Главная страница
Экономика
Статьи
Маркетинг
Менеджмент
Инвестиции

ПРИОТКРЫВАЯ ЗАВЕСУ ТАЙНЫ*

Монография супругов Сигрэйв посвящена своего рода «коллективному
портрету» императорской власти в Японии после событий 1868 г., в результате
которых политическая власть в стране перешла из рук сёгуната Токугава в руки
императорского двора, на протяжении многих столетий оттесненного от реаль$
ного управления государством. В книге рассматриваются политическая роль
и политическое влияние четырех правящих императоров (Мэйдзи, Тайсе, Сева
и Хэйсэй) и нынешнего наследного принца Нарухито. Вряд ли следует доказы$
вать актуальность данного исследования. Укажем лишь на две причины злобо$
дневности актуализации темы, связанной с актуализацией функционирования
института монархии в Японии. Во$первых, не исключено, что роль императо$
ра в политическом механизме современной Японии будет возрастать, что свя$
зано с крайней непопулярностью исполнительной власти в стране, ее сильной
коррумпированностью и слабой эффективностью. Во$вторых, многие факты,
связанные с деятельностью императорской семьи, остаются тайной за семью
печатями. До сих пор государственной тайной в Японии является многое из
того, что вызывает ряд вопросов, и в первую очередь о причастности императо$
ра Хирохито (Сева) к агрессивным действиям Японии против стран Дальнего
Востока и ЮВА и его персональной ответственности за развязывание войны
против США в декабре 1941 г., вылившейся в расширение ареала второй миро$
вой войны за пределы Европы. С сожалением приходится констатировать, что
в отечественной историографии очень мало работ, посвященных институту
императорской власти в Японии, к тому же они отличаются весьма скромными
масштабами. (Единственная в послевоенный период небольшая монография
«Культ императора в Японии», автором которой является Т.Г. Сила$Новицкая,
была опубликована в 1990 г.).
Решению многих масштабных задач, поставленных в монографии Стерлин$
га и Пегги Сигрэйв, способствовало расширение источниковой базы, на кото$
рую опираются авторы. В частности, они используют отрывки из дневников
принца Такамацу, брата императора Хирохито, недавно опубликованных в Япо$
нии в восьми томах; материалы из мемуаров принцессы Титибу, супруги друго$
го брата Хирохито, рассматривавшегося в качестве альтернативной фигуры сво$
ему венценосному брату; фрагменты дневников Хирохито. Последние стали
известны только сейчас вопреки усилиям императорского двора по изъятию их
из печати.
Привлечение новых источников позволило авторам приоткрыть завесу над
многим из того, что до недавнего времени составляло тайну политической ис$
тории Японии. Убедительность рецензируемому исследованию придает и пос$
ледовательно либеральная позиция авторов, хотя с ней связаны и определенные
издержки. Одна из таких издержек — это известный налет публицистичности,
* Сигрэйв Стерлинг и Пегги. Династия Ямато. М.: Изд$во АСТ$Люкс, 2005. 494 с.
164 ?INNE? E ATP• 2006 •№ 1
ставящий под вопрос ряд выводов и формулировок книги. Тем не менее новиз$
на монографии бесспорна. Это касается как фактологической стороны иссле$
дования, так и теоретических выводов и обобщений.
Говоря о новизне этих выводов и обобщений, прежде всего отметим пози$
цию авторов в отношении роли императорской власти после революционных
событий 1868 г. в Японии, известных в японской историографии как Мэйдзи
исин, а также ее связи с первой японской конституцией, принятой в 1889 г. Ав$
торы убедительно показали, что институт императорской власти в Японии пос$
ле приведения его к власти был очень слаб, не укоренен в политической систе$
ме, и его приходилось укреплять искусственно, к чему приложили большие
усилия представители новой олигархии в Японии, в первую очередь выходцы из
княжеств Сацума и Тесю. Довольно подробно описана роль виднейших олигар$
хов второй половины XIX в. Кидо Такаеси, Окубо Тосимити, Сайго Такамори,
Ито Хиробуми, Ямагата Аритомо. Политическое влияние всесильного Ито Хи$
робуми, сосредоточившего в своих руках главные нити государственного управ$
ления в Японии с 80$х годов XIX в., становится более выпуклым благодаря тому,
что авторы показали основу дружеской расположенности императора Мэйдзи
к олигарху № 1 конца XIX — начала XX в. Оказывается, Ито был собутыльни$
ком Муцухито (светское имя императора Мэйдзи).
С учетом изложенного авторами материала представляется убедительным
их вывод о связи конституции 1889 г. с системой императорской власти: консти$
туция лишь «рационализировала» органы государственной власти, сформиро$
вавшиеся после Мэйдзи исин (с. 95). Добавим, что важным рубежом в форми$
ровании политической системы в Японии была ее европеизация в 80$е годы,
осуществленная Ито Хиробуми. Здесь же необходимо отметить еще один бес$
спорный вывод авторов относительно связи синтоизма и института император$
ской власти в Японии. Они совершенно справедливо указывают, что мистичес$
кая аура сына неба «помогла создать видимость решающей роли императора
Мэйдзи в принятии политических решений» (с. 77). Авторы акцентируют вни$
мание на том, что Муцухито (император Мэйдзи) стал главой государства, но не
главой правительства (там же). От себя добавим, что нами уже указывалось
в других работах двоякая роль императоров Японии после Мэйдзи исин как
глав религиозного культа синтоизма и глав политической системы, что прида$
вало императорской власти дуальный характер. Последняя сочетала в себе эле$
менты бюрократической монархии и теократической монархии, характерные
для архаической политической культуры. Без уяснения этого невозможно по$
нять вопрос о политической ответственности последних императоров династии
Ямато, в которой доминировал аспект общей моральной ответственности, а не
политической ответственности за принятие конкретных решений.
Новизной концепции императорского института в Японии является убеди$
тельно показанные авторами монографии разнообразные связи императорской
семьи с христианской религией. Отметим попутно, что в отечественной исто$
риографии этот вопрос вообще не поднимался и проблема «Императорская
семья и ее окружение — христианство» также не рассматривалась. Тем инте$
реснее материал, который приводят в монографии Стерлинг и Пегги Сигрэйв.
Они показывают, что императорское окружение и многие деятели политическо$
го мира в Японии были связаны с американскими квакерами. Особенно впечат$
ляющим выглядит тот факт, что мать императора Хирохито, императрица Сада$
ко, обладавшая большим политическим влиянием, возможно, была скрытой
?INNE? E ATP• 2006 •№ 1 165
христианкой. Во всяком случае, она поддерживала тесные связи с американ$
скими квакерами, была подругой жены посла США в Японии Джозефа Грю,
благодаря чему посольство США могло из первых рук получать информацию
о позиции японских правящих кругов по актуальным политическим вопро$
сам. Небезынтересно, что жена возглавлявшего ряд послевоенных кабинетов
министров Японии Есида Сигэру была христианкой, имевшей значительное
влияние на своего мужа. Факты о влиянии христианских кругов на правящий
механизм Японии, приводимые авторами, заслуживают пристального внима$
ния, а сама проблема «Христианство — политический мир в Японии» — даль$
нейшего изучения. Вполне возможно, что роль христианства в политической
истории Японии новейшего времени является недооцененной.
Особый интерес представляет дискуссионный не только в исторической
науке, но и в политическом мире вопрос об ответственности императора Хи$
рохито за развязывание агрессивных действий Японии в период 30—40$х годов
XX в. Хорошо известно, что японский император, несмотря на настояния
СССР и решение американского конгресса, не был привлечен к суду Токий$
ского трибунала. Более того, он даже не участвовал в деятельности Токийско$
го трибунала как свидетель. Вопрос о политической ответственности японско$
го императора за развязывание войны до сих пор вызывает неоднозначную
реакцию как у политологов, так и у историков. Хорошо известно, что сам Хи$
рохито ни разу не подтвердил свою политическую ответственность за агрес$
сивные действия японской военщины. Однако в книге приводятся многочис$
ленные факты, свидетельствующие об обратном. В частности, представляет
большой интерес тот факт, что на первой встрече командующего американ$
ской оккупационной армией в Японии генерала Макартура 27 сентября 1945 г.
с императором Хирохито последний заявил: «Я принимаю на себя всю полно$
ту ответственности за все происшедшее, за все инциденты, имеющие отноше$
ние к обстоятельствам ведшейся Японией войны. Более того, я принимаю на
себя прямую и единоличную ответственность за все действия, предпринятые
во имя Японии каждым японским военным командиром, солдатом и полити$
ком» (с. 27). Это свидетельство является тем более ценным, что гриф секретно$
сти, проливающий свет на содержание беседы Макартура с Хирохито, не снят
и по сей день ни в США, ни в Японии. В силу личной политической заинте$
ресованности генерал Макартур нарушил слово, данное им императору Хи$
рохито, о неразглашении содержания их беседы. Однако авторы монографии
показывают, что американская администрация и в первую очередь генерал
Макартур, приложили большие усилия, чтобы дистанцировать японского
императора от ответственности за развязывание войны, свалив всю вину на
японскую военщину.
Более того, в монографии показано, что курс на дистанцирование от ответ$
ственности за войну и военные преступления американская администрация
распространила на всю императорскую фамилию. Так, избежал суда за военные
преступления член императорской фамилии князь Асака, который лично отда$
вал приказ о расправе над мирным населением китайского города Нанкина,
вошедшей в историю под названием «нанкинская резня». После соответствую$
щей обработки ответственность за «нанкинскую резню» взял на себя генерал
Мацуи, который был приговорен к повешению за несовершенное преступле$
ние, поскольку во время событий в Нанкине он был болен и никаких распоря$
жений не давал.
166 ?INNE? E ATP• 2006 •№ 1
Не понес никакой ответственности за свои действия во время войны и брат
императора Хирохито принц Титибу. Принц Титибу был руководителем опера$
ции «Золотая лилия», благодаря которой японская колониальная администра$
ция вывезла из оккупированных стран ЮВА колоссальные материальные цен$
ности в виде золота и иного рода драгоценностей (с. 274).
Кстати, в монографии достаточно убедительно показана связь принца Ти$
тибу с фашистским движением молодых офицеров в Японии, его активность
в пользу фашистского движения в Японии накануне путча 26 февраля 1936 г.
Представляет большой интерес приводимый в книге факт о том, что в «Группе
контроля», консервативном объединении японского офицерства, доминирова$
ли выходцы их бывшего княжества Тесю. Этот факт — лишнее доказательство
того, что «Группа контроля», вопреки довольно распространенному мнению, не
представляет собой фашистского движения. Она и создана была задолго до по$
явления японского фашизма как политической силы и является скорее продол$
жением консервативной традиции разделения сфер влияния между бывшими
княжествами Тесю и Сацума, заложенной еще в конце 60—70$х годов XIX в.
в политическом мире Японии.
Стоит отметить еще одно достоинство рецензируемой монографии. В ней
показано различие позиций членов императорской фамилии по многим вопро$
сам политической жизни. Так, младший брат Хирохито принц Такамацу после$
довательно выступал против усиления роли военщины в политической жизни
Японии (с. 222). А принц Микаса на заседании Тайного совета заявил, что его
старший брат, т.е. Хирохито, «обязан принять ответственность за поражение
Японии в войне» (с. 328).
Выше уже отмечалось, что последовательный либерализм авторов моногра$
фии приводит их к излишне резким суждениям, что придает безусловно ценно$
му исследованию налет публицистичности. Приведем один из примеров таких
резких суждений. Так, на с. 49 сказано: «…деньги, а не синтоизм — главная ре$
лигия Японии». С подобными суждениями никак нельзя согласиться. В моно$
графии имеется ряд неточностей и ошибок. Так, на с. 114 неверно изложены ре$
зультаты Симоносекского мира, явившегося итогом японо$китайской войны
1894—1895 гг. На с. 276 неосведомленность авторов и невнимательность пере$
водчика привели к тому, что высота «Безымянная» написана с маленькой бук$
вы и тем самым обезличена как некая неопределенная величина. Вообще нуж$
но отметить, что переводчик книги допустил ряд неточностей не только из$за
невнимательности, но и из$за несогласованности с существующей традицией
передачи ряда реалий на русский язык.
Так, Закон о сохранении общественного спокойствия на с. 213 назван «За$
коном о сохранении мира», а на с. 235 общепринятый перевод «Группа импе$
раторского пути» заменен на неуклюжий оборот «Группа пути императора».
Стоит также отметить, что силы СССР в действиях Японии на Халхин$Голе
преувеличены (с. 277), а на с. 90 Сека сондзюку названа «княжеской акаде$
мией», в то время как это была частная школа.
Эти ошибки и погрешности вызывают чувство досады и недоумения. Одна$
ко в целом они не меняют общей высокой оценки монографии, в которой авто$
рам удалось приоткрыть завесу над многими тайнами последних императоров
династии Ямато.
В.В. Совастеев, доктор исторических наук, профессор_

Больше информации

Статьи о России


 

 


Copyright © 2005-2009 Защита сайта от бана. Учёт кликов из любых источников