Главная страница
Экономика
Статьи
Маркетинг
Менеджмент
Инвестиции

О ПОЗИЦИИ КИТАЯ И РОССИИ В ВОПРОСЕ О РОЛИ ООН В СОВРЕМЕННЫХ МЕЖДУНАРОДНЫХОТНОШЕНИЯХ

Александра Станиславовна ЛИТВИНОВА,
аспирантка МГИМО(У), МИД РФ, Москва
После учреждения Организации Объединенных Наций (ООН) в 1945 г.
в международных отношениях произошли серьезные изменения, которые ка+
сались основ деятельности этой организации: возникли новые «центры силы»,
появились новые вызовы. Однако, несмотря на необходимость преобразования
ООН, у ее государств+членов нет единого подхода относительно роли органи+
зации в современных международных отношениях: процесс разработки и осу+
ществления назревшей реформы ООН осложнен столкновением различных
позиций «традиционных» (Великобритания, Китай, Россия, США и Франция),
«подрастающих» (например, Япония, Германия, новые индустриальные стра+
ны) «полюсов» и государств, не образующих какой+либо полюс. В процессе
разработки и осуществления преобразований в рамках ООН для Российской
Федерации в целях укрепления своего международного положения необходи+
мо понимать позиции государств, являющихся, как и она, постоянными члена+
ми Совета Безопасности ООН — Великобритании, Китая, США и Франции —
и стремиться к нахождению с ними точек соприкосновения. Учитывая это,
в настоящей статье проанализируем позиции Китая и России в отношении
роли ООН в современных международных отношениях.
В основе официального подхода КНР к будущему международному поряд+
ку находится положение о том, что место и роль Организации Объединенных
Наций в мире как наиболее универсальной и авторитетной организации не
могут быть подменены никакой другой международной организацией, а также
представление, что именно ООН сыграет важную роль в установлении и под+
держании нового международного порядка1. Такую точку зрения разделяют
также российские исследователи. Д.А. Жирнов отмечает, что ООН как органи+
зация, основой которой является принцип баланса интересов, а не силы, может
стать центром плюралистического миропорядка2. Российский ученый Е.П. Ба+
жанов подчеркивает, что ООН должна стать «краеугольным камнем многопо+
лярности», в связи с чем задача Российской Федерации должна состоять в ук+
реплении роли Организации Объединенных Наций посредством сохранения
98 ___ _ _ • 2006 •№ 3
главной ответственности по обеспечению мира и безопасности за Советом Бе+
зопасности, повышения эффективности работы этого органа, расширения его
состава, отстаивания принципов устава ООН3. Таким образом, реформирова+
ние ООН с приоритетной задачей по усилению ее механизмов будет одной из
первостепенных целей Пекина и Москвы.
Исходя из того, что участие в реформе Организации Объединенных На+
ций определяется реальным положением государства в ООН, в системе меж+
дународных отношений в целом, а также акцентами внешнеполитической
концепции, рассмотрим участие Китая и России в этом процессе посред+
ством анализа их статусов в организации и представлений о новом междуна+
родном порядке.
Статус любого государства в ООН подразумевает совокупность главных ха+
рактеристик относительно его положения в организации, определяющих роль
этого государства в системе ООН и влияющих на занимаемое им место в струк+
туре международных отношений. К числу их главных характеристик в органи+
зации относятся: во+первых, постоянное членство в Совете Безопасности;
во+вторых, закрепленное Уставом положение «великой державы»; в+третьих,
«звание» первоначального члена ООН.
Как постоянные члены Совета Безопасности ООН Китайская Народная Рес+
публика и Российская Федерация попытаются найти наиболее гибкую форму+
лу реформирования Совета с учетом своих интересов. У КНР в этом отношении
имеется особый интерес — она является единственным азиатским государ+
ством из числа постоянных членов в этом органе и, следовательно, будет по
возможности длительное время стремиться сохранить это положение. Как великие державы, чтобы подтвердить этот статус, и Пекин, и Москва будут в мак+
симально возможных пределах расширять круг своих интересов, ответствен+
ности, участвуя в выработке главных направлений реформы ООН, особенно
в реформировании Совета Безопасности и пересмотре Устава организации.
Как первоначальные члены при все чаще появляющихся высказываниях о неэф+
фективности Организации Объединенных Наций оба государства не склонны
к созданию новой универсальной организации и будут содействовать всесто+
роннему ее реформированию (ведь они принимали активное участие в созда+
нии ООН и стали ее членами на условиях «победивших государств», которые
вошли в число первоначальных членов).
Наряду с этим КНР обеспокоена тем, как реформировать ООН, чтобы не
встал вопрос о представительстве Китайской Республики на Тайване. Несмотря
на решимость КНР изменить существующую структуру международных отно+
шений и связанное с ней намерение участвовать в проведении реформы ООН,
стремление Китайской Республики на Тайване требовать для себя права уча+
ствовать в деятельности Организации Объединенных Наций и поддержка ее со
стороны отдельных государств является одним из важных сдерживающих фак+
торов на этом пути. От тайваньского фактора в немалой степени будут зависеть
условия, на которых КНР (совместно с Тайбэем или порознь) будет «встраи+
ваться» в новую структуру международных отношений, определив, будет ли это
государство «одним из» или же станет «первой в» числе великих держав.
___ _ _ • 2006 •№ 3 99
Проблема формирования Нового международного порядка (НМП) зани+
мает одно из ключевых мест во внешнеполитической мысли Китайской На+
родной Республики. В ее основе лежит положение о том, что место и роль
Организации Объединенных Наций в мире как наиболее универсальной и ав+
торитетной не могут быть подменены никакой другой международной органи+
зацией, а также представление, что именно она сыграет важную роль в установ+
лении и поддержании нового международного порядка. Таким образом, подход
к проблеме НМП будет в немалой степени определять участие КНР в реформе
организации, формируя позицию по отдельным ее направлениям; более того,
реформирование и усиление механизмов ООН должно стать одной из перво+
степенных целей Пекина.
Китайская концепция НМП отмечает причины и цели его установления,
варианты и методы формирования, нормы и принципы функционирования,
легитимность становления4.
1. Содержащиеся в указанной концепции причины создания НМП (свя+
занные, например, со структурными изменениями в международных отноше+
ниях, невозможностью управления «по+прежнему», стремлением государств
повысить свой статус) послужили стимулом к осознанию необходимости ре+
формы ООН, но с учетом государственных интересов Китая, особенно при осу+
ществлении реформы Совета Безопасности и пересмотра Устава как несущих
«конструкций» ООН.
2. Цель НМП (формирование действительно нового международного по+
рядка на основе принципа «всеобщий мир и совместное развитие») примени+
тельно к ООН означает закрепление в ходе ее реформы вышеуказанного прин+
ципа с учетом интересов развивающихся государств.
3. Варианты и методы формирования НМП (среди которых желательны
мультиполяризация, регионализация, демократизация, «естественность», ис+
пользование преимуществ международных экономических отношений, од+
нако, возможны конфликты) должны основываться на использовании по+
тенциала ООН (универсального характера, настоящих и послереформенных
возможностей).
4. Нормы и принципы функционирования НМП (Устав ООН, пять прин+
ципов мирного сосуществования) целесообразно формулировать, исходя из
присущей ООН функции «регулятора мировой политики» в сочетании с пятью
принципами мирного сосуществования.
5. В целях легитимного становления НМП (признание Нового междуна+
родного порядка всеми государствами мира или какой+то его «репрезентатив+
ной» частью) основы порядка должны получить международно+правовое зак+
репление в рамках ООН.
6. Формирование Нового международного порядка — процесс длитель+
ный. Настоящий этап развития международных отношений китайскими меж+
дународниками характеризуется как переходный. По завершению преобразо+
вания системы межгосударственных отношений важно закрепить достигнутые
результаты (новую структуру, новую юридическую основу, межгосударствен+
ные отношения нового уровня). В представлениях о Новом международном
100 ___ _ _ • 2006 •№ 3
порядке как в Китайской Народной Республике, так и в Российской Федера+
ции основная роль в этом процессе отводится Организации Объединенных
Наций5, которая как универсальная организация должна обеспечить легити+
мизацию основ нового международного порядка, осуществив его признание
всеми государствами мира (или какой+то его «репрезентативной» частью).
Однако, как справедливо указывает российский ученый В.Г. Гельбрас, Рос+
сия и КНР вкладывают разное содержание в концепцию о многополярном
мире, составляющую согласно китайским и российским представлениям осно+
ву будущего НМП: первая при помощи этой концепции стремится сохранить
прежние статус и величие, для второй — концепция многополярности являет+
ся средством реализации планов о достижении влияния в международных де+
лах, соответствующего ее экономике и народонаселению6.
Заслуживает внимание и то, что Устав ООН является для Китайской На+
родной Республики авторитетным документом7. Российская Федерация также
рассматривает Устав ООН в качестве «универсальной основы» для решения
современных международных проблем8. Это объединяет наши государства.
Совпадение мнений России и Китая по Уставу ООН свидетельствует о нали+
чии у них общей основы для дальнейших действий в направлении реформиро+
вания организации. Следует отметить, что большинство развивающихся госу+
дарств, наоборот, требуют пересмотра этого документа с тем, чтобы в первую
очередь решить вопрос их «недопредставленности» в ООН, который, как от+
мечает российский исследователь В.М. Сергеев, занимает доминирующее по+
ложение в дискуссиях по реформе Совета Безопасности ООН9.
КНР и Российская Федерация не только в одностороннем порядке, но
и совместными усилиями стремятся к формированию многополярного мира
с центральной ролью ООН, определив его черты в российско+китайской Со+
вместной декларации о многополярном мире и формировании Нового меж+
дународного порядка от 23 апреля 1997 г.10 Кроме того, закрепление в двусто+
роннем договоре о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве положений,
касающихся ООН (преамбула, статьи 2 и 13), стало выражением интересов
России и Китая в поиске единой позиции в отношении Организации Объе+
диненных Наций11.
21 марта 2006 г. состоялись переговоры Президента России В.В. Путина
с Председателем КНР Ху Цзиньтао. Участие в беседе также принимали ми+
нистр иностранных дел Российской Федерации Сергей Лавров и министр ино+
странных дел КНР Ли Чжаосин. Главы государств обсудили различные вопро+
сы российско+китайского сотрудничества и по итогам переговоров приняли
Совместную декларацию Российской и Китайской Народной Республики12.
В указанной декларации В.В. Путин и Ху Цзиньтао констатировали убеж+
денность «в безальтернативности важной роли ООН в таких областях, как
обеспечение мира и безопасности во всем мире» и высоко оценили «уровень
взаимодействия по проблематике ООН»13. В отношении совместной работы
в области реформирования организации главы государств заявили, что «Россия
и Китай исходят из понимания назревшей необходимости перемен и отрица+
ния любой поспешности в осуществлении преобразований», считая, что ре+
___ _ _ • 2006 •№ 3 101
форма ООН, которая затрагивает «жизненные интересы всех государств, долж+
на помочь укреплению многосторонних подходов, повысить авторитет и эф+
фективность ООН, ее способность реагировать на новые вызовы и угрозы»14.
При этом они отметили, что «соответствующие решения должны принимать+
ся на основе широкого консенсуса»15.
Москву и Пекин многое связывает на современном этапе участия в ООН:
помимо того, что они являются постоянными членами Совета Безопасности,
их позиции во многом совпадают; Россия, как и КНР, выступает против фор+
сирования процесса реформы ООН и за поиск консенсуса в этом вопросе16;
КНР, как и в период неучастия в организации, может рассчитывать на поддерж+
ку России по тем или иным вопросам, касающимся, например, невмешатель+
ства во внутренние дела государства, территориальной целостности и государ+
ственного суверенитета.
Однако, как утверждает российский ученый В.Г. Гельбрас, внешняя поли+
тика и Российской Федерации, и Китайской Народной Республики в рамках
концепции многополярности характеризуется комплексом великодержавия, по
причине которого общность их позиций возможна только по ключевым про+
блемам мира и международной стабильности17. Российский исследователь
Д.А. Жирнов также указывает на общность позиций Москвы и Пекина в рам+
ках ООН по узловым международным проблемам, приводя в качестве примера
голосование в апреле 2000 г. в Комитете по правам человека ООН, когда КНР
была единственной из числа великих держав, проголосовавшая против резолю+
ции, осуждавшей действия России в отношении Чечни18. Следует отметить, что
более оптимистично выглядит точка зрения российского ученого Л.П. Делюси+
на, который отмечает, что позиции России и КНР согласуются по многим воп+
росам мировой политики и часто совпадают19. Совпадение в будущем позиций
этих двух государств в отношении Организации Объединенных Наций позво+
лит, во+первых, избежать многих проблем, решаемых в рамках организации,
во+вторых, будет способствовать скорейшему достижению интересов в отноше+
нии ООН как России, так и КНР.
Главное, чтобы в процессе реформы Организации Объединенных Наций
у КНР и Российской Федерации не возникло принципиальных разногласий по
направлениям ее реформирования, а такие разногласия нами предвидятся в на+
иболее остром вопросе — расширении Совета Безопасности ООН (Российская
Федерация, вероятно, поддержит Индию («запасной» вариант — Японию),
а Китайская Народная Республика — Германию (но маловероятно — Индию
или Японию).
Также важно отметить общность позиций Китая и России в отношении
ООН в рамках формата «пятерки» постоянных членов Совета Безопасности
ООН. Как отмечалось в начале статьи, за последние годы в связи с появлением
новых региональных «центров силы» структура международных отношений из+
менилась. Однако и в сложившихся условиях государства — постоянные члены
Совета Безопасности ООН — подчеркивают необходимость дальнейшего по+
вышения эффективности и действенности этого органа и организации в це+
лом. Так, сотрудничество в рамках «пятерки» осуществляется в соответствии
102 ___ _ _ • 2006 •№ 3
с заявлением их глав государств и правительств от 7 сентября 2000 г. Кроме
того, они по+прежнему считают, что такое сотрудничество отвечает интересам
Совета Безопасности ООН и всего международного сообщества. На этой осно+
ве с 2000 г. активизировалось взаимодействие на уровне министров иностран+
ных дел пяти государств — постоянных членов Совета Безопасности ООН —
Великобритании, КНР, Российской Федерации, США и Франции.
Нашу точку зрения подтверждает мнение директора восточноевропейских
программ Германского совета по внешней политике А. Рара, который отметил,
что такие четыре главные мировые державы, как США, ЕС (согласно его мне+
нию, Европа, в том числе Великобритания и Франция, консолидировалась на
базе новой державы — ЕС), Россия и Китай будут тесно связаны общими инте+
ресами в рамках Совета Безопасности Организации Объединенных Наций20.
Между тем, как справедливо отметил китайский ученый Ян Чэнсюй, очень
важное значение в настоящее время имеет тот факт, что «из пяти постоянных
членов Совета Безопасности ООН три страны — Китай, Россия и Франция —
пришли к единому мнению в таком стратегически важном вопросе, как пере+
ход к многополярному миру»21. Это обстоятельство будет способствовать
уменьшению трудностей в выработке единого мнения государств как по вопро+
су формирования нового международного порядка, так и реформы ООН.
Анализ статусов Китая и России в ООН, их представлений о НМП, а также
стремление максимально возможным образом сохранить «привилегированное»
положение в Совете Безопасности, отразив это в Уставе организации, позволя+
ют выявить направления реформы, представляющие интерес для КНР и Рос+
сийской Федерации. Это, во+первых, реформа Совета Безопасности ООН,
во+вторых, пересмотр ее Устава. Их интересы в данном случае определяются
стремлением спроектировать новую структуру международных отношений, оп+
ределив в ней место своего государства в качестве мощного и высокоразвито+
го. Отсюда активное участие в дискуссии о возможных вариантах расширения
Совета Безопасности и предложение мер по преобразованию сферы его веде+
ния и более сдержанное отношение к изменению Устава ООН. Осуществление
и того, и другого направления реформы повлечет структурные сдвиги в отноше+
нии как отдельных государств, так и всей системы международных отношений.
Однако, учитывая статусы двух государств, которые подкрепляются концеп+
цией о НМП, вряд ли можно будет проигнорировать их интересы при реализа+
ции любого из направлений проекта реформы ООН.
В заключение отметим, что и Китай, и Россия возлагают надежды на кол+
лективный механизм ООН, который должен способствовать их развитию.
Если развитие одного из этих государств не будет противоречить целям друго+
го, то у Москвы и Пекина есть возможность совместно и эффективно исполь+
зовать механизм ООН на благо своего развития. Таким образом, позиции Ки+
тая и России в вопросе о роли ООН и связанные с этим представления двух
государств о реформе организации определяют начальный, но, несомненно,
важный и решающий этап в более грандиозном проекте, предполагающем
дальнейшее структурирование международных отношений согласно ориенти+
рам их развития.
___ _ _ • 2006 •№ 3 103
1 См., например: Ван Цзе. Лэнчжань хоудэ чжунго юй ляньхэго (Китай и Организация Объединен+
ных Наций в период после окончания «холодной войны») // Хоу лэнчжань шици чжунго вайц+
зяо (Дипломатия Китая после «холодной войны») / Чжэн Юйшо и др. Гонконг: Тяньди тушу
юсянь гунсы, 1999. С. 131—147, 138; Выступление президента Китайской Народной Республи+
ки Цзян Цзэминя на 50 сессии Генеральной Ассамблеи ООН (1995 г.) // A/50/PV.39. P. 11—13. —
URL: http://www.un.org/depts/dhl/anniversary/ancn.htm. С. 13; Чжунго гунбу гуаньюй ляньхэго
гайгэ вэньти дэличан вэньцзянь (Китай опубликовал документ о позиции по вопросу формиро+
вания ООН): http://news/sina.cjm.ch/c/2005+06+07/22556873685.shtml; Российско+китайская со+
вместная декларация о многополярном мире и формировании нового международного поряд+
ка // Дипломат. вестн. М.: Междунар. отношения, 1997. № 5. С. 19—21; Рогачев И.А. Россий+
ско+китайский саммит 2005 года // Междунар. жизнь. М.: МИД РФ, 2005. № 7—8. С. 28—41;
Литвинова А.С. Китайская нация в ООН: модели решения проблемы в рамках мировой полити+
ки (опубликовано в сборнике научных статей «Мировая политика: вызовы и альтернативы»,
Вып. 2 / под ред. М.М. Лебедевой. М.: МГИМО(У) МИД России, 2003. С. 182—196; Литвино+
ва А.С. О возможных последствиях реформы ООН для Китая (опубликовано в сборнике докла+
дов XXXIV научной конференций «Общество и государство в Китае» / Ин+т востоковедения;
Сост. и отв. ред. Н.П. Свистунова. М.: Вост. лит., 2004. С. 289—293.
2 Жирнов Д.А. Российско+китайская концепция многополярности: концептуальные основы по+
строения // Россия, Китай и новый миропорядок XXI века: проблемы и перспективы: Матери+
алы пятой российско+китайской научно+практической конференции / отв. ред.+сост. А.Д. Вос+
кресенский. М.: МГИМО(У) МИД РФ, 2001. С. 185—202.
3 Бажанов Е.П. Россия в современном мире // Россия, Китай и новый миропорядок XXI века.
С. 21—51, 35, 36.
4 В ходе анализа представлений КНР о НМП использованы работы китайских авторов: Хуан
Чжэнцзи. Шицзе доцзихуа цюйши букэ канцзюй (Тенденцию многополярности в международ+
ных отношениях невозможно обратить вспять) // Гоцзи чжаньлюэ яньцзю. Пекин: Китайский
институт стратегических исследований, октябрь 1997. С. 1—5; Хуань Сян. Чжаньван 1986 нянь
гоцзи синши (Прогноз международной обстановки в 1986 году) // Собрание сочинений Хуань
Сяна. Пекин: Шицзе чжиши чубаньшэ, 1994; Хуань Сян. Ятай дицюй синши хэ мэйсудэ чжэндоу
чжаньлюэ (Стратегическое соперничество между США и СССР в контексте ситуации в АТР) //
Собрание сочинений Хуань Сяна; Хэ Фан. Году шицидэ гоцзи синши (Международная обстанов+
ка в переходный период) // 2000: Куда движется мир? Пекин: Чжунго гуанбо дяньши чубаньшэ,
1996; Хэ Фан. Сяньдай доцзихуа цюйшися чаоцзи даго будэбу цюйсяо (В условиях современной
тенденции к многополярности сверхдержавы не могут не исчезнуть) // Шанхай цзефан жибао.
Шанхай: Чжунгун шанхай шивэй цзигуань, 1996. 22 апреля. С. 4—5; Янь Сюэтун. Чжунго гоцзя
лии фэньси (Анализ национальных интересов КНР). Тяньцзинь: Тяньцзинь жэньминь чубань+
шэ, 1996; Ян Чэнсюй. Китайская дипломатия в условиях изменчивой и нестабильной междуна+
родной обстановки // Китай в мировой политике / под. ред. А.В. Торкунова. М.: МГИМО (У)
МИД России. РОССПЭН, 2001. С. 31—39.
Российские востоковеды также анализируют вопросы трансформации системы международных
отношений: Богатуров А.Д. Великие державы на Тихом океане: История и теория международ+
ных отношений в Восточной Азии после второй мировой войны (1945—1995). М.: Московский
общественный научный фонд, 1997; Богатуров А.Д., Косолапов Н.А., Хрусталев М.А. Очерки
теории и методологии политического анализа международных отношений. М.: Научно+образо+
вательный форум по международным отношениям, 2002; Волохова А.А., Воропаева О.Н. Изме+
нения в мире в начале 90+х гг.: оценка китайских политологов // Проблемы Дальнего Востока.
М., 1994. № 6. С. 22—31; Воскресенский А.Д. Китай в контексте глобального лидерства // Меж+
дународные процессы. М.: Научно+образовательный форум по международным отношения
(НОФМО), 2004. Т. 2. № 2. (сент.—дек.). С. 21—31; Воскресенский А.Д. Китай и Россия в Евра+
зии: Историческая динамика политических взаимовлияний. М: Муравей, 2004; Он же. Россий+
ско+китайское стратегическое взаимодействие и мировая политика. М: Восток—Запад, 2004;
Он же. Россия и Китай: теория и история межгосударственных отношений. М.: Московский
общественный научный фонд; ООО «Издательский центр научных и учебных программ», 1999;
Галенович Ю.М. Москва—Пекин, Москва—Тайбэй. М.: Изографус, 2002; Галенович Ю.М. Са+
моутверждение сыновей Тайваня. М.: Муравей, 2002; Жирнов Д.А. Российско+китайская кон+
цепция многополярности… С. 185—202; Он же. Россия и Китай в современных международных
отношениях. М.: МГИМО(У) МИД России, 2002; Сафронова Е.И. Отношения КНР с развиваю+
щимися странами и формирование нового мирового экономического порядка // Китай в мировой
104 ___ _ _ • 2006 •№ 3
политике. М.: МГИМО. РОССПЭН, 2001. С. 398—428; Свешников А.А. Внешнеполитические
концепции КНР и концептуальные представления китайских специалистов+международников.
М.: Ин+т Дальнего Востока РАН, 1999.
5 См., например: Российско+китайская совместная декларация о многополярном мире и форми+
ровании нового международного порядка. Дипломат. вест. С. 19—21.
6 Гельбрас В.Г. Российско+китайские отношения в условиях глобализации // Российско+китай+
ские отношения и проблема многополярного мира / отв. ред. Л.П. Делюсин. М.: ИМЭПИ РАН,
2002. С. 31—45.
7 Гоцзи чжэнфу цзучжи юй чжунгоде вайцзяо чжаньлюэ (Международные правительственные
организации и дипломатическая стратегия Китая) / Се Чао и др. Гуйян: Гуйчжоу жэньминь чу+
баньшэ, 2004. С. 107.
8 Выступление министра иностранных дел Российской Федерации С. Лаврова на 59+й сессии Ге+
неральной Ассамблеи ООН (2004 г.) // A/59/PV.8. P. 36—39. — URL: http://www.un.org/russian/ga/
59/plenary/russia.pdf. С. 38; Лавров С.В. Демократия, международное управление и будущее ми+
роустройство // Россия в глобальной политике. М.: АНО РИД «Глобус», 2004. Т. 2. № 6. (нояб.—
дек.). С. 8—16.
9 Сергеев В.М. О реформе Совета Безопасности ООН // Аналитические записки Научно+коорди+
национного совета по международным исследованиям МГИМО (У) МИД России. Вып. 1 (13),
2006. М.: МГИМО (У) МИД России. С. 4.
10 Российско+китайская совместная декларация о многополярном мире и формировании нового
международного порядка // Дипломат. вестн. С. 19—21.
11 Договор о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве между Российской Федерацией и Китай+
ской Народной Республикой. 16 июля 2001 г. — URL: http://2002.kremlin.ru/events/260.html.
12 Совместная декларация Российской Федерации и Китайской Народной Республики. 21 марта
2006 г. // Официальный сайт Президента России. URL:htt: // www.kremlin.ru/interdocs/2006/03/21/
1851tyre72067+103421.shtml.
13 Там же.
14 Там же.
15 Там же.
16 Эксперты: 1086 о\u1041 Будущее России во многом зависит от реформы ООН // Российское информацион+
ное агентство «РосБизнесКонсалтинг». 2005. 20 мая — URL: http://www.rbc.ru; Nation supports
rational reforms of UN, Li Zhaoxing says // China daily. Beijing: China daily agency, 2004. 29 September.
P. 1; Литвинова А.С. Участие Китая в деятельности ООН: опыт, проблемы и тенденции взаимо+
отношений» (опубликовано в сборнике докладов XIV Международной научной конференции
«Китай, китайская цивилизация и мир: История, современность, перспективы» (Москва, 23—
25 сентября 2003 г.). Ч. 2. М.: ИДВ РАН, 2003. С. 43—47; Литвинова А.С. Китай и ООН: опыт
и пробл. взаимоотношений (опубликовано в альманахе «Молодой международник». Вып. 3 / науч.
ред. В.Ф. Печерица. Владивосток: Изд+во Дальневост. гос. ун+та, 2002. С. 49—60.
17 Гельбрас В.Г. Российско+китайские отношения в условиях глобализации // Российско+китай+
ские отношения и проблема многополярного мира. С. 31—45.
18 Жирнов Д.А. Российско+китайская концепция многополярности: концептуальные основы по+
строения. С. 185—202.
19 Делюсин Л.П. Россия и Китай на рубеже веков // Российско+китайские отношения и проблема
многополярного мира. С. 10—30.
20 Рар А. Холодная война лишь поменяла направления // Независимая газета. М.: ЗАО «Редакция
«Независимой газеты», 2004. 21 июня. С. 9, 15.
21 Ян Чэнсюй. Китайская дипломатия в условиях изменчивой и нестабильной международной об+
становки // Китай в мировой политике / под. ред. А.В. Торкунова. М.: МГИМО (У) МИД Рос+
сии. РОССПЭН, 2001. С. 31—39._

Больше информации

Статьи о России


 

 


Copyright © 2005-2009 Защита сайта от бана. Учёт кликов из любых источников