Главная страница
Экономика
Статьи
Маркетинг
Менеджмент
Инвестиции

ОРГАНИЗАТОР НОВОГО ПОРЯДКА УПРАВЛЕНИЯ ОХОТСКИМ ПОРТОМ

Борис Николаевич БОЛГУРЦЕВ,
кандидат географических наук
Василий Яковлевич Башуцкий родился в семье сотенного атамана
предположительно в 1774—1776 гг. Его предки происходили из древней
польской шляхетской фамилии Баховских. Один из них — Иван Баховский в 1709 г. выехал в Россию и при определении на службу в казачьи
полки назвал себя Башуцким1.
12 августа 1786 г. вслед за старшим братом Данилой Василий поступил кадетом в Морской шляхетский кадетский корпус, куда обычно брали
детей дворян в возрасте 10—12 лет. Учеба шла успешно, и 1 мая 1789 г.
он был произведен в гардемарины. В это время Россия находилась в состоянии войны со Швецией (Русско-шведская война 1788—1790 гг.), которая 21 июня 1788 г. неожиданным нападением на таможенную заставу
близ крепости Нейшлот начала военные действия, пытаясь восстановить
утраченное господство на Балтийском море. Произошел разрыв дипломатических отношений, и 29 июня был опубликован манифест императрицы Екатерины II об объявлении Россией войны Швеции.
Юного гардемарина назначили на линейный корабль «Св. Петр», на
котором 15 июля 1789 г. он участвовал в составе русского флота в Эландском сражении со шведами. А на следующий год — еще в двух сражениях со
шведским флотом: Красногорском (23—24 мая) и Выборгском (22 июня).
За участие в этих сражениях Башуцкий был награжден медалью2.
1 мая 1791 г. Василия произвели в подпрапорщики. На линейном корабле «Сисой Великий» он с 18 по 27 июля находился в составе русского
флота на Кронштадтском рейде. 1 мая 1792 г. Башуцкий (уже мичман)
на транспорте «Холмогоры» совершил переход из Кронштадта в Архангельск. Затем до апреля 1792 г. состоял при Архангельском порте3.
10 апреля 1794 г. на корабле «Алексей» вместе с эскадрой вице-адмирала И.А. Повалишина Башуцкий вышел обратно в Кронштадт. 5 ноября
корабль отдал якорь на Кронштадтском рейде. В 1795 г. на фрегате «Воин»
с 1 по 10 августа Василий нес брандвахтенную службу при входе на Кронштадтский рейд, после чего был переведен на Черноморский флот4.
В 1796—1799 гг. Башуцкий на разных кораблях (фрегатах «Св. Михаил»,
«Иоанн Златоуст» и др.) ежегодно крейсировал по Черному морю между
Херсоном, Одессой, Севастополем и Николаевом. 1 мая 1799 г. он был
произведен в лейтенанты5 и осенью переведен на Балтийский флот.
1 мая 1800 г. молодой офицер досрочно получил чин капитан-лейтенанта и с 10 июля по 5 августа на корабле «Пантелеймон» в составе
эскадры Балтийского флота под флагом командующего флотом адмирала
81
П.И. Ханыкова в присутствии императора Павла I крейсировал в Финском заливе между Кронштадтом и Красной Горкой6. По окончании плавания Башуцкому от имени императора было объявлено монаршее благоволение. В конце 1801 г. по постановлению Адмиралтейств-коллегии
он под командой капитан-командора Г.А. Сарычева на корабле «Победоносец» служил на Балтийском море.
Между тем разрыв дипломатических отношений с Испанией, происшедший в 1799 г., требовал усиления позиций России на Тихом океане. Для этого необходимо было укрепить Охотский порт квалифицированными морскими специалистами. Так, еще 21 марта 1799 г. императором
Павлом I было «высочайше указано немедленно приступить Адмиралтейств-коллегии к сочинению штата на содержание в тамошнем краю
эскадры», состоявшей из 2 фрегатов и 3 авизов из катеров7. Для базирования эскадры на побережье Охотского моря требовалось определить
наиболее удобное в географическом отношении место. Будущий порт
должен быть укрыт от преобладавших ветров и иметь глубины, достаточные для безопасного входа и выхода фрегатов. Но со смертью императора Павла I 12 марта 1801 г. его указание так и не было выполнено.
Тем временем для укомплектования будущих судов 25 июня 1799 г.
из Петербурга в Охотск под командой капитан-лейтенанта И.Н. Бухарина отправился первый отряд морских служителей из 88 чел. 14 июня
1800 г. команда прибыла в Охотский порт8. 3 декабря 1801 г. по указу Адмиралтейств-коллегии вместо капитана 2 ранга И.Н. Бухарина в Охотск
был командирован корабельного флота капитан-лейтенант В.Я. Башуцкий. Он возглавил второй отряд военных моряков, направлявшийся
в Охотск, численностью 69 чел. и одновременно команду из 18 матросов,
назначенную в Иркутское адмиралтейство9.
25 января 1802 г. окончательно сформированный отряд моряков по
санному пути выехал из Петербурга. 1 мая Башуцкий сдал часть команды
начальнику Иркутского адмиралтейства лейтенанту Д.И. Бабаеву и 22 июля
благополучно закончил свое длительное путешествие в Охотск. Вместе
с ним в Охотский порт прибыли мичман Владимир Баков, аудитор Лука
Попов и семь штурманов 14-го класса, окончивших Кронштадтское штурманское училище: Василий Кожевин, Яков Потапов, Семен Трубников,
Михайла Кирилов, Козьма Петров, Ефим Борисов и Василий Астафьев10.
Разместив свою команду, Башуцкий рапортом донес вице-президенту
Адмиралтейств-коллегии, графу, адмиралу Г.Г. Кушелеву о выполнении
задания и приступил к приемке морской части порта у капитана 2 ранга
И.Н. Бухарина, которую в связи с отсутствием почти всех транспортов
завершил в тот же день. Осенью 1802 г. после окончания распутицы Бухарин выехал из Охотска в столицу11.
Когда Башуцкий прибыл на Тихий океан, Охотским портом управлял вице-адмирал Иван Константинович Фомин. Старожил тех мест,
прослуживший более 14 лет, он давно уже просил министра Морских сил
о переводе его на Балтийский флот. Наконец просьба Фомина была удовлетворена. 8 января 1803 г. указом Адмиралтейств-коллегии вице-адмиралу
было разрешено, «сдав должность старшему по себе офицеру», выехать
в Петербург. 11 июня 1803 г. указ стал известен в Охотске, и Башуцкий
«вступил в должность» главного командира порта12.
За время недолгого правления вице-адмирала И.К. Фомина (с 7 апреля 1802 г. по 11 июня 1803 г.) в Охотске не успели построить ни одного судна. Впрочем, аварий и потерь судов тоже не было.
В.Я. Башуцкий, приняв морскую часть порта, не мог не заметить
этого и деятельно занялся постройкой судов. 26 июня 1804 г. была спущена
82
на воду бригантина «Св. Феодосий» — первое судно в Охотске, вооруженное, как бриг. До этого все суда имели по две мачты. Но у бригов были
прямое парусное вооружение и гафель на гроте, а у галиотов — косое вооружение. 16 июня 1805 г. на воду спустили галиот «Охотск», 31 мая —
почтовый катер «Кадьяк», а ветхую бригантину «Константин и Елена»
постройки 1790 г. сдали под блокшив. Постройкой этих судов непосредственно руководили корабельный мастер 12-го класса Вашуткин и подмастерье Попов13. Работа на верфи Охотского порта заметно оживилась.
К сожалению, суда транспортной флотилии, хотя и строились по
планам, утвержденным Кораблестроительным департаментом, но постройка их была так несовершенна для Охотского моря, «что они при крепком ветре и при малых парусах были не в состоянии отлавироваться от
берегов и потому большей частью становились жертвой своей дурной
постройки. При том же сильные течения, господствующие в Охотском
море, в особенности в проливах между Курильскими островами, так велики, что нужно быть весьма хорошим ходоком, чтобы превозмогать их
при частых маловетриях, сопровождающих жестокие туманы, бывающие
в этих местах осенью и весной»14.
Сибирский губернатор Ф.И. Соймонов (1757—1763), тайный советник, в прошлом известный гидрограф и вице-президент Адмиралтействколлегии, как-то заметил: «Вооружение на сих морях трех или четырех
фрегатов издержками своими сравнится вооружению на европейских
морях целого флота, а, сверх того, и не малого времени на таковое заведение будет потребно»15.
Эти причины в итоге привели к мысли посылать корабли из
Кронштадта в кругосветные плавания, начало которым было положено
в 1803—1806 гг. капитан-лейтенантами И.Ф. Крузенштерном и Ю.Ф. Лисянским на шлюпах «Надежда» и «Нева». Плавание организовала
Российско-Американская компания (РАК) с торговой целью. Но экспедиция попутно решала и ряд других задач: съемка и обследование отдельных берегов и островов, составление описей и карт пройденных
мест, попытка установления торговых отношений с Японией и т. д.
В 1802 г., еще в период управления Охотским портом вице-адмиралом И.К. Фоминым, комендантом Камчатки вместо генерал-майора А. Сомова был назначен генерал-майор П.И. Кошелев. Человек честный и деятельный, он обнаружил массу нарушений в процессе постройки судов
Охотской транспортной флотилии и их эксплуатации при перевозке грузов на Камчатку. Кошелев рапортом донес императору Александру I, что
командир порта мало заботится о снабжении продовольствием жителей
и войск Камчатки. На судах Охотской флотилии отправляются грузы РАК,
продававшиеся на Камчатке по явно завышенным ценам. Суда РАК строятся казенными людьми на Охотской верфи за один год, а суда флотилии — в течение трех лет. Поэтому положенного числа военных транспортов для доставки своих грузов постоянно не хватает. Кошелев также
сообщил, что обращался со своими претензиями в Охотскую контору РАК,
но получил ответ, что «за сношением ея с главным командиром Охотского
порта, не считает она обязанною входить с ним в условия». В заключение
генерал-майор предложил во избежание подобного рода беспорядков подчинить Охотский край камчатскому коменданту16,17
По поводу этого представления Александр I приказал составить особый Комитет, в состав которого вошли министр коммерции, товарищ
министра Морских сил, военный министр и генерал-губернатор Тобольской, Томской и Иркутской губерний генерал-поручик И.О. Селифонтов.
Комитету было поручено изыскать способы устранения всех беспорядков
83
в Охотске и на Камчатке. После нескольких заседаний Комитет постановил: впредь до решения вопроса о перенесении Охотского порта в Охотске командовать морскому начальнику на правах коменданта, состоя под
общим начальством министра Морских сил, назначив в помощь ему секретаря и комиссара на правах земского исправника. Одновременно, подобно камчатскому коменданту, он должен состоять под управлением
Тобольского, Томского и Иркутского генерал-губернатора и к нему относиться. Находящуюся в Охотске роту солдат камчатского гарнизона переименовать в морскую роту, а роту Удского острога причислить к иркутскому гарнизонному полку. Для устранения злоупотреблений в перевозке
грузов на Камчатку запретить перевозку на судах флотилии компанейских
товаров (14 апреля 1805 г. дозволено было казенным судам, возвращающимся из Гижиги в Охотск с балластом, брать кладь купцов РАК). Грузы других купцов принимать только в том случае, когда после погрузки назначенного на Камчатку провианта, остается для них свободное место. Компании
же предоставить право перевозить товары на собственных судах18.
Это постановление 4 августа 1803 г. было высочайше утверждено,
и 11 августа именной указ Александра I «Об устройстве областного управления на Камчатке и предварительного управления в Охотске» был
препровожден в Правительствующий Сенат для исполнения. 1 марта
1804 г. Башуцкий получил приказание генерал-губернатора И.О. Селифонтова от 23 ноября 1803 г. «ввести новый порядок управления Охотским портом»19. 7 апреля он рапортом донес генерал-губернатору, что «состоящие под его командой морскую роту и прочие команды на законном
порядке принял в свое начальствование и новый образ Портового правления с должным обрядом открыл»20. 14 апреля 1804 г. главный командир Охотского порта направил аналогичное донесение товарищу министра Морских сил вице-адмиралу П.В. Чичагову.
При В.Я. Башуцком на службу в Охотский порт прибыли три молодых офицера. В составе его команды — мичман Владимир Баков (1802)
и самостоятельно — мичманы Владимир Иванович Штейнгель (1802)
и Иван Петрович Норманский (1804). В.И. Штейнгель (декабрист, член
Северного общества), командуя судами «Св. Иоанн Богослов» и «Охотск»,
плавал в Охотском море. Мичман Норманский с 1805 по 1815 г. командовал транспортом «Св. Екатерина», бригантинами «Св. Феодосий»,
«Св. Павел» и бригом «Дионисий», доставлявшими провизию на Камчатку. В 1809 г. за спасение 38 чел. из состава команд двух терпевших бедствие в районе Нижнекамчатска судов был награжден золотыми часами
и 1 марта 1810 г. произведен в лейтенанты21.
После введения нового порядка управления Охотским портом Башуцкий тщательно следил за отправкой провианта на Камчатку и регулярно информировал об этом товарища министра Морских сил вицеадмирала П.В. Чичагова и сибирского губернатора И.О. Селифонтова.
При этом он всегда следил за выполнением требования Иркутской казенной палаты, предписавшей командирам Охотского порта после середины августа казенные суда в море не отправлять22. Так, 23 апреля 1805 г.
Башуцкий рапортом донес вице-адмиралу П.В. Чичагову, что в соответствии с приказом генерал-губернатора И.О. Селифонтова «имеет прилежнейшее наблюдение, дабы назначенная по ежегодным росписаниям в камчатские магазины препорция провианта, непременно на транспортных
судах была туда отправлена; не доводя отнюдь войска ни до малейшего
в продовольствии недостатка»23.
Командовать Охотским портом Башуцкому, к сожалению, пришлось
недолго. 7 августа 1805 г. на смену ему из Петербурга с командой разного
84
звания морских служителей из 173 чел. прибыл капитан 2 ранга И.Н. Бухарин. Через четыре дня Башуцкий сдал ему порт и начал готовиться к
отъезду в столицу. С этого дня, как пишет А. Сгибнев, «начался ряд самодурств и бесчинств» нового начальника порта.
Бухарин неожиданно арестовал своего предшественника якобы за
намерение выехать из Охотска без его специального разрешения и перепоручил тому выданное ему в Петербурге предписание привести в порядок охотский архив. Только 9 декабря 1806 г. после строжайшего предписания сибирского генерал-губернатора тайного советника И.Б. Пестеля
(отца будущего декабриста) Башуцкий смог выехать в Петербург. Он прибыл в столицу 25 марта 1807 г. и был сначала причислен к гребному флоту,
но вскоре последовал приказ Адмиралтейств-коллегии о переводе его
в корабельный флот.
22 июля в Кронштадте Башуцкий вступил в командование 40-пушечным фрегатом «Эммануил». В 1808 г., командуя уже фрегатом «Амфитрида», он в течение навигации крейсировал в Финском заливе. Затем
в 1809 г. будучи командиром фрегата «Эмануил», занимал брандвахтенный пост на Западном фарватере Кронштадтского рейда. В 1810 г. по поручению главного командира Кронштадтского порта адмирала П.И. Ханыкова сформировал 17-й флотский экипаж и 23 мая, командуя им,
перешел в Петербург.
5 января 1811 г. В.Я. Башуцкий был произведен в капитаны 2 ранга
и уволен в отставку. Дальнейшая судьба его неизвестна.
1 Русский биографический словарь СПб. 1900. Т. 2. С. 622.
2 Боевая летопись русского флота / Под ред. Н.В. Новикова. М., 1948. С. 133, 138, 139,
141.
3 Общий морской список. СПб., 1890. Ч. 3. С. 154.
4 Там же. С. 155.
5 РГАВМФ. Ф. 406. Оп. 1. Д. 90. Л. 396 об.
6 Там же.
7 РГАВМФ. Ф. 167. Оп. 1. Д. 8. Л. 32 об.
8 Там же. Ф. 198. Оп. 1. Д. 43. Л. 142—143.
9 Там же. Ф. 406. Оп. 1. Д. 90. Л. 396 об.
10 Там же. Ф. 212. Оп. 11. Д. 2566. Л. 284 об.
11 Сгибнев А. Охотский порт с 1649 по 1852 г. // Мор. сб. 1869. № 11. С. 90.
12 Там же. С. 91.
13 Сгибнев А. Охотский порт… // Там же. № 12. С. 61.
14 РГАВМФ. Ф. 19. Оп. 1. Д. 227. Л. 3.
15 Смирнов И. Хроника Охотской флотилии // Морская газета. Кронштадт, 2003. № 93—94.
16 Сгибнев А. Охотский порт… // Там же. № 11. С. 90—91.
17 РГАВМФ. Ф. 166. Оп. 1. Д. 3957. Л. 4—9 об.
18 Там же. Л. 15 об.—18.
19 Там же. Ф. 203. Оп. 1. Д. 114. Л. 3.
20 Там же. Ф. 227. Оп. 1. Д. 129. Л. 209 об.
21 Общий морской список. СПб., 1892. Ч. 4. С. 156.
22 РГАВМФ. Ф. 166. Оп. 1. Д. 3958. Л. 16 об.—17.
23 Там же. Л. 14._

Больше информации

Статьи о России


 

 


Copyright © 2005-2009 Защита сайта от бана. Учёт кликов из любых источников