Главная страница
Экономика
Статьи
Маркетинг
Менеджмент
Инвестиции

НАЦИОНАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА КНР В ОТНОШЕНИИ МАЛОЧИСЛЕННЫХ НАРОДОВ

Валентина Гениевна БУЛДАКОВА,
зав. отделом организации научных
связей Института экономических
исследований ДВО РАН
Национальная политика руководства Китая складывалась на протяжении
веков. Уже с середины II в. до н.э. в эпоху империи Хань Китай стал последо'
вательно проводить политику присоединения территорий, населенных неки'
тайскими народами. Для этого Китайское государство применяло очень гибкие
методы, основанные на глубоком понимании различия в образе жизни и уров'
не экономического развития ханьцев и их соседей. В ханьское время возникла
политическая практика «слабого руководства варварами», для которых были
разработаны особые принципы политического, административного и правово'
го регулирования (8).
Государственная доктрина традиционного Китая провозглашала, что бла'
готворное влияние китайского монарха испытывают не только ханьцы, но
и «дальние» народы, которые сами покоряются и прибывают ко двору с данью.
В связи с этим все народы и племена, находившиеся в разной степени удален'
ности от Китая, рассматривались либо как реальные, либо потенциальные вас'
салы Китайского государства, а имперские шаги, направленные на включение
новых земель в административно'территориальную структуру, официальная
идеология объясняла либо патронажем этнических периферий, либо необходи'
мостью наказания за нарушение вассальных обязанностей. При династии Тан
(618—907) в китайскую политическую доктрину впервые была включена идея
полиэтнического (многонационального) государства, в котором проживали
и ханьцы, и «варвары» (6).
Эта исторически сложившаяся практика управления неханьскими наро'
дами плавно вписалась и в национальную политику правительства КНР, хотя
на официальном уровне КПК, руководствуясь опытом Советского Союза, оп'
ределила следующие принципы партийного курса в отношении малочислен'
ных народов: 1 — равенство всех национальностей; 2 — образование автоном'
ных районов проживания малочисленных народов; 3 — развитие экономики
и культуры национальных районов; 4 — повышение уровня образования и под'
готовки национальных кадров; 5 — уважение и сохранение традиций, обычаев
и верований малочисленных народов, сохранение языка. Однако сущностная
составляющая национальной концепции остается прежней — убедить общест'
венное мнение, что Китай исторически складывался как «единое многонацио'
нальное государство», а «китайская нация» — как «суперэтнос». Отсюда, во'
первых, признание за всеми народами, проживающими на территории КНР,
статуса «нации» при одновременном включении в понятие «китайская нация»
этнических групп, «сопричастных к истории страны». Во'вторых, непризнание
78 ___ _ _ • 2006 •№ 4
принципов национального самоопределения и конфедеративного государ'
ственного устройства, а организация национально'государственного строи'
тельства на принципе районно'национальной автономии.
В настоящее время в Китае насчитывается 56 народов и народностей.
По данным статистики, национальные меньшинства в 2000 г. составляли 8,41%
по отношению к основной национальности — ханьцам (собственно китай'
цам) (2). При этом в исторический ареал обитания ханьцев включается и Цен'
тральный Китай — бассейны среднего и нижнего течения рек Хуанхэ и Янцзы.
Из числа национальных меньшинств 22 народа относятся к малочислен'
ным (это народы с численностью менее 100 тыс. чел.). Исторически малочис'
ленные этносы проживают на окраинах страны, в местах со слаборазвитой ин'
фраструктурой. Было выделено несколько так называемых особых районов
компактного проживания представителей малых народов и образованы автоно'
мии в основном как самостоятельные провинции. К таким особым районам
относятся Тибетская автономная провинция, автономный округ Внутренняя
Монголия (со статусом провинции), автономный округ Синьцзян и др.
Главная цель, которая ставилась КПК в ее политике по отношению к нацио'
нальным районам, сводилась к следующему: удержать их в качестве неотъемле'
мой части территории КНР и насколько возможно мирными средствами про'
вести социально'экономические и политические преобразования.
По отношению к сельскому населению Китая, составляющему 90% жите'
лей страны, малочисленные народы оказались в более выгодном положении.
Создана система льгот и пособий, способствующих выживанию малых этносов.
Национальные предприятия освобождаются от ряда налогов или платят их по
льготному тарифу. Для желающих основать свое хозяйство предусмотрены без'
возмездные пособия, бесплатное предоставление техники. В условиях общена'
ционального контроля над рождаемостью представителям малочисленных на'
родов разрешается иметь троих детей. Создана сеть университетов и институтов
по подготовке национальных кадров, обучение в которых либо бесплатное,
либо гораздо ниже, чем в обычных высших учебных заведениях (3).
Такая всеобъемлющая забота государства формально повышает благососто'
яние национальных меньшинств, гарантирует их выживание, но фактически
делает национальные автономии полностью зависимыми от центра.
В КНР просматривается общенациональная тенденция ассимиляции мало'
численых народов. На официальном уровне в КНР активно поддерживается
доктрина китайской нации, приоритетное внимание уделяется формированию
у граждан «государственного сознания» (государственной идентичности) при
одновременном перемещении на второй план этнического сознания нацио'
нальностей. Термина «сохранение национальных меньшинств» избегают, говоря
об их развитии, притом, что официальная политика «одного ребенка в семье» не
распространяется на национальные меньшинства, официальные власти нигде не
указывают, что процентное соотношение национального состава останется неиз'
менным. При наличии декларативных положений о необходимости сохранения
национальных культур, традиций, обычаев и языка считается неизбежным исчез'
новение национальных языков, а в недалеком будущем и полное растворение
малых народов в великой китайской нации.
Этническое самосознание некоторых народов настолько снижено, что ста'
вит под сомнение само существование данного этноса. Так произошло, напри'
мер, с маньчжурами, бывшими когда'то многочисленным народом со своими
традициями и письменностью, но постепенно почти полностью ассимилиро'
вавшимися с ханьцами. Национальное самосознание сильно развито лишь
у отдельных народов, как, например, у уйгуров (Синьцзян) и народов Тибета:
там сохраняются национальный язык и культура. Из'за обостренного чувства
___ _ _ • 2006 •№ 4 79
этнической идентичности и сепаратистских настроений проживающих здесь на'
родов эти территории считаются особо проблемными, китайское руководство
открыто признает их «неспокойными районами». Экономическое развитие этих
районов сильно отстает от других провинций. Отсутствие развитой инфраструк'
туры не позволяет развивать этнографический туризм, дающий немалый доход
и рабочие места для малочисленных народов, проживающих, например, на эко'
номически развитом юге Китая. Просматривается прямая зависимость между
экономическим благосостоянием и ассимилятивными процессами: чем дина'
мичнее идет развитие национального района, тем быстрее происходит ассимиля'
ция. Государство декларирует свободу выбора для каждой народности, на деле это
выливается в поощрение ассимиляции.
В китайской этнографии существует теория ассимиляции, выдвинутая уче'
ным Цзянь Бо зан (Jian Bo zan) в 60'х годах XX в. Согласно этой теории высо'
коразвитый народ, завоевывая менее развитый, способствует не только его
прогрессу, но и постепенной ассимиляции. Если же народ'завоеватель слабее
завоеванного народа как в цивилизационном, так и в духовном плане, он неми'
нуемо сам растворится в завоеванном этносе. В качестве примера, подтвержда'
ющего данную теорию, можно привести следующее: 1 — завоевание русскими
Сибири, когда сибирские народы, стоявшие на первобытной ступени развития,
получили возможность быстрого перехода к более цивилизованным формам
жизнедеятельности, но при этом многие из них полностью ассимилировались
с русскими; и 2 — история завоевания Китая маньчжурами, четырнадцать ди'
настий которых находились у власти в стране, но которые к настоящему време'
ни почти полностью отождествившими себя с ханьцами.
Другая китайская теория ставит государственную национальную политику
в зависимость от национальности руководителя страны. Если у власти пред'
ставитель титульной нации, он проводит политику сохранения малых этносов
(ленинская национальная политика права каждого народа на существование
и самоопределение). Если же к власти пришел представитель недоминирую'
щей нации, малые народы обречены на дискриминацию. В качестве примера
приводится национальная политика И.В. Сталина (3).
Обе теории достаточно спорные. Нельзя утверждать, что за триста с лиш'
ним лет, прошедших со времени завоевания русскими Сибири, все коренные
народы этого обширного региона ассимилировались с русскими. 150 тысяч
эвенков, эвенов, селькупов, долганов, юкагиров и других коренных малочис'
ленных народов, проживающих в современной Сибири, тому подтверждение.
В.И. Ленин определил основные принципы национальной политики, но его
фактическое руководство страной было слишком кратковременным, чтобы го'
ворить о долгосрочной планомерной политике. И.В. Сталин же не уставал про'
возглашать себя верным последователем ленинских идей, уничтожая при этом
целые народы. Все президенты США были представителями белого населения,
но далеко не все проводили политику, направленную на защиту интересов ко'
ренного и другого цветного населения страны.
Однако теория ассимиляции «слабого» народа с более развитым вполне
правомерна по отношению к историческому развитию самого Китая. Древ'
ние глубокие традиции имперского Китая послужили основными причина'
ми устойчивого процесса консолидации китайского этноса и достаточно ус'
пешной аккультурации или полной ассимиляции иноэтнических групп на
его территории.
Большинство этнологов Китая относят себя к приверженцам теории асси'
миляции. Так, по мнению специалистов Института национальностей провин'
ции Хэйлунцзян, исторический процесс и рыночная экономика неизбежно
приведут к растворению малочисленных народов в китайской нации (3).
80 ___ _ _ • 2006 •№ 4
Процесс изменений в жизнедеятельности конкретного малочисленного
народа Китая можно проследить на примере народности хэджэ. Это один из
шести малочисленных народов, наряду с киргизами, ороченами, даурами,
эвенками и народом сибо проживающими в провинции Хэйлунцзян. Истори'
чески происхождение хэджэ восходит к древним тунгусским племенам, образо'
вавшим в начале новой эры государство Бохай и позже — империю чжурчжэ'
ней — Цзинь, что значит «золотая». Разгром Золотой империи полчищами
Чингисхана заставил остатки чжурчжэней отойти частью на северо'восток, где
они дали начало народам среднего и нижнего Амура — нанайцам, ульчам, удэ'
гейцам, а частью — в Маньчжурию, в бассейн Сунгари, где и возникла народ'
ность хэджэ (1). К моменту образования КНР хэджэ жили в условиях первобыт'
нообщинного строя и представляли отдельный флаг (общину) маньчжурской
общности. Были сильно развиты национальные обычаи и традиции, основан'
ные на коллективном труде и равном распределении добычи или результатов
такого труда, уважении и почитании предков и старших членов семьи, на не'
приятии трусости, хитрости, высокомерия. Основными занятиями хэджэ были
охота и рыболовство. Отмечалась более демократичная организация, чем у су'
рового императорского Китая, в то же время права женщин были значительно
ущемлены. Хэджэ говорили на своем языке, но не было ни письменности, ни
школ. Японцы, под чьим влиянием находился Китай, проводили дискримина'
ционную политику по отношению к этому народу, стремясь очистить пригра'
ничные территории. К моменту образования КНР хэджэ оставалось всего не'
сколько сотен (10).
Жизнь в социалистическом Китае внесла позитивные изменения в разви'
тие этого народа: были открыты школы, улучшилось медицинское обслужива'
ние, хэджэ из землянок переселились в глинобитные дома, общинный образ
жизни стал постепенно меняться в сторону индивидуального хозяйства. Резкие
перемены наступили с началом реформ 80'х годов. Экологические изменения
и истощительный лов почти полностью уничтожили рыбу в Сунгари и ее при'
токах, вырубка лесов лишила хэджэ привычного вида деятельности — охоты.
Правительство приняло решение о коренной переориентации хозяйственной
деятельности хэджэ с привычных для них рыболовства и охоты на развитие
сельского хозяйства. Новый вид деятельности диктовался и рыночной эконо'
микой. Представителям этого народа были выделены целинные земли на двух
больших островах Сунгари, предоставлены безвозмездные пособия и техника
на развитие сельского хозяйства, на средства провинции построен новый горо'
док ближе к местам возделывания земель и мосты, соединяющие береговую
часть и острова, оплата коммунальных услуг снижена на 50%. Процесс внедре'
ния новых форм хозяйствования до сих пор идет довольно болезненно. В усло'
виях распада общинных отношений не готовые к изменению привычного рода
занятий хэджэ испытывали сильный психологический стресс, провоцирующий
депрессию и самоубийства.
Большинство все же приспособилось к новым условиям, появились зажи'
точные крестьяне из числа хэджэ, стало развиваться предпринимательство,
практиковаться сдача земель в аренду, быстрое развитие получил этнографи'
ческий туризм. Сейчас в провинции Хэйлунцзян проживает 3800 чел. (предста'
вители национальности хэджэ). Вместе с регулярными пособиями со стороны
государства годовой доход на каждого хэджэ в 2002 г. составил 2800 юаней, что
значительно выше, чем в среднем на душу сельского населения в провинции
Хэйлунцзян. По уровню жизни хэджэ занимают третье место среди малочис'
ленных народов Китая (два народа с опережающим уровнем благосостояния
живут на юге страны) (3). Значительно изменились и условия жизни: хэджэ те'
перь живут не в глинобитных домах, а в кирпичных, оснащенных всеми блага'
___ _ _ • 2006 •№ 4 81
ми цивилизации: телевидением, стиральными машинами, телефонами, носят
современную одежду, многие имеют автомашины.
Но вместе с тем произошла коммерциализация национальной культуры —
теперь она полностью ориентируется на этнографический туризм. Развивается
производство национальной одежды, поделок из бересты. Этнографический
туризм приносит немалый доход представителям этого народа и дает рабочие
места на обслуживающих объектах — гостиницах, ресторанах, прачечных, ав'
тозаправках (5).
Изменились психологические установки и духовные ценности хэджэ. Кол'
лективный общинный труд полностью сменился индивидуальным. Если рань'
ше отношение к коммерции было сугубо негативным как к чему'то нечестно'
му, несправедливому, связанному с хитростью и обманом, то теперь хэджэ не
стыдятся выставлять на продажу и культовые ценности своего народа. Коммер'
ческая эксплуатация своей этнической принадлежности стала нормой.
В целом политика КНР в отношении национальных меньшинств направле'
на на ускорение экономического и культурного развития этих народов, на «под'
тягивание» национальных районов до уровня развитых провинций страны, что
должно консолидировать нацию и предупредить возможные сепаратистские
акции. При этом этническая самобытность малочисленных народов отодвига'
ется на второй план, нивелируется, что ведет к постепенной ассимиляции на'
циональных меньшинств.
Рассматривая китайский опыт и примеряя его к российской действитель'
ности, надо прежде всего определить цели государственной политики по отно'
шению к коренным малочисленным народам, а именно — сохранение корен'
ных народов или их ассимиляция. Если целью является сохранение этноса
(такую цель мы и должны ставить в отношении коренных малочисленных на'
родов), то надо помнить, что каждый этнос — это целостная социокультурная
система, основой которой служат определенные социально'экономические
отношения, особый хозяйственно'культурный тип и этническое самосознание.
ЛИТЕРАТУРА
1. История Золотой империи / пер. Г.М. Розова, коммент. А.Г. Малявкина. Новосибирск: Изд'во
Ин'та археологии и этнографии СО РАН, 1998.
2. Китай в истории и сегодня. Пекин: Изд'во М'ва культуры КНР, 2003.
3. Материалы Института национальностей провинции Хэйлунцзян.
4. Москалев А.А. Дискуссии о национализме в КНР // Проблемы Дальнего Востока. 2001. № 3.
5. Мы — единый народ: О десятилетии восстановления этнических связей нанайцев России
и Китая. Хабаровск, 2002.
6. Попова И.Ф. Внутренняя национальная политика КНР // Этнический мир. № 20.
http://www.assamblea.kg/ em20_kyrg.htm
7. Cыроежкин К.Л. Сепаратизм в Синьзяне: мифы и реальность // http://www.analitika.org/
article.php?story=200503111343094642. Heilongjianhezhezu. Harbin, 2003.
8. Сыроежкин К.Л. Эволюция формирования и основные черты национальной политики КПК //
http://www.continent.kz/library/KN'4/4soderjanie.html
9. Якобсон А.Я. Этнические интересы и проблемы национально'территориальной политики //
Журнал социологии и социальной антропологии. 1999. Т. 2. Вып. 1.
10. Heilongjianghezhezu. Heilongjiang Liuyu Minzu lishi Yu Wenhua Congshu. Harbin, 2003._

Больше информации

Статьи о России


 

 


Copyright © 2005-2009 Защита сайта от бана. Учёт кликов из любых источников