Главная страница
Экономика
Статьи
Маркетинг
Менеджмент
Инвестиции

МОТИВЫ МАСКАРАДА И ОБНАЖЕНИЕ В РУССКИХ НАРОДНЫХ ВОЛШЕБНЫХ СКАЗКАХ

КЛАССИФИКАЦИЯ И ФУНКЦИИ
Татьяна Владимировна КРАЮШКИНА,
кандидат филологических наук
Маскарад (и примыкающее к нему обнажение) в русской народной волшебной сказке мы рассматриваем как одно из особых состояний человека
наряду с опьянением, сном, болезнью, оборотничеством. Маскарад и оборотничество являются способами изменения облика персонажей, при помощи
которых изменяется еще и социальный статус героя.
Маскарад можно классифицировать следующим образом. Прежде всего это
маскарад женских и мужских персонажей. Герой или героиня, а также второстепенные персонажи могут с его помощью принимать облик низшего или высшего социального статуса в сравнении с тем, в котором они находились перед
переменой облика. Как правило, герой или героиня принимают облик своего
пола. Но встречается в сказке и мотив травестизма, причем он характерен и для
женских персонажей, и для мужских.
В сказке на сюжет 425А Амур и Психея героиню похищает волк-медный лоб.
Ночами он превращается в царя-златоуса, она смотрит на него и нечаянно поджигает один ус. Герой перемещается в тридесятое царство, а его жена отправляется на поиски. Следует отметить одну из особенностей маскарада этого типа:
чтобы попасть в другое царство и найти покинувшего ее мужа, героиня должна
износить три пары железных сапог и сгрызть три железных хлеба. Железная
одежда и еда являются принадлежностью мира мертвых. Износив эту одежду
и съев этот хлеб, героиня получает возможность попасть в тридесятое царство.
Подобный тип маскарада встречается в сказке на сюжет 433В Царевич-рак:
«Вот шлепнул, значит, по голове ее. Тихонько задел, колпак железный надел.
По ногам, значит, вот ботинки железные ей надел. — Теперь, — говорит, — вот
пока это ты не износишь, потуль ты меня не найдешь» (1, с. 180). Сказка может утрачивать этот мотив — героиня отправляется на поиски мужа в неизмененном облике. Она попадает в тридесятое царство и изменяет облик на низший. «Заходит в магазин. Купила простую женскую лопать, оделася. Наутро
идет к царю» (2, с. 69). Нанимается к нему в услужение. Затем отпрашивается
у царя и покупает себе одежду, которая соответствует высокому социальному
статусу: «Зашла в магазин, оде вещи приготовлены, готовые, накупила, что ей
надо. <…> Разоделася в разноцветную лопать. Народ глядит: — Откуль такая
дама заявилась в наш город, мы не видели такой, что до тех степеней красавица»
(там же). Новая красивая одежда согласно логике сказки делает надевшую ее
героиню красавицей, на нее сразу обращают внимание. Смена одежды в сказке
приравнена к смене облика. Для мотива маскарада характерна следующая черта: переодетого героя в классической сказке никогда не узнают в новом облике,
его воспринимают как персонаж, чей облик он принял.
___ _ _ • 2007 • № 1 ______________________ 83
В сказке на сюжет 510В Свиной чехол говорится о том, что брат хочет жениться на сестре. Она заказывает ему платья — как звезды на небе горят, как
радуга-дуга, как заря и халат из свинячей шкуры. Убегает из дому, приняв низкий облик: «Теперь, значит, она ушла там в другое государство. Вот она там шла,
шла в етим свинячей кожуре, а все ети платья свои в узелке» (1, с. 215). Приходит
в другой город и нанимается к купчихе в услужение. В чужом пространстве
героиня известна как служанка, т.е. имеет низкий облик. Но появляется как
неизвестная живущим в том пространстве, принимая облик высокий. «Вот они
ушли, она скоренько все сделала, побежала под куст и надела на себя платье, как
звезды на небе сверкают, и туфли лакированные и пришла и стала в церкву. Ну,
этот хозяйский сын, где она поместилась, не молился Богу, а смотрел только на
нее» (там же).
Сын хозяйки влюбляется в красавицу. Героиня, уже вновь приняв низкий
облик, спрашивает его: «— А может, это я была? — Куда тебе в свинячем кожуре
соваться, — оне говорят» (там же). Но на слово ей не верят. «А он в это время
решил девушку найти, взял налил на ето место вара. И когда она стала и стояла, а вар-то пристал, туфель-то не может оторвать, один-то оторвала, а другой-то не может, а к концу ей надо убегать вперед. Она сняла туфель и убежала
с однем. И переоделася и снова входит в дом» (там же, с. 216).
Сын говорит матери: «— Она оставила туфель, <…> я етот туфель буду публиковать, чтоб только она объявилась, где ее один туфель. Она говорит: — Это
мой. — Да куда тебе соваться? <…> И она пошла, принесла все платья, они поглядели, и ети молодые женилися» (там же, с. 216—217). Доказательством того,
что она, служанка, и является искомой красавицей, служат элементы маскарада — туфли и красивая одежда.
Мотив травестизма встречается в сказках на сюжеты 428 Девушка на службе у ведьмы и 883А Оклеветанная девушка. В первом сюжете травестизм явный.
О нем известно ее отцу, а Баба-Яга подозревает о его существовании. В сказ ке
идет речь о том, что на службу отправляют отца, но вместо него идет служить
переодетая в мужское платье дочь. «Отец пошел, купил мушинской лопати,
нарядилась она и поехала, где надо служить, к Ягой Бабе на хватеру. Вот Баба
Яга посадила ее чай пить и подумала, что не парень, не мушинское лицо» (там
же, с. 177).
Баба-Яга хочет разоблачить переодетую девушку: «Стала ее спать укладывать и возле бока положила веник — ежели мушина, то веник будет зеленый,
а ежели женьшина, то веник пожелтеет. Тогда ничего с етого не вышло — веник
не пожелтел» (там же). Тогда Баба-Яга отправляет своего сына и переодетую
девушку в баню мыться. Героиня прибегает к хитрости, чтобы сохранить втайне свой настоящий пол. «Пришли, стали раздеваться, вот она и говорит: —
Я забыл мыло.
Сын бабы побежал по мыло, пока он бегал, она помылась и лопать надела»
(там же). Героиня перехитрила Бабу-Ягу и благополучно вернулась домой.
В сказке на сюжет 883А Оклеветанная девушка травестизм — тайный. Дядя
оклеветал племянницу, брат ее увозит в лес, отрубает ей руки и бросает сестру
в лесу. Затем у героини вырастают новые руки, она выходит замуж за царя,
завистники хотят ее убить, но она от них убегает. «Вот она приходит к своему
родному отцу мужиком. Волоса свои обрезала и мужиком приходит наймываться
имя она служащим. У их в тот раз не было большого кучера» (2, с. 136). А ее муж
находится в гостях у ее отца.
Героиня, переодетая кучером, везет мужа прокатиться в экипаже, но муж не
узнает переодетую жену. «Слезает государь с экипажу, вынимает двести рублей
84 ______________________ ___ _ _ • 2007 • № 1
и дает кучеру за эту его ухватку <…>» (там же, с. 141). Кучер на просьбу отца
поведать какую-нибудь историю пересказывает им всю свою жизнь. Но ни муж,
ни отец в образе кучера ее не узнают. Героиня спрашивает мужа: «— Не желаешь
ли ты увидать в глаза свою царицу?
Возобрадовался он: — Иди, иди, иди, удалой молодец, приведи мне царицу, за
это наградю, чем хошь. Вот она ушла в гостиницу, привела этого мальчишку, оделась в свою женскую лопать по-старому, потом стали судить-рядить виноватых
людей <…>» (там же).
В сказке на сюжет 311 Медведь (леший, чародей, разбойник) и три сестры представ лен другой тип маскарада: героиня придает свой облик неживому пред мету.
Младшая сестра выходит замуж за медведя, убившего двух ее сестер, которые
нарушили его запрет ходить в амбар. Она оживляет сестер и переправляет их
с медведем к родителям под гостинцами. «Он уяхал, она после его осталась, принесла чугунную ступу, надела на нее плаччо да курму, подвязала платком, винешла
у трубы чувальной и поставила» [3, с. 374]. Сама она тоже прячется среди гостинцев в корзине, которую медведь относит ее родителям. Медведь принимает
переодетую ступу за жену, хватает ее за плечо, она падает на него и убивает.
Мужской маскарад, как и женский, может снижать или повышать социальный статус героя или персонажа. Так, в сказке на сюжет 502 Медный лоб
герой свой статус понижает, а антагонист — повышает: они обмениваются своими статусами. Это может происходить через обмен одеждой, документами
или именами. Царевич спускается в колодец за водой, а слуга отказывается его
вытаскивать: «— Нет, я тебя вытаскивать не буду, оставайся здесь в колодце,
а я пойду один.
Иван-царевич зачал просить. Григорей не соглашался ни на что. — Вот если, —
говорит, — ты свои документы отдашь мне, а мои возьмешь себе, чтоб я был царевичем, а ты слугой, товда я тебя выташшу из колодца. Вот Иван-царевич согласился, отдал свои документы, а сам взял его, что он его слуга» (1, с. 198).
В сказке на сюжет 3001=АА 300А Победитель змея утрачен мотив переодевания, есть лишь обмен названиями: «— Нет, не буду вытаскивать. Будешь ты
Иван Гласец, а я буду Иван царский сын? Будешь ты Иван Гласец, когда пойдем
в другое царство? Ну, тот согласился. Все равно что там пропадать. А тут вытащит» (2, с. 247).
Слуга, обменявшийся обликом с Иваном-царевичем, объясняет царю, почему его выгнали из дому. Царь требует подтверждения того, что переодетый
слуга действительно царевич. «— <…> Вот меня и отправили странствовать
с волчьим билетом.
Царь говорит: — Покажи.
Поглядел» (4, с. 14).
Обмен образами воспринимается сказкой как один из способов спасения жизни. Лучше принять низший облик, чем умереть, следует из логики
русской сказки.
В контаминации сюжетов 3001=АА 300А Победитель змея и 361 Неумойка
мотив маскарада разработан следующим образом. Иван-царевич нарушает запрет приемного отца заходить в подвал и выпускает Ворона. Бежит к брату отца,
тот убегает вместе с ним. Герой спускается в колодец за водой, дядя отказывается его поднять наверх: «— Но теперь оставайся здесь навечно. Я сейчас заберу
все деньги и пойду опеть назать, на родину на свою, а ты теперь здесь оставайся. — Ой, дядя, я погибну здесь голодной смертью!
Он говорит: — Тогда принимай таки условия: чтоб ты был Боба-королевич, а я
Иван-царевич. Вот именами переменимся, тогда я тебе веревку спушшу, выташшу
___ _ _ • 2007 • № 1 ______________________ 85
тебя» (5, с. 179). Антагонист вытаскивает героя из колодца только после того,
как герой соглашается обменяться с ним именами: «— Ну, ладно, дядя, пушшай
будет так: ты будешь Иван-царевич, а я Боба-королевич. Таким путем, выташшил и дядя стал самозванец, чужо имя взял» (там же, с. 180).
Затем Иван-царевич и Боба-королевич попадают в чужое государство, где
герой для всех — Боба-королевич. Царских дочерей отправляют змею на съедение, а настоящий Иван-царевич отправляется спасать их. Змею он называет
настоящее имя, что служит одним из доказательств наличия у него богатырской
силы. «— <…> Разве я чувствую перед собой Ивана-царевича? <…>
А Иван-царевич отвечает:
— Врешь, змей трехглавый! Я есть самый Иван-царевич» (там же, с. 189).
Царская дочь застает героя спящим после боя, будит и говорит ему, что
он не Боба-королевич, а Иван-царевич. Зовет отца и указывает ему настоящего спасителя. Но герой отрицает то, что он Иван-царевич: «— Дайте мне
одуматься, сейчас я ничего не скажу, потому что спал долго» (там же, с. 194).
Лишь после того как герой вызывает своего богатырского коня (что является
доказательством его настоящего имени), он признает себя Иваном-царевичем:
«Когда его на улицу отпустили, он сразу скрылся. Поднялся в чисто поле. Свистнул, гаркнул — появился богатырский конь, самый сильный. Когда он на нем прибежал к царю, царь испугался» (там же). «— Но, ваше императорское величество,
я есть самый Иван-царевич, а где ваш самозванец Иван-царевич?» (там же, с. 195).
Предъявляет в доказательство змеиные языки.
В сказке на сюжет 671 Три языка обмен облика героя со слугой спасает герою жизнь, как и в рассмотренных выше сюжетах. Но если там слуга хитростью лишает царевича его статуса, то здесь слуга защищает своего господина от
грозящей ему опасности: невеста может уничтожить жениха в первую брачную
ночь. Ивашко покупает три кнута — медный, оловянный и серебряный. Говорит
царевичу: «— <…> ты когда лягошь со женой спать, чибя обоймет, а чибя очень
будет тяжело. <…> Ти вийди до ветру, а я буду тут стоять чибя дожидать, у ней
очень ешть худое. <…>
А как раз стоит Ивашко-Попелышко. Ну, — говурит, — давай раздевайся,
я твою надену одежду. Переобулись. Джэ вошел. Стал драть менным кнутом.
Кровь посла. Стали выскакивать мишки, черви <…>» (3, с. 406). Невеста принимает переодетого слугу за своего жениха.
В сказках на сюжет 3001=АА 300А Победитель змея и 530 Сивко-бурко маскарад — принятие низшего облика — помогает герою добыть невесту. Сказка
на сюжет 3001=АА 300А Победитель змея начинается с того, что мать хочет отравить Ивана Яблочкина, и он с конем уезжает в другое государство, где заказывает себе шубу из сорока овчин. «И вот теперь ходит по городу, разметает
шубой пыль по улице и разметает грязь по улице. Представил себя неумным, не
стал умываться, бриться и стричься. <…>
Да, теперь донеслось государю про этого дурака, что такой сильный. Поднимает тягости много, а дурак. Царь его потребовал, есть ли у дурака документы
какие. Но он не сознался» (5, с. 162). Герой не сознается в своем богатырстве,
и его воспринимают по его внешнему облику и поведению за дурака.
В другой сказке на этот сюжет Ополон-царевич едет с дядьями торговать
в иные земли. Царевны выбирают себе женихов. «Послал Ополон-царевич дядю
купить большеполый и большеухий малахай и лапти, чтоб три пальца шириной
и три аршина длиной. И вот он нарядился в это, умазался сажей и пришел он,
между ширинки встал — ни в ту ширинку и ни в другу» (там же, с. 168). Младшая
86 ______________________ ___ _ _ • 2007 • № 1
царевна берет себе его в мужья. Змеи требуют царевен. Герой в облике дурака
просит свою жену сходить к царю спросить, не велит ли ему царь куда схорониться. Царь разрешает дураку спрятаться. А Ополон-царевич в это время
«<…> пошел на корабль, дядьку посылает за вином, а сам снимат одежду эту,
умыватся, надевает на себя другую, выводит коня <…>. Выпивает Ополон-царевич чару полтора ведра на единый дух и едет по городу» (там же, с. 169).
Купеческий сын по совету старичка пошел на базар, «купил шнурок, купил
котелок, купил клей и купил клопчатую гумагу и принес старичку, и зял старичок, стал клеить и склеил шкурку. Этого сар Зару оборотил как собачонку
и шнурком затянул» (1, с. 82). Старичок моделирует и дальнейшее поведение героя: «А ты, жверочек, штанут у тебя шпрашивать, не жнаешь ли какого воспонятия и не жнаешь ли какого ражговор?» Ты отвечай, что: «Жили-жили», — больше
ничего» (там же).
Идет спасать царевну, отданную в жертву змею. Снимает одежду низшего
облика не в городе, где живет, а в другом пространстве, сохраняет тайну: «За город завернулся, шкурку шкинул, на лешинку повешил и пришел своему дедушке на
показанные места» (там же, с. 85).
В образе богатыря побеждает змеев. Жена находит у себя дома спящего богатыря, бежит за отцом. «Вот он заходит, видит, такой богатырь спит: по локоть
руки в золоте, по колен ноги в серебре, во лбу красное солнце, в затылке светел
месяц, по косицам частые звезды. Зрел бы, смотрел, очей не сводил, и на плечах
надпись написана: «Ополон-царевич». Царь стал его будить. Когда разбудил, тогда
перед ним на колени: — Прости меня, Ополон-царевич» (5, с. 173). Только после
того как царь видит надпись, свидетельствующую об истинном статусе героя,
Ополон-царевич отказывается от низкого статуса и возвращается к прежнему.
Наибольший интерес в связи с мотивом маскарада представляют сказки на
сюжет 530 Сивко-бурко. В них у героя изначально низкий облик. Он «в саже да
в гре зе» (6, с. 32), говорится, что «умоваться греха не знау — и сопля у его чуть
не до пояса» (там же, с. 114), «такой сопляк был, все на пече лежал, ничего не
работал» (там же, с. 44). С помощью коня, подаренного отцом, герой может
принимать богатырский облик, но до времени это сохраняется в тайне.
Низкий облик героя дополняет его лошадь. Иван просит у братьев лошадь
поехать вместе с ними на бал к царю: «Тогда бери вон ту, еле ходит, ее черви
едят» (там же, с. 144). «Из двора старую клячонку таском тащит, задом наперед
седлает ее. Сел и держится за хвост. Со смехом и грехом доехал» (там же, с. 136).
Герой не только одет неправильно, но и его поведение не соответствует норме:
«А Ванюшка взял эту кобылу, сел задом наперед, хвост в зубы берет» (там же,
с. 144). Получается, что герой совершает обратный путь.
Царевна метит героя следующими способами: «На третий раз Ванька вырвал ширинку из рук, царская дочь заклеймила его лоб своим клеймом и поцеловала
его» (там же, с. 21). «А у нее был молоток тавреный. Она его раз в лоб — тавро
поставила» (там же, с. 155). «Заскочил его конь на двенадцатый етаж, и она стречу ему перснем по лбу ударила и лоб проломила» (там же, с. 36). Получается, что
царевна повреждает низкий облик героя.
После того как царевна метит героя — меняет его облик, он пытается эту
мету скрыть. Данный тип маскарада можно назвать неполным в отличие от
вышерассмотренных, когда смена облика персонажа была полной. Герой еще
больше пытается подчеркнуть свою принадлежность низкому облику: «Сам соплями замазался, тряпицами завесился, корчагу на голову — сел на печку и сидит»
(там же, с. 144); «лоб завязал тряпицей» (там же, с. 21); «гачу изорвал, лоб завязал»
___ _ _ • 2007 • № 1 ______________________ 87
(там же, с. 42); «взял замазал себя сажей, замазал себя кое-чем и завязал голову,
чтоб звезда не светила» (там же, с. 72); «Залез на печку. Пуще прежнего вымазался
сажей. Кольцо надел на палец и завязал палец белой тряпочкой» (там же, с. 93).
Если герои сказок могут принимать облик низшего или высшего статуса,
то, как правило, возраст они не меняют — герой среднего возраста не переодевается в старика или в ребенка. Но иногда в сказках на сюжет 530 Сивко-бурко
встречается имитация детского возраста: «Пришел Ванюшка домой, дуручком
представился, бегат, играт» (там же, с. 51); «Приходит домой Ванюшка, представился дуручком, играет, как малютка» (там же). «Пришел домой до братьев,
посмотрелся в зеркало: «Боже мой! На лбу звезда золотая, кольцо на руке светит —
что я теперь буду делать?». И так придумал: взял замазался сажей, замазал себя
кое-чем и завязал голову, чтоб звезда не светила, и лег на свою печку и дожидается
братьев» (там же, с. 72). Будучи в образе дурака Иван хочет обозначить себя как
богатыря, поцеловавшего невесту: «Да не я ли это, братья, — говорит, — был?»
(там же). Но они отказываются признать эту возможность: «Ну, где тут тебе,
дураку, быть — так дурной есть <…>» (там же). Царь или царевна собирают
всех и ищут среди них жениха. «А тот Ванюшка сел самый последний, крайний,
дальше его нет. Какой был грязный, такой же и здесь сидит» (там же, с. 120).
«На свадьбе залез в свинарник и спит с чушками» (там же, с. 136). Герой приходит
на пир в низком облике и сам не сознается, что именно он и есть жених. Налицо
маскарадная смена ролей: жених приходит на свадьбу как гость. «Генеральская
дочь подошла, шапку сняла: увидела клеймо» (там же, с. 24). Иван называет вымышленную причину, по которой его палец или лоб завязаны, причиной этой
оказывается мнимая болезнь. «А у Ивана лоб завязан отымалкой. — Чо у тебя
лоб-то завязан? — Да кобыла лягнула. — А палец пошто замотал? — Да кобылу
зауздывал — она укусила (а он персень замотал)» (там же, с. 36).
В другой сказке говорится: «Вот эта царевна всех обошла с румкою, доходит до
последнего, смотрит: завязанный палец. Спрашивает: — Что это у вас? — Да здесь
оборвало» (там же, с. 120). Царевна находит Ваню с перстнем и знаком на лбу.
«Тут все, конечно, возмутились: вчера был такой молодец на коне, а етот в рваном зипунишке и шапчонке, как у меня, — на воронье гнездо надеть! Но доказательство налицо: не мог жо он отобрать перстень у такого молодца» (1, с. 208). После
опознавания героя моют и одевают в хорошую одежду, что является одним из
признаков повышения социального статуса. «Послала царевна свою служанку
умыть и одеть почище ея жениха <…>» (6, с. 251). «Приказала быстро истопить
баню, вести его лакеям и вымать его и в чистую одёжу одеть» (там же, с. 37).
Мотив умывания жениха и облачения его в лучшую одежду как смена облика встречается и в сказках на другие сюжеты. Крестьянин Самойло Кузнецов
бьется с богатырем за руку Марграфини Прекрасной и побеждает. «Она велела
своим слугам умыть всего его хорошим ароматистым мылом и одеть его в самые
лучшие богатырские одежды» (5, с. 117).
В некоторых вариантах сказки на анализируемый сюжет Иван и после свадьбы демонстрирует свою принадлежность низкому статусу. Так, царевна «…с ём
по саду прогуливалас, несколько держала с ём речей, а дурак ничего не говорит»
(6, с. 37). «Отвели лысенькому помещение во дворце, но он убежал в сад, разрыл
кучу назьма и зарылся в нем. <…>. <…> а кругом ходили богато убранные гости
и дивились невиданному «веществу» (существу) <…>» (там же, с. 247). «Незнаюшка знай ходит по лесу да пташек гонят — вот вся его работа» (там же, с. 77).
Иван выполняет все задания царя — находит волшебных животных. Царевна
говорит отцу, что их добыл Ваня, а не другие зятья. Героиня приглашает мужа
88 ______________________ ___ _ _ • 2007 • № 1
к отцу: «— Вот царь просит тебя. — Сейчас не могу, сначала пойду за город, вызову
лошадей и приеду во дворец. <…> Кони прибежали. В право ухо влез, в лево вылез
и сделался молодцом» (1, с. 214); «Сбросил с себя Сашенька шкуры и сделался богатырем, богато одетым» (6, с. 248). Герой принимает облик богатыря, это служит
подтверждением того, что именно он добыл волшебных животных.
Для сказок на сюжет 530 Сивко-бурко характерны еще три типа неполного
маскарада (кроме рассмотренного выше, при котором Иван прячет метку, полученную от царевны).
Во-первых, это завязанная рана, полученная во время боя со змеем. Рана
всегда завязана элементом одежды, принадлежащей царевне. Иван-дурак бьется с богатырем, тот поранил Ивану шею. «Он к сарской дочери обратилса, и он
попросил, чтоб она ему увезала рану. А она сняла с себя галштук и рану ему укрепила» (там же, с. 39). «Зашел Ваня-богатырь к Марфе-королевне забинтовать руку.
Вынимает именной платок и перевязывает ему руку» (там же, с. 89). «Пошла, стала будить его и увидела свою шаль. Тут она узнала, какой это повар» (2, с. 21).
Во-вторых, спрятанные раны царских зятьев. Иван-дурак ловит чудесных
животных, а зятья покупают у него их, отдавая взамен свои пальцы или ремни кожи со спины: «Да я недорого возьму. От правых рук по мизинцу» (6, с. 43).
«Что нам по мизинцу не ондать. По крайней мере, сядем на корону» (там же).
«Я недорого возьму — с затылку ремень вырезать вплоть до пят» (там же). Зятья
считают, что все это останется в тайне: «Что там, на теле кто увидит» (там же).
Еще одной причиной неполного маскарада сказка называет необычайную красоту героя: «Стал он бояться, чтобы никто из царских дочерей не влюбился в него.
И стал завязывать лицо платком» (там же, с. 274). Этот тип маскарада в сказке
встречается редко.
Довольно распространен в сказке мотив, непосредственно к маскараду героя не относящийся, но помогающий определить истинного спасителя: царевна
надевает на зверей спасшего ее богатыря ожерелья, чтобы по ним найти героя:
«Марфа-царевна опустила волчонка и надела на него свои ожерелья» (1, с. 95).
В сказке на сюжет 301D* Солдат находит исчезнувшую царевну маскарад нужен герою для того, чтобы попасть к царю. Матросы бросают солдата на острове, царевна выходит замуж за мнимого спасителя. Солдат объявляется в городе
и ночует у крестьянина. «— Ну, хришянин, я тебе дам денег, поди на базар, купи
енеральскую одежду. <…> Хришянин пошел на базар, купил енеральскую одежду
и приносит к нему. Он написал гумагу» (, с. 362). Бумагу крестьянин привязывает
к посоху напротив царского окна. Царь читает бумагу и приглашает генерала
в гости. «Сар прочитал — с другого городу приехал генерал, прошится сару на обед,
а сам находится у хришянина. — Подьте, ищите этого генерала, пусть будет,
пообедает» (там же).
Герой надевает одежду более высокого социального статуса, к которому он
принадлежит на самом деле. В виде генерала беседует с царем и рассказывает
ему правду. Царь выдает за него дочь замуж. С помощью одежды повышают
свой статус не только герои сказки и их антагонисты, но и второстепенные
персонажи. Так, в сказке на сюжет 560 Волшебное кольцо Петр хочет жениться
и уговаривает гостей ехать сватать ему невесту. «И гостей стал он угуваривать
ехать — оне не едут, один говорит: «У меня блуза плоха», — другой: «У меня обуток нет», — а третий говорит: «У меня шапка худа». <…> Заводит их в цирульну — волосы имя обшингал, бороды все обрел. Заводит в мангазин. — На первый
случай одевайте брюки, одевайте сапоги с калошами, одевайте жилеты, одевайте
пинжаки! <…> Теперя женьчины супорсвовали: — Тепере мужья у нас вон как оде___ _ _ • 2007 • № 1 ______________________ 89
лись, а мы че, в лоскутьях поедем что ли. Нет, не поедем. Бился-бился Петя с имя,
повел в мангазин, одел — юбки им выдал, ботинки с калошами, напудрил их, умыли,
идут — мужья не узнают» (1, с. 230).
А вот царь, герой сказки на сюжет 3001=АА 300А Победитель змея, наоборот,
надевает одежду низкого социального статуса. Этот маскарад необходим ему,
чтобы узнать, как вылечить царицу от бесплодия. «Оболокатся сам в лакейску
одежу, отправлятся по городу. Ходил он по всем лавкам, по базарам, искал себе
избранника и нигде не нашел» (там же, с. 99).
Для мужского маскарада, как и для женского, характерен мотив надевания
железной одежды. Этот тип маскарада встречается в сказках, в которых герой утрачивает жену и отправляется на ее поиски. Так, в сказке на сюжет 4002=АА 400*В
Царь-девица солдат не дождался своей невесты: в шинель ему воткнули иголку,
и он заснул. Его невеста уплыла. Невеста говорит: «— Пусть теперь он меня ищет
сам в такой-то стране. Пусть сошьет себе железную одежду» (5, с. 257). В сказке
на сюжет 671 Три языка представлен еще один тип маскарада — приобретение
невидимости с помощью шапки-невидимки. Ивашко-Попелышко попадает
в город и помогает царевичу выполнить свадебное задание — найти человека
с золотыми волосами. «Ивашко-Попелышко оделся в шубку-невидимку и ходит
по городу. Вдруг увидел, сарская дочь пояхала на золотой нарте к этому старику. Прияхала. Ивашко-Попелышко за ней» (3, с. 495). И таким образом добывает
горсть золотых волос, что является свадебным заданием.
Принятие звериного облика встречается в сказках на сюжеты 850 Приметы царевны и 725 Нерассказанный сон. Но если в рассмотренных выше сказках принятие героями человеческого облика другого статуса их настоящий
статус повышало или понижало, то принятие звериного облика выполняет
только одну задачу — оно скрывает истинный облик героя. В сказке на сюжет 850 Приметы царевны маскарад, как и в сказках на сюжеты 530 Сивко-бурко
и 3001=АА 300А Победитель змея, способствует добыванию невесты. Два солдата
уходят со службы, убивают медведя. «Шкуру его сняли тулупом и условились оне
так: <…> — Я тебя оболоку медведем, в ету шкуру зашью и буду водить тебя»
(там же, с. 263). Царь берет переодетого солдата и везет на болото, где заточена его дочь, показать ей медведя. «<…> царская дочь догадалась, што ето не
зверь, а человек. Взяла леворверт и сказала ему: — Сознавайся, ты есть человек,
а не зверь! <…> Тогда медведю делать нечего. И он ей сказал, что я есть человек.
Она спросила его, где распороть ему шкуру. Он ей указал, и она распорола и сняла
с него ету шкуру» (там же). Он ей понравился. «Она наладила, напихала полон
денег бумажник, несколько тышечь в ету шкуру и надела на его и зашила. Опеть
заделала его медведем» (там же, с. 263—264). Ее отец рассылает афиши: кто укажет местонахождение его дочери, за того он ее замуж отдаст. Солдат, бывший
медведем, указывает местонахождение и получает царевну в жены.
В сказке на сюжет 725 Нерассказанный сон сын отказывается поведать отцу
свой сон, отец продает его корабельщикам. Корабельщики бросают героя в колодец, потому что и им он не рассказал свой сон. Герой встречает крестьянина,
везущего бочку смолы. «Дает сто рублёв. Бочку эту взял, разбил и сам весь в смоле
вымарался <…>» (1, с. 218). Покупает у другого мужика перину. «Разрыват эту
перину и в этим пере он весь вымарался, оперился» (там же, с. 219). Его берут для
забавы на этот корабль. «— Я,— говорит,— есь Ивашка худой поваришка,— и шутит он с имя, и балагурит, и всяки забавы рассказывает» (там же).
Как правило, в классической сказке переодетого героя никогда не узнают, но со временем появляются сказки, в которых узнавание происходит. Так,
90 ______________________ ___ _ _ • 2007 • № 1
в сказке на сюжет 3001=АА 300А Победитель змея невеста узнает своего спасителя среди гостей. «За это время он отрастил бороду. Пришел и сел за стол.
Младшая из сестер узнала его и говорит: — Не те женихи, которые вытащили
нас, а тот, который выручил» (5, с. 261). Или царевна может догадываться, что
слуга — переодетый царевич: «Это, наверно, царский сын. Видишь, он каки штуки
отливат, а тот так себе: пьет да ес» (4, с. 18).
В сказке на сюжет 327В Мальчик с пальчик у ведьмы представлен вариант
мужского травестизма. В ней говорится о том, что родители умирают и благословляют семерых сыновей жениться на семи сестрах. Они находят этих сестер,
которые оказываются дочерьми Бабы-Яги. Конь советует прибегнуть к тра вестиз му для сохранения жизни: «— Возьми да переоболокися, невестино-то платье
на себя надень, а свое-то ей отдай, да сам ложись к стенке и братьям так скажи»
(1, с. 194). В этой сказке, как и в рассмотренных выше, происходит распознавание по одежде: Яга принимает переодетых женихов за своих дочерей. «Вот в полночь пришла Ягишна к одному, пошшупала с краю, отрубила голову, и так всех семь
дочерей зарубила!» (там же). Утром братья убегают. Кощей похищает мать героя,
а тот отправляется ее спасать. Вася просит старушку, у которой он остановился,
сходить на базар и купить ему женскую одежду. «Вот старуха пошла на базар,
купила ему женску одежу, скрипочку. Он в женску одежу оделся и старуху молил
и просил, усердно просил, чтоб она не сказывала, что он из муского полку» [4, с. 58].
В переодетом виде Вася попадает к Кощею, играет для него на скрипочке и передает для матери записку, чтобы она узнала у Кощея, где его смерть.
Мотив обнажения как особое состояние человеческого тела в русской сказке встречается редко. Он характерен для сказок на сюжет 850 Приметы царевны,
4002=АА 400*В Царь-девица и 313А Чудесное бегство. Мотив обнажения связан
с мотивом добывания невесты.
Солдат излечивает живой водой волшебников. Они дарят ему музыку трехтонну, шеститонну и девятитонну. Герой нанимается к купцу в дворники и играет на трехтонной музыке, царская дочь хочет ее купить. Солдат отвечает, что
музыка «— <…> заветна. Вот, — говорит, — покажите свое тело до колен.
Когда она подняла рубашку повыше колен и показала ему, он обошел кругом ее
и сказал: — Закрывайте, нагляделся. Он дал ей ету музыку» (3, с. 265). За шеститонную музыку герой просит царевну показать «своего тела до грудей <…>»
(там же). Царевна выполняет и это условие. За девятитонную солдат требует:
«— Разденьтесь, — говорит, — вы донага, чтобы нагишом и чтобы раздеться мне.
Вы ложитесь на койку, а меня чтобы подвесили на ремнях над вами.
Када его подвесили перед ней на ремнях, то у красавицы кров разыгралась
и сказала: — Няньки, служанки, развяжите ремни! И он свалился к ей на койку, и,
конечно, оне открыли тайную любов» (там же, с. 266).
Обнажение как плата за получение чудесных предметов является одним из
способов добывания невесты. Следует отметить особенность рассматриваемого
состояния: обнажается всегда героиня по требованию героя, для классической
сказки не характерно обнажение героя за чудесные предметы.
В сказке на сюжет 4002=АА 400*В Царь-девица герой получает чудесные чайник, полушалок и скатерть от зятьев и отдает их девице-богатырице в обмен на
то, что она выполняет задания Ивана Вдовина. «— Вот разденься и пройди круг
нас» (, с. 120).; «— Поставить кровать, легла чтобы, на кровать легла» (там же,
с. 121); «— Ляжьте на кровать нагой и чтобы на десять сантиметров не допустили меня нагого до тебя» (там же). Затем девица-богатырица выходит за Ивана
Вдовина замуж.
___ _ _ • 2007 • № 1 ______________________ 91
Если в сказках на сюжеты 4002=АА 400*В Царь-девица и 850 Приметы царевны обнажение носит эротический характер, героиня обнажается по просьбе
героя, то в сказках на сюжет 313А Чудесное бегство обнаженная девица, лишившаяся своей рубашки, в обмен на одежду соглашается выйти за героя замуж.
Герой всегда прячется, невеста и жених в момент обнажения друг друга не видят.
«— Выбрось мне одежу, потом сами выйдите. Он выбросил ей одежу, потом сам
вышел. Она сказала: — Ты мой будешь муж, я знаю, зачем ты пришел»(4, с. 199).
Итак, мотивы маскарада и обнажения в русской народной волшебной сказке, являясь одними из особых состояний человека, имеют следующие особенности. Положительные герои понижают свой социальный статус переодеванием, отрицательные персонажи — повышают (слуга переодевается в царевича).
Маскарад в сказке является основной составляющей смены социального статуса. Переодевание героя или героини, как правило, выстраивается по следующей
модели: обычное состояние — принятие облика низкого социального статуса —
определение себя в этом статусе в чужом пространстве и выполнение действий,
характерных для высокого статуса (битва со змеем — у героя, презентация себя
как красавицы — для героини), — принятие облика высокого социального статуса как доказательство выполнения действий именно героем (или героиней),
а не кем-то другим.
Одной из особенностей маскарада является его тайность: смена облика героя остается в тайне или о ней знает только один человек, который тайну всегда
сохраняет — это помогающий добыть одежду другого статуса персонаж или тот
персонаж, с которым происходит обмен обликами.
Существует прикрепление облика героя к определенному локусу: герой сохраняет тайну своего облика в том пространстве, в котором находится в данный
момент — будь то его родная деревня или чужое государство. Нахождение в пространстве всегда продолжительно: герой там живет. Но если герой находится
в пространстве временно (например, переодетая в красивую одежду героиня —
в церкви, богатырь — на поле боя), то там он являет свою принадлежность высокому статусу, сохраняя анонимность.
Маскарад в сказке служит для опознавания истинного героя, помогает спрятаться, сохранить тайну своего происхождения (или другого истинного положения вещей) или жизнь.
Мотив обнажения в русских народных волшебных сказках встречается редко, как и мотив маскарада, и является одним из способов добывания невесты.
ЛИТЕРАТУРА
1. Русские сказки Сибири и Дальнего Востока: Волшебные и о животных / сост. Р.П. Матвеева,
Т.Г. Леонова. Новосибирск: ВО «Наука», Сибирская издательская фирма, 1993.
2. Русские волшебные сказки Тункинской долины / сост. Р.П. Матвеева. Улан-Удэ: Изд-во БНЦ
СО РАН, 2001.
3. Русские сказки Восточной Сибири / сост. Е.И. Шастина. Иркутск: Восточно-Сибирское кн.
изд-во, 1985.
4. Русские волшебные сказки Сибири / сост. Р.П. Матвеева. Новосибирск: Наука, Сиб. отд-ние.
1981.
5. Русские народные сказки Сибири о богатырях / сост. Р.П. Матвеева. Новосибирск: Наука, 1979.
6. Русские народные сказки Сибири о чудесном коне / сост. Р.П. Матвеева. Новосибирск: Наука,
1984._

Больше информации

Статьи о России


 

 


Copyright © 2005-2009 Защита сайта от бана. Учёт кликов из любых источников