Главная страница
Экономика
Статьи
Маркетинг
Менеджмент
Инвестиции

ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО И ТЕРРИТОРИАЛЬНЫЕ СПОРЫ

Научная конференция в МГУ
им. адмирала Г.И. Невельского
23—24 октября 2003 г. в МГУ им. адмирала Г.И. Невельского состоялась вторая конференция «Неправительственный диалог о территориальных спорах в АТР»,
проходившая в рамках неправительственной инициативы «XXI век: развитие и сотрудничество в АТР без территориальных споров». В ней приняли участие военные и гражданские, отечественные и зарубежные исследователи-историки, профессионально занимающиеся международными отношениями России на Дальнем
Востоке, а также представители общественных организаций. Людей разных поколений объединил не столько интерес к истории взаимоотношений стран региона,
сколько обеспокоенность процессами, происходящими здесь в настоящее время,
и перспективами экономического, политического, культурного развития Дальнего
Востока, сохранения целостности, самостоятельности российских территорий, утверждения мирного и взаимовыгодного сотрудничества.
При всем различии мнений по отдельным вопросам участники конференции
были единодушны в том, что важная роль в разрешении территориальных конфликтов принадлежит гражданскому обществу, эффективность действий которого
зависит от степени развитости его правовой культуры и информированности.
А.Ю. Плотников, член экспертного совета службы безопасности, в докладе
«Территориальная безопасность и национальные интересы России сегодня» охарактеризовал политическую ситуацию, сложившуюся с начала 1990-х годов. Он отметил, что точки «территориальной напряженности» возникли практически по всему
периметру нынешних сухопутных и морских границ РФ и СНГ. К «традиционным»
претензиям, предъявляемым России, добавились новые. Обозначив наиболее острые проблемы внешней и внутренней политики страны, А.Ю. Плотников констатировал, что «Дальний Восток занимает особое положение, оставаясь катализатором всех негативных тенденций в сфере территориальной безопасности современной
России». При этом докладчик подчеркнул, что в территориальных спорах «…мы
обладаем несомненным преимуществом, которое пока нигде, за исключением «курильского вопроса», не использовано. Оно состоит в том, что в абсолютном большинстве случаев правда — историческая, нравственная и, главное, правовая—
на нашей стороне».
Представитель штаба ТОФ А.Н. Кулинич (Владивосток) выступил с докладом
«Территориальные споры как источник угроз международной безопасности в АТР».
На основании анализа военно-политической ситуации в странах АТР он высказал
мнение о том, что сохранение мира и стабильности во многом зависит от наличия
территориальных споров между государствами региона, поскольку вероятность
применения силовых методов для их решения достаточно высока. Вместе с тем
докладчик отметил возрастающую роль дипломатии «второй дорожки», в процессе которой механизм решения спорной проблемы вырабатывается на неправительственном уровне. Отвечая на вопросы, А.Н. Кулинич подчеркнул террористический характер сепаратистских организаций и опасность для международных
отношений, связанную с их деятельностью.
О.О. Хандогин (Владивосток) в докладе «Некоторые аспекты прогнозирования
международного положения в АТР» предложил на примере конкретной политической обстановки попытаться спрогнозировать ситуацию после вмешательства
140
США во внутренние дела Ирака. Актуальность идеи определяется, по мнению
докладчика, тем, что следствием этого вмешательства стала попытка КНДР создать собственное ядерное оружие.
Сообщение сотрудника отдела международных программ и проектов Президиума ДВО РАН, канд. ист. наук С.Ю. Врадия (Владивосток) было посвящено существующему между Тайванем, КНР и Японией территориальному спору о принадлежности островов Сенкаку/Дяоюйтай. С.Ю. Врадий изложил основные исторические,
географические, экономические и политические причины возникновения спора,
сложность разрешения которого обусловлена тем, что он затрагивает национальные
чувства, самосознание и интересы участвующих сторон. Было отмечено, что, хотя
о принадлежности островов китайские источники упоминают начиная с VI в., в настоящее время проблема статуса архипелага не только не утратила свою остроту,
но и приобрела особую актуальность. Докладчик подчеркнул настоятельную необходимость разрешения вопроса мирными средствами.
Об опыте мирного урегулирования территориальных проблем говорилось в докладе канд. ист. наук Л.В. Забровской (Владивосток) «Пограничные договоры между
СССР и КНДР». В нем подчеркивалось, что с момента установления общей сухопутной границы между Российским государством и Корейским королевством договоры заключались на дружественной основе, без давления извне. Содержание
четырех пограничных договоров, заключенных между СССР и КНДР в 50—80-е
годы XX в., свидетельствует о последовательности позиций этих стран, о развитии отношений взаимопонимания и об отсутствии пограничных споров или недоразумений между ними.
Широко обсуждалась на конференции проблема Курильских островов. В докладе «Проблема Южных Курил в свете концепции национальной безопасности
Российской Федерации» д-р юр. наук, директор Центра региональных правовых
проблем и вопросов национальной безопасности Южно-Сахалинского института
экономики, права и информатики В.К. Митрохин акцентировал внимание на том,
что в концепции национальные интересы России рассматриваются как долгосрочные и определяющие основные цели, стратегические и тактические задачи внутренней и внешней политики государства. Докладчик выразил сожаление относительно действий российской политико-экономической элиты, которые привели
к возникновению напряженности на границах, спровоцировали притязания ряда
стран на российские территории. Он подчеркнул необходимость соблюдения принципа преемственности конституционных норм, определяющих национальную безопасность России, приоритета норм Конституции Российской Федерации над иными правовыми нормами, а также федеральных правовых норм над нормами
субъектов Российской Федерации. По мнению В.К. Митрохина, особое значение
имеет устранение неопределенности России как правопреемника СССР в рамках
Сан-Францисского договора 1951 г. по территориальным вопросам, безотлагательное
положительное решение на конституционном уровне вопроса о незаконности изъятия территории субъекта федерации без его согласия.
Оживленный интерес участники конференции проявили к выступлению «Цена
передачи Курильских островов Японии» Б.И. Ткаченко (Владивосток). Указав на
последствия возможной утраты Россией Курильских островов, докладчик отметил
недопустимость политики односторонних, ничем не оправданных уступок, в результате которых в жертву иностранным державам приносятся коренные интересы
народов России, подчеркнул неоправданность приоритета общечеловеческих потребностей над интересами российского народа. По мнению Б.И. Ткаченко, передача Южно-Курильских островов Японии именно это и будет означать, поскольку
создаст серьезную угрозу национальной безопасности России, под которой «понимаются потенциальные угрозы политическим, социальным, экономическим, военным, экологическим, духовным и иным ценностям нации и государства». Отвечая
141
на заданные вопросы, Б.И. Ткаченко указал на неизменность своей позиции, ее
соответствие международным правовым документам и то, что всегда рассматривал Курильские острова не как «трофей», а как «плату» США России. Докладчик
пояснил, что эти территории действительно принадлежали Японии, но были изъяты. В настоящее время следует исходить из универсальных норм международного
права, предусматривающих изъятие территорий у стран-агрессоров, и существующего Сан-Францисского мирного договора, а не подменять политико-правовой вопрос вопросом исторических изысканий.
Продолжительную напряженную дискуссию вызвало выступление «Кому принадлежат Курилы?» частного предпринимателя А.В. Чечулина (Комсомольск-наАмуре). Считая территориальные изменения в целом нормальным процессом, он
подчеркнул необходимость их закрепления международным правом. По мнению
докладчика, при разрешении территориального спора между Россией и Японией
особое значение имеют историко-политический и юридический аспекты проблемы, а также общественное мнение. В связи с этим А.В. Чечулин выразил сомнение, что существующее в настоящее время общественное мнение способствует
разрешению проблемы Курильских островов, потому что знания людей не соответствуют исторической действительности. В соответствии с международным правом, полагает г. Чечулин, четыре южнокурильских острова не могут считаться
российской территорией, их нужно вернуть Японии. Это не только вполне согласуется со статьями Конституции о территориальной целостности России, но и к тому
же экономически выгодно для России.
Позицию А.В. Чечулина поддержал другой частный предприниматель В.В. Александров, поделившийся с участниками конференции своими размышлениями о том,
«Как разрубить „курильский узел“?». Он подчеркнул, что в решении этого вопроса очень важную роль играет российское общественное мнение, которое за долгие годы советской власти сформировано против возврата островов Японии. Россияне ошибочно полагают, что острова Итуруп, Кунашир, Шикотан и Хабомаи
являются законной и исконно российской территорией. На самом деле, заметил
В.В. Александров, хотя Япония и была агрессором, но не нападала на Россию,
соблюдала свои обязательства, связанные с пактом о нейтралитете. Именно Россия нарушила пакт, начала войну против Японии, и вместо того, чтобы вернуть
под свою юрисдикцию южную часть Сахалина, которую когда-то Япония завоевала у нас, начала территориальную экспансию и оккупировала Курильские острова. Мнение В.В. Александрова: «Не только четыре южных курильских острова, а все
Курильские острова и южная часть Сахалина принадлежат России незаконно, хотя
отбирать их у нас никто не собирается. Но, если мы с вами хотим быть нормальными, порядочными и цивилизованными людьми, а не дикарями, не уважающими
ни себя, ни соседей, ни международное право, то четыре острова, в отношении
которых до сих пор нет никакой определенности, необходимо вернуть».
Исполняющий обязанности руководителя лаборатории изучения общественного
мнения Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока
ДВО РАН Е.А. Плаксен (Владивосток) охарактеризовал основные позиции по вопросу о Курильских островах, динамике баланса между ними и подчеркнул, что,
решая проблему, необходимо отойти от двойных стандартов и обсуждать ее дискурсивно, без лишних эмоций. По мнению Е.А. Плаксена, компромисс в данном
случае нежелателен, ибо за ним всегда следует реванш. Должен быть найден консенсус. Он высказал мысль о необходимости произвести полную демилитаризацию Хоккайдо и всех Курил. Кроме того, Е.А. Плаксен ознакомил конференцию
с результатами опроса общественного мнения, проведенного среди участников форума 2002 г., которое по ряду критериев совпало с мнением населения. При этом
он отметил, что общественное мнение — это характеристика только одного среза
социума, что политические проблемы никогда не решало большинство.
142
В докладе «Экономическое сотрудничество — единственный путь решения российско-японских политико-правовых проблем» В.К. Митрохин, отметив сильные
и слабые стороны российской и японской позиции в территориальном споре о Курильских островах, подчеркнул, что мировой опыт показывает: территориальные разногласия не разрешаются просто на основе юридических доказательств или общих
принципов справедливости. Для достижения согласия необходим комплекс серьезных экономических, политических, стратегических оснований. Одним из важнейших
путей к этому и является экономическое сотрудничество между странами на основе
статус-кво государств, установившегося после второй мировой войны.
Е.К. Верещагина (Владивосток) выступила с сообщением «Некоммерческая
общественная организация как организационная форма осуществления политики народной дипломатии». На примере работы клубов при Японском центре во
Владивостоке она попыталась аналитически обобщить опыт практической деятельности НКО, подчеркнув возможность его использования в деятельности российских НКО как формирующихся институтов гражданского общества на Дальнем Востоке России.
Большое внимание участники конференции уделили «китайской теме». К.С. Лощилов (Биробиджан) предложил экскурс в «Общеисторическую проблематику
российско-китайских территориальных отношений», указав, что проблема территориального размежевания существует в межгосударственных отношениях уже
несколько столетий. Ряд договоров с Россией рассматриваются китайской стороной как «неравноправные», отторгающие китайскую территорию. Докладчик отметил, что в настоящее время не только многие китайские ученые считают, что
с середины XVII в. Россия начала вторгаться в принадлежащий их стране бассейн
р. Хэйлунцзян (Амур) и стала опасным северным соседом, а в XIX в. — главным
участником раздела Китая. Но и рядовой китаец убежден: северная и северо-западная периферия в прошлом была отторгнута в результате агрессии. К.С. Лощилов считает, что территориальный спор должен быть разрешен совместными усилиями обеих сторон на правовой основе, и указал на то, что, по его мнению, создает
объективные проблемы и основания для сотрудничества в этой области.
Тема российско-китайских отношений получила продолжение в докладе канд.
экон. наук Б.И. Ткаченко (Владивосток) «Проблемы прохождения государственной границы между Россией и Китаем по протоке Казакевичева в районе города
Хабаровска» (Владивосток). Он привел факты, свидетельствующие о том, что «в настоящее время начинает набирать силу тенденция к ужесточению позиции китайской стороны по вопросу изменения прохождения линии государственной границы в районе города Хабаровска». На основе анализа динамики требований сторон,
соответствующих дипломатических шагов и ряда документов, регулирующих решение территориальных вопросов, существующих версий происхождения островов, докладчик поставил вопрос: «Кому и зачем в МИДе СССР, а затем в МИДе
России потребовалось создать «территориальную проблему» в районе Хабаровска
на совершенно пустом месте?» Отметив определенную обоснованность притязаний обеих сторон, а также выразив сомнение в целесообразности проведения государственных границ по главным фарватерам судоходных пограничных рек,
Б.И. Ткаченко подчеркнул необходимость соблюдения интересов России и объективного, комплексного решения этой проблемы с привлечением сведений из географии и истории. Б.И. Ткаченко считает, что оптимальным механизмом урегулирования территориальной проблемы являются переговоры, но российская сторона
должна выйти на них с четко определенной и бескомпромиссной позицией, опираясь на исключительно правовой принцип. Доклад Б.И. Ткаченко вызвал ряд вопросов, в частности о том, «…не станет ли увеличение численности китайского населения на российской территории основанием для территориальных притязаний?»,
на который докладчик ответил однозначно и положительно.
143
А.Н. Махинов (Хабаровск) обратился к проблеме оправданности установления
границ между государствами в соответствии с географическими рубежами. В сообщении «Естественные изменения русел пограничных рек как фактор возникновения территориальных споров» он отметил удобство использования природных
объектов, в том числе рек, для проведения межгосударственных границ, но и сложности, порождаемые тем, что многорукавные реки высоко динамичны, их преобразования неожиданны и трудно предсказуемы. С течением времени это создает
территориальные споры относительно принадлежности островов. Их разрешение
осложняется тем, что перенос границы может нанести значительный экономический ущерб и привести к обострению социальных проблем одной из сторон. Докладчик подчеркнул, что особенно трудные ситуации могут возникать при отсутствии желания искать компромиссные решения. При демаркационных работах
следует исходить из того, что географические рубежи не могут быть обязательными политическими или государственными рубежами. Исторический опыт показывает, что принцип разграничения территорий по природным объектам абсолютно
неприемлем. В этом отношении наглядным примером служит протока Казакевичева (Амурская). По мнению А.Н. Махинова, обсуждать вопрос о правильности
происхождения границы на этом 32-километровом участке амурского русла неверно
с географических и нетактично с исторических позиций. Лучшим вариантом в экономическом отношении, устраивающим обе стороны, будет сохранение этой протоки как воднотранспортной артерии и границы между Россией и Китаем. Для обоих
государств это важно в плане создания стабильности в пограничном районе, являющемся одним из самых перспективных для международного сотрудничества.
В докладе научного сотрудника Института истории ДВО РАН Г.Б. Дудченко
(Владивосток) «Общественное восприятие китайского присутствия на юге Дальнего Востока России на рубеже XX и XXI вв.» представлены результаты различных социологических исследований общественного мнения, проведенных самим докладчиком или при его участии, а также опубликованные материалы. На основе
анализа динамики восприятия широкими слоями населения присутствия китайских
граждан на юге Дальнего Востока России Г.Б. Дудченко отметил появление новых тенденций и дифференциации в восприятии китайских граждан россиянами,
живущими на различных территориях внутри региона.
Директор Института России Хэйлунцзянского университета Ли Чуань-Сюн
(КНР, г. Харбин) признал, что в китайских учебниках, действительно, российские
города имеют китайские названия. Но это не следует расценивать как стремление
передать потомкам-китайцам ненависть к русскому народу. «Мы считаем, что исторически это китайские территории, и хотим, чтобы молодые поколения понимали исторические факты и извлекали из них уроки». Отметив, что могут быть различные оценки договоров, Ли Чуань-Сюн подчеркнул, что это создает почву для
научного обсуждения. При этом ученые должны серьезно и ответственно относиться
к историческим фактам. В контексте широкого обсуждения темы «китайской угрозы», ставшей актуальной особенно на Дальнем Востоке, китайский ученый выразил
несогласие с существующим мнением о том, что «китайское правительство поощряет миграционные процессы и пытается таким образом решить свои внутренние
проблемы за счет соседа». «Мы стремимся за свой счет решать свои экономические проблемы. К тому же существующий лимит на рабочую силу и не позволил бы
таким способом решить наши проблемы, связанные с безработицей. Россияне не
должны воспринимать присутствие китайских граждан на Дальнем Востоке как угрозу, хотя отдельные поступки могут вызывать антипатии россиян». В заключение
Ли Чуань-Сюн призвал подвести черту под прошлым и смотреть в будущее, выразил убеждение в том, что «все проблемы должны и могут быть решены посредством
переговоров, без применения военной силы», в ходе научного сотрудничества между
китайскими и российскими исследователями.
144
На актуальность и продуктивность научного взаимодействия указал канд. полит. наук А.Л. Лукин в сообщении «Многостороннее сотрудничество в АТР: роль
эпистемологического сообщества» (Владивосток). Он отметил, что процесс регионостроительства невозможен без мощной интеллектуальной составляющей, и инициаторами многих проектов часто становятся транснациональные эпистемологические сообщества, состоящие из ученых, экспертов, специалистов в области
регионализма и безопасности, политических советников и профессиональных консультантов. Но уровень влияния эпистемологических сообществ на процессы регионального сотрудничества во многом зависит от избранной государствами данного региона модели кооперации. А.Л. Лукин полагает, что «в столь гетерогенном
пространстве, как АТР, наличие транснационального эпистемологического сообщества является по сути вторым по значимости после экономической взаимозависимости скрепляющим и регионоформирующим фактором». В связи с этим он
подчеркнул важность вхождения российской интеллектуальной элиты в международное АТР-сообщество в качестве полноправного участника.
Ряд докладов был посвящен методологическим и теоретическим проблемам,
связанным с разрешением территориальных споров и утверждением добрососедских отношений между народами.
На значение понятийного аппарата при исследовании процессов, происходящих на пограничных территориях, указала канд. ист. наук Л.Г. Гороховская (Владивосток) в докладе «Дальний Восток: лимитрофная или контактная зона?» Так,
при осмыслении проблем пограничных территорий замена термина «лимитрофная
зона» термином «контактная зона» приводит к смысловому сдвигу, изменению
позиции исследователя и смещению акцентов таким образом, что в поле зрения
попадают либо действия власти в отношении пограничной территории, акцентирование процессов «поглощения», «втягивания», либо межкультурные и межцивилизационные взаимодействия, процессы диффузии и диалога. Л.Г. Гороховская
подчеркнула перспективность, продуктивность и актуальность введения в научный
оборот понятия «контактная зона», позволяющего описывать ситуацию не в репрессивных терминах, а в терминологии совместного проживания, взаимодействия.
Доклад «География как базовая основа изучения территориальных проблем
Дальнего Востока России» предложила вниманию участников конференции канд.
геогр. наук Л.Б. Чернышева (Владивосток), в котором высказала мнение, что именно
география позволяет научно выявить территориальные проблемы Дальнего Востока и разработать методы их решения. По мнению Л.Б. Чернышевой, понятие
«территория», которым оперирует география, может быть положено в основу междисциплинарного подхода, комплексного и максимально точного анализа существующих территориальных проблем, что и позволит найти правильные пути их решения. Л.Б. Чернышева изложила свое видение использования географии для решения
проблем Дальнего Востока в контексте международного сотрудничества.
Иную точку зрения высказал А.Г. Шатковский (Владивосток) в докладе «Информационный ресурс как возможность решения территориальных споров».
Он подчеркнул важность этнической территории для выживания этноса и обозначил структуру «территория — власть — сила — выживание», которая проявляется в территориальных спорах как психологическая подсознательная установка. Анализируя современную ситуацию, А.Г. Шатковский отметил, что в настоящее время
владение большой территорией менее значимо, чем обладание информационным
ресурсом. Территория как абсолютная ценность постепенно становится архаизмом,
актуализируется новая смысловая цепь: «информация — власть — сила — жизнь».
Исходя из этого, в сообщении «Социально-экологический критерий классификации
культур» исследователь обратил внимание на то, что важнейшим условием взаимопонимания между народами является близость и сходство культур. Но из-за отсутствия в современной культурологии общепринятого понятия «культура» сегодня
145
сложно говорить об их «близости» и «сходстве». Докладчик считает, что для успешного прогнозирования межэтнических контактов необходимо прежде всего разработать методологию культуры. Подчеркнув непродуктивность позиции этноцентризма в диалоге культур, А.Г. Шатковский высказал мнение о том, что в этом контексте
особое значение приобретает социально-экологический (ресурсный) критерий классификации типов культур, основывающийся на теории систем.
Е.Н. Галичанин, А.И. Кондратьев и С.З. Савин (Хабаровск) ознакомили участников конференции с возможностями «Информационного моделирования в геополитике территориальных конфликтов». Использование метода стратегического (теоретико-игрового) моделирования, отмечалось в сообщении, актуально и корректно
при исследовании динамических процессов в политических системах, осложненных социально-психологическими установками населения и воздействием внешней
политики соседних стран. Метод информационного моделирования и введение методологии игры позволяют учитывать различные факторы и успешно описывать
сложные конфликтные объекты и экстремальные ситуации, учитывать факторы политического и экономического риска при столкновении национальных интересов.
На недостаточную эффективность, а в некоторых случаях и деструктивность
решения политических проблем исключительно политическими способами указала Н.А. Мазрова (Владивосток) в сообщении «Игра и герменевтика в политической реальности». По мнению Н.А. Мазровой, это связано с переходным характером современной эпохи, утверждением культуроцентристского подхода,
предполагающего равноправие и самоценность различных типов политических
культур, формирование новой логики и форм политического общения, когда «правила игры» приходится вырабатывать непосредственно в «процессе самой игры»
на основе интерпретации конкретной ситуации ее же участниками.
В.С. Гапоненко (Владивосток) подвел итоги работы конференции и предложил
идею институализации деятельности участников конференции в форме неправительственной организации. Он отметил необходимость создания постоянно действующего «дискуссионного клуба», в рамках которого представители научного сообщества могли бы перейти от выражения частных позиций и мнений к формулировке
и обсуждению идей, выработанных в процессе совместной исследовательской деятельности и способных оказать влияние на разрешение территориальных споров.
В.С. Гапоненко отметил необходимость координации такой работы, предложил
проект создания международной неправительственной организации (МНПО).
Содержательным ядром интеллектуально-практической деятельности МНПО
могла бы стать, например, совместная работа над многотомным справочным изданием «Территориальные споры в Азиатско-Тихоокеанском регионе». Структурирование
материалов справочника по типам территориальных споров создало бы условия для
совместной работы ученых из стран, вовлеченных в конкретные территориальные
споры. Ценность и значение такого издания определяется тем, что в нем нашли бы
отражение существующие позиции, содержалась бы информация о результатах независимых исследований, опыте и различного рода попытках разрешения конфликтных ситуаций, предпринимаемых на официальном и на неправительственном уровнях. Приложением к справочнику может стать ежегодный бюллетень с регулярно
обновляемыми материалами. Кроме основной (печатной) версии этих изданий представляется реальным и необходимым создание их электронных версий на базе геоинформационной системы, возможности которой позволяют не только привязывать
базы данных к интерактивной электронной карте, но и моделировать развитие кризисных ситуаций с помощью программных модулей. В.С. Гапоненко отметил, что издания такого рода необходимы, а совместная практическая работа над ними и сотрудничество ученых разных стран внесли бы реальный вклад в нормализацию
международных отношений в регионе.
Постоянно действующим исполнительным рабочим органом МНПО может стать
Международный координационный комитет, решение о создании которого было
146
принято на первой конференции в 2002 г., а высшим руководящим органом — ежегодная конференция. Проект создания МНПО предполагает проведение в течение года нескольких тематических рабочих семинаров для коллективов ученых, занимающихся
тем или иным разделом справочника (т. е. конкретным территориальным спором).
Их проведение по мере необходимости обеспечит возможность взаимных консультаций, выяснения дискуссионных аспектов, постоянного диалога, в ходе которого могут
быть выработаны нестандартные подходы к разрешению территориального спора.
В перспективе участниками МНПО могут быть научные центры и учебные заведения из шестнадцати стран АТР, которые имеют неурегулированные территориально-пограничные проблемы (Россия, Республика Корея, КНДР, Япония, Китай, Тайвань, Вьетнам, Филиппины, Малайзия, Индонезия, Бруней, Мьянма,
Камбоджа, Австралия, Восточный Тимор, США, а также Индия и Пакистан).
Создание такой организации было бы хорошим продолжением сложившейся
в Морском государственном университете традиции ежегодных конференций по проблеме территориальных споров, вывело бы их обсуждение на уровень практической
миротворческой деятельности. Тем более, что сегодня уже очевидно: в процессе работы определились основные тематические направления, сложилось ядро постоянных
участников, которые приобрели определенные навыки коллективного осмысления проблем и опыт конструктивного сотрудничества, основанного на принципах взаимоуважения и толерантности. А это значит, что прошедшая конференция явилась одновременно реальным вкладом ученых и общественности Дальнего Востока в формирование
гражданского общества и деятельным выражением его активности.
Более того, она практически стала частью международной программы «Глобальное партнерство по предотвращению вооруженных конфликтов»1, предложенной Европейским центром разрешения конфликтов и осуществляемой под эгидой
ООН. Эта программа предполагает исследования, консультации и обсуждение на
глобальном, региональном и национальном уровнях возможностей гражданского
общества по предотвращению конфликтов и рассчитана на период до 2015 г. Завершением ее первого этапа должна стать международная конференция в штабквартире ООН в Нью-Йорке в 2005 г.
В заключение необходимо отметить, что по материалам обеих конференций
изданы сборники тезисов и докладов, позволяющие всем желающим и интересующимся данной проблематикой более подробно ознакомиться с высказанными позициями и мнениями и, возможно, своевременно определить меру и форму своего
участия в следующей конференции. Она состоится в октябре 2004 г. в Морском
государственном университете им. адмирала Г.И. Невельского и будет проходить
в рамках дальневосточного форума «Роль гражданского общества в предотвращении вооруженных конфликтов», который положит начало осуществлению программы «Глобальное партнерство по предотвращению вооруженных конфликтов» в дальневосточном регионе Российской Федерации.
В.С. ГАПОНЕНКО, зав. НИЛ культурной антропологии МГУ им. адмирала Г.И. Невельского
Е.А. КУЛИКОВА, кандидат философских наук, доцент, старший научный сотрудник НИЛ культурной антропологии МГУ им. адмирала Г.И. Невельского_

Больше информации

Статьи о России


 

 


Copyright © 2005-2009 Защита сайта от бана. Учёт кликов из любых источников