Главная страница
Экономика
Статьи
Маркетинг
Менеджмент
Инвестиции

К ВОПРОСУ О КУЛЬТУРНОЙ ПРИНАДЛЕЖНОСТИ НЕОЛИТИЧЕСКОГО КОМПЛЕКСА ПАМЯТНИКА ДВОРЯНКА В ПРИМОРЬЕ

Николай Александрович КЛЮЕВ,
кандидат истори
ческих наук
Алла Викторовна
ГАРКОВИК, на
учный сотрудник
Института исто
рии ДВО РАН
Последние два десятилетия в археологии Приморья отмечены активизацией
исследований в области неолитоведения, преимущественно связанных с откры
тием и изучением новых памятников, осмыслением материалов известных*.
Полученные данные дают основу для обсуждения вопросов о выделении ло
кальных вариантов и хронологических этапов хорошо известных в Приморье
археологических культур и выделения новых, а также внутренней периодизации
неолита региона в целом1.
Одним из археологических памятников, материалы которого представляют
аргументы для выделения нового неолитического культурного комплекса, явля
ется памятник Дворянка1.
Он был открыт в 1997 г. в ходе археологической разведки в Западном При
морье в долине р. Комиссаровки. Располагается на югозападной оконечности
вершины длинной скалистой сопки высотой до 45 м., протянувшейся вдоль
правого берега реки, в 2 км к северосеверовостоку от с. Дворянки. Поселение
имеет внешние признаки. С севера и востока оно укреплено двумя валами и дву
мя рвами: они огораживают площадку размерами 46 на 33 м. Было выявлено
также 4 западины от древних сооружений. Три из них располагались в югоза
падной части памятника, где и было решено провести раскопки в 2004 г. Пло
щадь раскопа составила 86 кв. м; он захватил одну из западин. Мощность куль
турного слоя достигала 1 м. Полученная археологическая коллекция включает
в себя около 6000 фрагментов керамики и артефактов из камня, более 150 инди
видуальных находок. Остеологический материал представлен костями живот
ных и человека (соответственно 1500 экземпляров и 250).
* Работа выполнена в рамках реализации проектов, поддержанных РФФИ (№ 030680264,
040688034) и Президиумом РАН (Программа «Этнокультурное взаимодействие в Евразии).
___ _ __• 2006 •№ 1 83
Проведенный типологический и стратиграфический анализ показал, что
памятник Дворянка1 является многослойным.
Наиболее представительным в раскопе оказался неолитический горизонт
и, что немаловажно, он четко прослежен стратиграфически. Полностью было
раскопано жилище с углубленным основанием — четырехугольное в плане, но
с округленными углами. Площадь его достигала 30 кв. м. В силу особенностей
рельефа (близкие к поверхности выходы коренных скальных пород) глубина
жилища была небольшой и не превышала 40 см. Располагаясь на небольшом
склоне, оно имело бортики неодинаковой высоты. В жилище было выявлено
два очага, тяготеющих к его центральной части. Один из них был по краям об
ложен камнями, а ложе второго было выдолблено непосредственно в скале.
Около очагов располагались хозяйственные ямы. Жилище имело каркас
ностолбовую конструкцию. Зафиксировано 4 ямы от основных опорных стол
бов, образующих в плане правильный четырехугольник. Вспомогательные
столбы находились вдоль бортиков жилища как с внутренней их части, так
и с внешней. Жилище пострадало от пожара, о чем говорит характер его запол
нения. Непосредственно на полу были обнаружены многочисленные развалы
сосудов, изделия из камня и кости. Северозападная часть жилища частично
(до пола) была разрушена более поздним сооружением — погребением в ка
менном ящике эпохи палеометалла. Преимущественно в южной части жили
ща в хозяйственных ямах было найдено большое количество костей животных.
Так, в одной из ям было расчищено несколько конечностей оленя, а в дру
гой — челюсти кабана. При проведении реставрационных работ выяснилось,
что некоторые кости были сознательно пробиты человеком.
Полученный из жилища археологический материал представляет собой еди
ный, типологически выдержанный комплекс. Особенно это хорошо проявляет
ся при анализе керамической коллекции, представленной фрагментами лепных
сосудов, украшенных нешироким орнаментальным бордюром в верхней части.
При изготовлении этих емкостей использовалось гончарное тесто из запесочен
ной глины с добавлением дробленого кварца. В результате формовочная масса
содержит значительное количество непластичных примесей. Размеры алеври
тистой примеси: 0,01—0,05—0,1 см, размер зерен минерального отощителя ко
леблется от 0,1Ч0,1 см до 0,2Ч0,4—0,3Ч0,4 см. Фиксируются керамические изде
лия, изготовленные из теста с более тонкой текстурой, с черепком 0,3—0,5 см.
Толщина стенок изделий, изготовленных из гончарной массы с более грубой
текстурой, 0,6—0,9 см.
Технология формовки сосудов документируется наличием фрагментов, рас
коловшихся по спаям лент и многочисленным наблюдениям разломов череп
ков, в которых фиксируются наложения двух слоев глины. Эти наблюдения
дают основания считать ленточнокольцевой налеп основным технологическим
приемом моделирования сосудов. Равномерная толщина стенок, полная ниве
лировка стыковочных швов, незначительное количество обломков с разломами
по спаям лент могут служить основой для предположения об использовании
техники выбивки.
Визуальные исследования фрагментов керамики показывают, что внутрен
няя и внешняя поверхности сосудов отделывались достаточно тщательно.
Эти наблюдения дают основания предполагать, что их обработка производи
лась в два приема. Первая, послеформовочная выполнялась жестким орудием,
оставляющим рельефные, субпараллельные следы. Повторное, окончательное
84 ___ _ __• 2006 •№ 1
заглаживание выполнялось тщательно. Вероятно, оно осуществлялось жестким
гладким орудием (типа гальки). В результате рельефные следы первичной обра
ботки практически полностью сглаживаются и фиксируются лишь на отдель
ных участках сосудов. Окончательное заглаживание делалось тщательно, воз
можно, по хорошо увлажненной поверхности черепка, таким образом, что
глинистая субстанция перекрывала проступающие зерна минералов. В отдель
ных случаях можно предположить обмазывание сосудов тонким слоем мелко
дисперсной глины.
Обжиг керамической посуды был достаточно высоким, о чем свидетельству
ет хорошее качество черепка: он плотный, твердый, «несыпучий», с хорошо
спекшимися частицами. Наружный цвет изделий варьирует в гамме коричнево
го цвета: от темного коричневобурого, красновато и желтоватокоричневого
до светлого охристокоричневого. Внутренняя поверхность сосудов была пре
имущественно темносерой. В изломе черепки, как правило, одноцветные,
чаще всего темносерые, реже — блеклокоричневого цвета. Толщина черепка
варьирует в зависимости от размера сосуда. Некрупные изделия (изготавливав
шиеся, как правило, из тонкотекстурного теста) имели черепок 0,3—0,4—0,6 см
толщиной. Крупные изделия — 0,6—0,9 см.
Форма сосудов единообразна. Это плоскодонные, слабо профилированные
изделия, верхний край которых несколько отогнут наружу (табл. 1, рис. 1—3,
6—7). Контур дна четкий, угол сопряжения стенок и дна часто составляет
120—130°, реже — 105 и 140°, что также свидетельствует о незначительной вы
пуклости тулова сосудов. В полной мере судить о габаритах керамических ем
костей не позволяет фрагментарность материала. Некоторые представления
о размерах дают имеющиеся фрагменты сосудов с венчиками и обломки доны
шек. Размеры диаметров верхнего края емкостей позволяют предварительно
разделить их на четыре группы: очень крупные, крупные, средние, мелкие.
К «очень крупным» отнесены изделия с диаметром венчиков 34—30 см, изде
лия с диаметрами 24—20 см составляют группу «крупных», сосуды с диаметром
15—12 см — «средние», диаметр «мелких» изделий равен 11—7 см. Большин
ство найденных донышек имеет диаметр 13—9 см, и вероятно, могут быть со
поставлены с изделиями крупной и средней размерных групп.
Единственный практически целый сосуд относится к разряду «мелких»
и имеет диаметр венчика 8 см, высоту 9 см, диаметр дна 4 см. Возможно, он дает
представление о размерных пропорциях емкостей, при которых диаметр и вы
сота изделий были одинаковы или близки по размерным показателям, а диа
метр дна был меньше диаметра верхней части в два раза (табл. 1, рис. 3).
При общем единообразии формы сосудов оформление верхнего края имеет
две основные разновидности: край сосуда был округлым или уплощенным. Пер
вая разновидность представлена тремя вариантами: толщина округлого края
сосуда такая же, что его стенки; край утоньшен выглаживанием изнутри; край
несколько утолщен, образуя снаружи округлый «ободок» (табл. 1, рис. 1—3, 6)
Вторая разновидность венчиков представлена двумя вариантами: край изделия
уплощался сверху; верхний край сосуда уплощался со скосом наружу, образуя
небольшой карнизик (табл. 1, рис. 5, 7, 11).
В декорировании сосудов также прослеживаются определенные законо
мерности и вариации. Общим является украшение верхней части керамичес
ких емкостей нешироким декоративным бордюром. Он располагался обычно
в 0,6—0,65 см ниже верхнего обреза; ширина, как правило, равнялась 3—3,5 см,
___ _ __• 2006 •№ 1 85
реже — 2,5, 4—5 см. Орнаментальная композиция состоит из серии горизон
тальных полос оттисков зубчатого штампа и фигурных оттисков и прочерков
широкими глубокими бороздами в виде тупых широких углов или коротких
дуг. Штампы содержали 12—13 зубцов, которые имели квадратную или пря
моугольную форму. Размеры зубцов значительно варьировали: 0,1Ч0,1 см,
0,2Ч0,2 см, 0,2Ч0,4 см, 0,2Ч0,3 см. На некоторых изделиях фигурные оттиски
несколько видоизменялись, являя собой «гибрид»: стороны широкого угла
наносились слабо выгнутыми дугообразными линиями. В результате фигура
становилась похожей на схематическое изображение летящих птиц, за что
получило условное название «птички». Реже и эти изображения упрощались,
превращаясь в короткие волнообразные прочерки.
Наиболее популярны бордюры, состоящие из серии оттисков зубчатого
штампа, окаймленных сверху и снизу фигурными оттисками. Они представ
лены несколькими композициями: сверху и снизу расположены глубокие от
тиски штампа в виде широких углов, попеременно вершинами вверх и вниз.
Центральная часть композиции состоит из трех или четырех рядов оттисков
зубчатого штампа. Вариантом такой композиции является бордюр, состоящий
из шести рядов зубчатых оттисков, окаймленных сверху и снизу прочерченны
ми фигурами в виде широких углов (табл. 1, рис. 1).
Разновидность бордюра составляют композиции из серии зубчатых оттис
ков, окаймленных дугообразными фигурами. Они представлены несколькими
вариантами. Одни из них состоят из шести рядов зубчатых оттисков, сверху
и снизу оконтуренных двойным рядом коротких дуг, расположенных выпуклой
частью вверх. Другой вариант представлен композицией из трех рядов оттисков
зубчатого штампа, сверху и снизу обрамленных двумя рядами дугообразных
прочерков, выпуклой частью вниз (табл. 1, рис. 2, 10).
Еще два варианта составляют композиции, в которых ряды узора, окаймля
ющего серию зубчатых оттисков, состоят из двух рядов дуг, расположенных по
переменно выпуклой частью вверх и вниз, а также из фигур в виде широких уг
лов, образованных дугообразными прочерками, направленными вершинами
вниз (табл. 1, рис. 4, 8, 11).
Следующие бордюры демонстрируют несколько иное построение орнамен
тальной композиции. Это выражается в том, что центральная часть компози
ции, состоящая обычно из серии оттисков зубчатого штампа, разбивается на две
части, и в центр помещается полоса из нескольких рядов слабо выгнутых ко
ротких дуг. Один из вариантов такого бордюра состоял из двух рядов зубчатых
оттисков, двух рядов коротких дуг (выпуклой частью вниз), ниже которых рас
полагались еще три ряда оттисков зубчатого штампа. Эти ряды оттисков окон
турены (сверху и снизу) одинарным рядом коротких дуг, выпуклой частью вниз
(табл. 1, рис. 5, 6). Развитием этой тенденции представляются две другие сход
ные композиции. Одна из них состоит из четырех рядов зубчатых оттисков,
между которыми располагаются пять рядов коротких слабо выгнутых дуг. Ком
позиция окаймлена двойным рядом подобных дуг (выпуклой частью вниз)
лишь снизу. Другая композиция составлена из последовательно (сверху вниз)
расположенных 4—5 рядов зубчатых оттисков, 4—5 фигурных оттисков в виде
«птичек», 3—4 рядов зубчатых оттисков. Оконтуривающие дугообразные эле
менты отсутствуют (табл. 1, рис. 3, 7). К этой же разновидности композиций
можно отнести еще одну. Верхнюю и нижнюю части ее составляют оттиски зуб
чатого штампа, а центральная часть представляет собой широкую полосу узора
86 ___ _ __• 2006 •№ 1
Табл. 1. Керамический мемориал Дворянка1
___ _ __• 2006 •№ 1 87
из широких углов, нанесенную широкими бороздами, более похожую на лома
ную линию (табл. 1, рис. 9).
Особняком стоит орнамент из нескольких рядов коротких дуг, расположен
ных в верхней части сосуда.
Исключительная монолитность описанного материала, которая проявляет
ся как в технологии изготовления, формовке и отделке изделий, так и в едино
образии форм и орнаментации, позволяет видеть в нем единый культурный
комплекс, четко выделяющийся на фоне других материалов памятника Дворян
ка1. Немаловажное значение имеет то, что основное количество керамики
описанного типа (в том числе скопления от нескольких сосудов) встречены в за
полнении жилища, особенно в его нижней части.
Керамика с подобной орнаментацией известна на археологических памят
никах Западного и центрального Приморья. Она была встречена на много
слойных памятниках Сергеевка12, Петровичи3, Шекляево74. Первые два из
них, а также такие памятники, как Сиротинка, Лузанова Сопка5 и некоторые
другие, рядом исследователей объединяются в одну культурную группу, не
имеющую пока устоявшегося названия («ханкайская неолитическая культу
ра»5, «приханкайская группа памятников руднинской культуры», памятники
«сергеевского типа»6, «памятники типа ПетровичиСиротинка»7). В керами
ческий комплекс этой группы как одна из его составляющих частей, включа
ется и описанная выше керамика из поселения Дворянка1. Однако, думается,
что после исследований на поселении Шекляево7 в 2003—2004 гг., когда была
предпринята попытка типологически выделить керамику с «птичками», а за
тем обнаружение подобного археологического комплекса в четких стратигра
фических условиях на поселении Дворянка1 в 2004 г. позволяют поднять воп
рос о культурной специфике аналогичных комплексов. Тот факт, что керамика
описанного типа к настоящему времени известна на 5—6 памятниках, дает
возможность говорить о выделении новой культурной группы, которую мы
предлагаем назвать шекляевской, так как именно материалы поселения Шек
ляево7 (и особенно работы 2004 г.) дали первые серьезные основания для та
кого шага.
Открытие новой культурной группы ставит ряд вопросов, начиная с выяс
нения ее датировки и заканчивая определением путей распространения и куль
турными контактами. Расположение памятников в западной, северозападной
и центральной частях Приморья позволяет наметить возможный вектор про
движения носителей этой традиции: западная часть Приморья — Приханкай
ская низменность — центральное Приморье. Известно, что начало активных
миграционных процессов в соседних районах Восточной Азии было связано
с изменением (иссушением) климата в субореале. Их население в поисках бо
лее благоприятных зон, вероятно, способствовало притоку инокультурного
населения и в Приморье. СевероВосток Китая (Маньчжурия) был одним из
районов, где эти процессы проявлялись достаточно отчетливо. Вполне веро
ятно, что появление памятников шекляевской культуры было частью этого
глобального процесса, начало которого связывается с наступлением субореа
ла 5 тыс. лет назад.
Ряд признаков в керамическом материале описанного комплекса находит
аналогии в более ранней руднинской археологической культуре. Это прослежи
вается в морфологии керамических сосудов: слабая профилировка тулова, не
значительный отгиб верхнего края и такие варианты его оформления, как
88 ___ _ __• 2006 •№ 1
скругленный край, совпадающий с толщиной стенки, уплощение его сверху,
уплощение края со скосом наружу с образованием небольшого карнизика.
Сходны технология формовки емкостей и качество отделки стенок. В орнамен
тации сосудов также имеются аналогии общего порядка. Прежде всего это ук
рашение узкой полосой орнаментального бордюра, основные элементы которо
го выполнены техникой тиснения различными штампами, среди которых при
сутствуют сходные элементы: оттиски зубчатых штампов, углы и треугольники.
Отмечены параллели и в каменном инвентаре. Так, в заполнении жилища на
поселении Дворянка1 были обнаружены удлиненнотреугольные и иволист
ные шлифованные наконечники стрел с прямым основанием, ассиметрич
нолистовидный ретушированный ножбифас, наконечник стрелы на пласти
не с краевой ретушью, «лощитель древков стрел» на овальной гальке. Исходя из
имеющихся аналогий с материалом руднинской культуры, возможна и более
ранняя датировка памятников шекляевской культурной группы. Вероятно,
представители шекляевской группы и руднинской культуры в процессе их про
движения в западные и центральные районы Приморья контактировали друг
с другом и вполне возможно, что памятники «сергеевского типа» отразили мо
менты таких контактов.
1 Клюев Н.А., Гарковик А.В. Особенности керамических комплексов стоянки Дальний Кут15
в Приморье (по результатам исследований 2000—2001 гг.) // Россия и Китай на дальневосточ
ных рубежах. Благовещенск, 2002. Вып. 3. С. 52—60; Клюев Н.А., Яншина О.В. Финальный
неолит Приморья: новый взгляд на старую проблему // Россия и АТР. 2002. № 3. С. 67—78; Клю
ев Н.А., Яншина О.В., Кононенко Н.А. Поселение Шекляево7 — новый неолитический па
мятник в Приморье // Россия и АТР. 2003. № 4. С. 5—15; Гарковик А.В. Неолитический керами
ческий комплекс многослойного памятника Рыбак 1 на югозападном побережье Приморья //
Проблемы археологии и палеоэкологии Северной, Восточной и Центральной Азии: Материа
лы междунар. конф. Новосибирск, 2003. С. 94—101; Вострецов Ю.Е., Гельман Е.И., Комото М.,
Миямото К., Обата Х. Новый керамический комплекс неолитического поселения Кроуновка 1
в Приморье // Проблемы археологии и палеоэкологии Северной, Восточной и Центральной
Азии: Материалы междунар. конф. Новосибирск, 2003. С. 86—93; Морева О.Л., Попов А.Н.,
Фукуда М. Керамика с веревочным орнаментом в неолите Приморья // Археология и культур
ная антропология Дальнего Востока и Центральной Азии. Владивосток, 2002. С. 57—68; Попо
в А.Н. Неолит на Приханкайской низменности: по результатам исследований в Центральном
Приморье в 2000—2002 гг. // Проблемы археологии и палеоэкологии Северной, Восточной
и Центральной Азии: Материалы междунар. конф. Новосибирск, 2003. С. 183—185; Попов А.Н.,
Батаршев С.В., Крутых Е.Б., Малков С.С. Памятник Сергеевка1 в ЮгоЗападном Приморье:
стратиграфия и общая характеристика культурнохронологических комплексов // Проблемы
археологии, этнографии и антропологии Сибири и сопредельных территорий. Новосибирск,
2004. Т. X, Ч. 1. С. 161—167 и др.
2 Лынша В.А. Сергеевка1 — новая неолитическая стоянка на юге Приморья // Проблемы краеве
дения (Арсеньевские чтения). Уссурийск, 1989. С. 43; Попов А.Н., Батаршев С.В., Крутых Е.Б.,
Малков С.С. Памятник Сергеевка1 в ЮгоЗападном Приморье: стратиграфия и общая характе
ристика культурнохронологических комплексов // Проблемы археологии, этнографии и антро
пологии Сибири и сопредельных территорий. Новосибирск, 2004. Т. X, Ч. 1. С. 166.
3 Бродянский Д.Л. Введение в дальневосточную археологию. Владивосток, 1987. С. 101.
4 Клюев Н.А., Яншина О.В., Кононенко Н.А. Поселение Шекляево7 — новый неолитический
памятник в Приморье // Россия и АТР. 2003. № 4. С. 9—10.
5 См.: Сапфиров Д.А. Проблемы руднинской культуры Приморья // Арсеньевские чтения: Тез.
докл. регион. конф. Уссурийск, 1985. С. 68—70.
6 Попов А.Н., Батаршев С.В., Крутых Е.Б., Малков С.С. С. 164.
7 Попов А.Н. Неолит на Приханкайской низменности: по результатам исследований в Централь
ном Приморье в 2000—2002 гг. // Проблемы археологии и палеоэкологии Северной, Восточной
и Центральной Азии: Материалы междунар. конф. Новосибирск, 2003. С. 184._

Больше информации

Статьи о России


 

 


Copyright © 2005-2009 Защита сайта от бана. Учёт кликов из любых источников