы, не давая им проникнуть внутрь дома. Существует также
традиция в ночь с первого и на второй день класть под подушку картинку с изображением семи богов счастья. Картинки не только дарили «счастливый» сон, но и отгоняли злых духов.(7, с. 130).
К защитной функции обрядов, призванных противостоять губительным силам,
восходят маски, которые используют во время новогодних развлечений и представлений. Выступление ряженых изображало как сами темные силы, так и начало, им
противостоящее, их побеждающее, показывало борьбу добра и зла.
В предновогодней обрядности особое место отводилось украшению и уборке
жилища, которую можно без преувеличения назвать генеральной уборкой дома от
копоти, сажи и пыли, накопившейся за несколько месяцев. Она имела специальное название «очистка от сажи и копоти» (сусухэраи, сусухаки). Бытовала традиция,
согласно которой бамбуковую метелку по окончании уборки привязывали к коньковому брусу и там она хранилась до следующею года.
Во время уборки жилищ каждый уголок в доме тщательно вымывался и очищался, вся мебель выносилась, татами снимались и выколачивались, а иногда заменялись новыми. Отовсюду сметали сажу и копоть, добирались до чердаков, одеяла
и одежду выносили на солнце и проветривали.
Горожане, вымыв и вычистив свои дома, выносили свою утварь на улицу, все
тротуары были завалены циновками, ширмами, столиками с бронзовой и фарфоровой посудой, которую после чистки вновь заносили в дом. В богатых семьях са___ _ __• 2005 •№ 4 167
мую черную работу выполняли слуги, заканчивавшие ее шумными проявлениями
радости. Существовал обычай обязательного сжигания мусора, собранного неподалеку от жилища. Несомненно, что предновогодняя уборка жилищ помимо чисто гигиенических и эстетических целей имела и магический смысл, об этом свидетельствует и тот факт, что уборку старались проводить всей семьей. Чистое жилище
должно было принести благополучие и процветание для его обитателей. Не случайно
в средние века для уборки выбирали обязательно «счастливый, благоприятный»
день. Магическое значение имели свежие ветви и листья бамбука, из которых делали метелки для смахивания копоти и пыли. В этом случае ветви и листья бамбука
символизировали благоденствие и счастье (6, с. 91).
Квартиры обычно старались украсить до 28 декабря кадома_цу (букетом из трех
стволов бамбука и ели, установленных на основании из рисовой соломы). На специальной веревке из рисовой соломы развешивались мандарины, сухие водоросли
и другие украшения, которые, как считают японцы, приносят счастье. Можно сказать, что канун Нового года посвящен в основном обрядам, призванным обеспечить
благополучие семьи и ее членов. В полночь 31 декабря по телевизору идет репортаж, запечатлевший 108 ударов гонга. Считается, что у человека может быть шесть
пороков: жадность, злость, глупость, легкомыслие, нерешительность и алчность.
Каждый из них в свою очередь имеет 18 различных оттенков. Во время ударов колокола происходит очищение от пороков. С последним ударом полагается лечь
спать, а перед рассветом выйти на улицу и встретить Новый год с первыми лучами
восходящего солнца. Этот обряд придает особый смысл очистительной и оградительной функции новогоднего праздника. Затем начинается дегустация «тосикоси
соба» — длинной и тонкой лапши. При этом лапшу следует втягивать в рот целиком: тот, кто ее разрезает, якобы укорачивает свою жизнь. Этот обычай символизирует долголетие и возрождение Японии после второй мировой войны (2, с. 27).
Раньше японцы всю ночь не спали, ожидая посещения богов. Сейчас они идут
в храм, чтобы навестить их на рассвете. По дороге покупают стрелы, которые якобы убивают злых духов, «медвежью лапу» из бамбука, чтобы загребать себе счастье
и благоразумие, а также маски и предсказания, записанные на небольших бумажных свитках. Чтобы загаданное желание исполнилось, нужно также приобрести
изображение монаха Барума, который, как считается, приносит процветание в дом.
Он изображается без глаз. Японец, загадывая желания, рисует ему один глаз, а когда оно исполняется — второй. Празднование в этот день заканчивается торжественным обедом.
После встречи Нового года праздник длится еще 15 дней. Но именно встреча
и подготовительная часть новогоднего праздника являются самыми важными в жизни японцев, потому что его обрядовая часть имеет оградительную, искупительную
функцию защиты и процветания семьи.
Началом Нового года предки нынешних россиян считали момент возрождения
солнца — время зимнего солнцеворота.
После обращения в Х в. Руси в христианство православная церковь вела ожесточенную борьбу с язычеством, вытесняя его христианской символикой и обрядами. В результате древний славянский праздник современные исследователи восстанавливают фрагментарно, выявляя его подлинную картину через пережитки язычества в христианстве.
С 1348 г. в Древней Руси Новый год официально стали праздновать в марте
и в сентябре (так называемый «церковный» год). Со временем праздник в честь рождающегося солнца соединился с христианскими праздниками: Святками (24 декабря) и Рождеством Христовым (7 января). Поскольку дата празднования Нового года
с приходом христианства изменилась, иной стала и праздничная атрибутика. Новогодний праздник входил в цикл сельскохозяйственных работ, поэтому земледельческим так и остался. Наступление Нового года обращало мысль пахаря к весенним
работам, и обрядовые песни носили аграрно_магический характер (8, с. 27).
Истоком традиции празднования Нового года был обряд поклонения славянскому скотоводческому богу Велесу. К нему обращались с просьбами о даровании
168 ___ _ __• 2005 •№ 4
домашнему скоту плодовитости. Звериные маски, которые использовали ряженые
во время святочных гуляний, ведут свое происхождение от ритуальной одежды древних жрецов. Последний раз такой Новый год был отпразднован 1 сентября 1698 г.,
а затем по указу Петра I началом года стали считать 1 января.
Следует отметить, что при Петре I понятие Нового года резко отличалось от славянских «святок». У Петра I временной календарь не связан ни с трудовой деятельностью человека, ни с природными изменениями. У древних славян, напротив,
«святки» были тесно связаны с природой. Новогодние ритуалы наших предков так
или иначе воспроизводили миф творения. В их представлениях мир под Новый год
творился заново.
Единственным праздником, который сохранили большевики, был Новый год.
Первый советский Новый год (1918 г.) В.И Ленин и Н.К. Крупская встречали вместе с рабочими Выборгской стороны у елки с Дедом морозом и Снегурочкой. Сохранился также обычай ходить по домам в новогодние дни с колядками.
В послепетровской России Новый год стал приобщаться к европейской традиции и приобрел характер сугубо светского праздника. Смысл аграрного характера
в обрядовых песнях, гаданиях утратил свою значимость. Со временем праздник впитал в себя немало примет и обычаев других народов. В частности, праздник дня сегодняшнего приобрел многие черты восточных календарных обычаев, в том числе
и китайских.
Новый год в Китае, Корее, Японии и России — праздник строго семейный,
и каждый китаец, кореец, японец и русский стремится провести его в кругу родных.
Издревле все члены семьи получали возможность простить друг другу старые обиды. Каждый связывает с Новым годом надежды на будущее семейное счастье, здоровье и благополучие. Считается — как встретишь Новый год, так он в будущем
и сложится.
Новогодний праздник до сих пор имеет огромное значение. Это, очевидно,
предопределено тем, что в нем на протяжении веков наряду с появлением новых
обычаев и обрядов сохранялись традиции прошлого, при этом нередко «новое» находило аналог в «старом», а «старое» продолжало бытовать, получив новое осмысление, значение.
Многочисленные обряды традиционного праздника канули в лету, и магическая составляющая в настоящее время утрачивает свой сакральный смысл, на первое место выходят его развлекательная и эстетическая стороны.
ЛИТЕРАТУРА
1. Арутюнов С.А., Джарылгасимова Р.Ж. Японцы // Календарные обычаи и обряды народов
Восточной Азии. М.,1985. С. 117—168.
2. Гюмбер Э. Живописная Япония. СПб.,1870. С. 414.
3. Джарылгасимова Р.Ж., Крюков М.В. Календарные обычаи и обряды народов Восточной Азии:
Новый год. М., 1985. С. 264.
4. Ефимов М. Японские вертикали. М., 1987. С. 239.
5. Ионова Ю.В. Обряды, обычаи и их социальные функции в Корее: середина XIX — начало
XX в. М., Наука, 1982. С. 232.
6. Итс Р.Ф. Введение в этнографию. Л., 1974. С. 158.
7. Кавко А.П. Японские реалии. Владивосток, 1970. С. 127—134.
8. Кочешков Н.В. Нравы. Обычаи. Традиции народов зарубежной Восточной Азии. Владивосток, 1995. С. 48._

Больше информации

Статьи о России


 

 


Copyright © 2005-2009 Защита сайта от бана. Учёт кликов из любых источников