Главная страница
Экономика
Статьи
Маркетинг
Менеджмент
Инвестиции

ДЕКОР КОНЦЕВЫХ ДИСКОВ КРАСКИНСКОГО ГОРОДИЩА

Елена Валентиновна АСТАШЕНКОВА,
младший научный сотрудник Института
истории ДВО РАН,
Краскинское городище расположено на юге Приморского края в
приустьевой правобережной части долины р. Цукановки (Янчихэ). От пос. Краскино городище отстоит на 2 км к юго-западу. Археологические работы на памятнике ведутся с 1980 г. под руководством В.И. Болдина. Собранные за этот период материалы свидетельствуют о существовании на
территории городища обширного храмового комплекса.
В настоящей работе мы обратимся к анализу декора концевых дисков кровельной черепицы Краскинского городища. Интерес наш обусловлен тем, что за длительный период исследования памятника накоплен
обширный археологический материал, в том числе большое количество
кровельной черепицы, но детального изучения декора концевых дисков
проведено не было, как правило, исследователи ограничивались лишь
простым описанием, уделяя основное внимание иным аспектам. В свое
время Э.В. Шавкунов предпринял анализ бохайских концевых дисков, на
основе которого он решал проблему их этнокультурной принадлежности,
но в его исследовании практически не были затронуты концевые диски
Краскинского городища (8, с. 127—144). Мы попытались восполнить пробел и для этого прежде всего составили типологический ряд дисков Краскинского городища. При этом постарались выяснить технологию нанесения декора, выявить территорию распространения в пределах данного
городища тех или иных типов дисков, провести сравнительно-сопоставительный анализ с дисками других средневековых памятников бохайского времени.
Для работы были использованы концевые диски, обнаруженные на
объектах, хронологически соотнесенных друг с другом: храм верхнего горизонта, павильон, колодец, платформа здания нижнего горизонта
(рис. 1).
Различают две технологии изготовления верхней карнизной черепицы: концевые диски изготавливаются отдельно и затем крепятся к черепице, а снизу присоединяется полукольцевая рамка. Во втором случае
необходимость в полукольцевой рамке отпадает, так как ее заменяет ленточный ободок, оттиснутый вместе с декором. Вторая технология считается более поздней и совершенной (9, с. 105). Все концевые диски Краскинского городища изготовлены вторым способом.
Основываясь на различиях в декоре, можно выделить несколько
типов концевых дисков Краскинского городища.
Владислав Иннокентьевич БОЛДИН,
кандидат исторических наук
123
Тип. 1. В центре расположена полусфера, окруженная пятью меньшими по размеру (0,5 см) полусферами. Следует оговориться, что в некоторых отечественных исследованиях такие небольшие полусферы получили название «жемчужин», а несколько полусфер, заключенных
в круг, — «жемчужником». Мы намеренно избегаем подобного названия,
поскольку это не общепризнанная терминология, и в дальнейшем будем
пользоваться условным названием «небольшая полусфера», для ясности
указывая ее диаметр. Центральную композицию обрамляет рельефный
круг, образуя своеобразную «завязь»*. От внешней стороны рельефного
круга отходят пять сердцевидных лепестков на небольших черешках. Лепестки разделены на две половины, каждая из которых содержит в себе
выпуклую удлиненную каплевидную фигуру. Между лепестками расположены пять иволистных фигур.
Скорее всего, этот тип концевых дисков соотносится с вариантами Б, В, Г VII типа бохайских дисков, по классификации Э.В. Шавкунова (8, с. 130). По мнению исследователя, подобный тип декора имеет наибольшее число вариантов и является типичным только для Бохая.
Рис. 1. Расположение объектов и раскопов в северо-западной части
Краскинского городища
* Термин взят у китайских исследователей
124
Основное отличие краскинского типа от указанных вариантов заключается в меньшем
количестве лепестков и наличии у них черешков. Правда,
сердцевидные двудольчатые
лепестки с черешками встречаются на дисках бохайского
городища Чхонъхэ (2, с. 99,
рис. 16). Вообще композиция,
состоящая из нескольких двудольчатых сердцевидных лепестков и иволистных фигур
между ними, очень распространена в бохайских Верхней
столице Дунцзинчэне и в Восточной столице Баляньчэн
(6, 11).
Тип 2. Центральная фигура имеет форму конуса либо полусферы. Она окружена
двумя рельефными кругами,
между которыми заключены
восемь небольших полусфер
(0,3—0,4 см). На небольшом
расстоянии от внешней стороны второго, большего по размерам рельефного круга помещены четыре сердцевидных
лепестка с двумя овальными
полусферами внутри каждого.
Между лепестками расположены четыре веточки какогото растения. В раскопе с колодцем был обнаружен фрагмент диска с подобным декором, имеющим небольшое отличие — лепестки располагаются на черешках (5, с. 154). Таким образом, предварительно мы можем
выделить у второго типа два варианта.
Тип 3. К центральной полусфере, обрамленной рельефным кругом,
примыкают пять сердцевидных лепестков. Каждый из них состоит из двух
выпуклых долек. Между лепестками помещены пять ромбовидных в плане
фигур. Характерной особенностью данного типа орнамента является отсутствие четко выраженных границ изображения, декор намеренно сглажен, несколько уплощен в отличие от рельефных четких орнаментов на
других типах концевых дисков Краскинского городища. Рельеф создают
сами фигуры, четкой рельефной линии, которая обрамляла бы все элементы композиции, нет, и за счет этого орнамент выглядит расплывчато. Учитывая тот факт, что все диски данного типа выполнены подобным образом, очевидно, для них специально изготавливался неглубокий
штамп. В этом своеобразие данного типа дисков.
Тип 4. Центральная полусфера окружена рельефным шестиугольником, вокруг которого помещены шесть выпуклых лавролистных лепестков, каждый из которых заключен в круглые рельефные скобки. Между
125
этими фигурами помещены
шесть трехлистных веточек.
Рельефные многоугольники,
обрамляющие центральную
полусферу встречаются на декоре концевых дисков бохайского городища Чхонъхэ (2.
с. 91) государства Когуре.
Тип 5. Центральная полусфера и восемь небольших
полусфер (0,3 см) вокруг нее
окружены рельефным кругом.
От его внешней стороны радиально отходят шесть прямых стеблей, увенчанных тремя листочками: один ланцетовидный венчает стебель, два
других подтреугольной формы
располагаются приблизительно на середине каждого стебля и направлены одновременно в стороны и вверх. Вероятно, таким образом изображена
одна из стадий цветения —
нераспустившийся еще бутон,
молодые листья. Между стеблями помещены шесть сердцевидных лепестков, которые
в отличие от 1—3 типов обращены к рельефному кругу не
вогнутым основанием, а своей зауженной частью. Внутри
каждого лепестка находятся по две круглые рельефные скобки — либо
один из вариантов обозначения лепестков, либо таким образом отмечена сердцевина еще нераспустившегося цветка.
Тип 6. Центральная полусфера окружена «крест на крест» четырьмя
выпуклыми овалами и четырьмя полусферами. Композиция обрамлена
рельефным кругом, с внешней стороны которого вдоль бортика диска расположены шестнадцать небольших по размеру полусфер (0,5 см).
Тип 7. Центральная полусфера окружена рельефным кругом. С внешней стороны его помещены восемь небольших полусфер. Вся композиция заключена в крестовидную фигуру, обозначенную рельефной линией.
Внутри этой фигуры располагаются четыре выпуклых овала, а с внешней
стороны рельефной линии — четыре полусферы, каждая из которых
в свою очередь окружена рельефной линией. Всю композицию обрамляет рельефный круг, на внешней стороне которого вдоль бортика диска, расположены двадцать четыре маленькие полусферы.
Тип 8. Данный вид декора можно разделить на два варианта.
Вариант а). Центральная полусфера помещена внутри четырехконечной звезды. Лучи звезды образуют вытянутые треугольники с вогнутым основанием. Между лучами звезды находятся четыре круглые скобки, обращенные своей выпуклой стороной к ободку диска и образуют
Наиболее ранние диски
Краскинского городища
126
с четырехконечной звездой
единую композицию, которая
в свою очередь обрамлена рельефным кругом.
Вариант б). Отличается
от первого лишь тем, что выпуклая центральная фигура
имеет остроконечную форму
и разделена на четыре равных
сектора.
На Краскинском городище в раскопе X был обнаружен фрагмент концевого
диска (предположительно его
диаметр равен 18,4 см), который сложно отнести к какому-либо из восьми типов.
Очевидно, между двудольными сердцевидными лепестками, обращенными своей
изогнутой стороной к центральной полусфере или рельефному кругу, располагались крестообразные фигуры. По манере исполнения
крестовидная фигура отличается от трехлистной ветки
на диске, принадлежащем
к выделенному нами второму
типу. Аналогию данного вида орнамента мы можем найти среди дисков из г. Дунцзинчена (11, табл. LXXVII).
Э.В. Шавкунов относит подобный тип декора к VII типу (варианты
Ж, З, И, К) (8).
Попытаемся восстановить хронологическую последовательность появления орнаментов на рассматриваемых нами концевых дисках. Учитывая, что наиболее древним объектом Краскинского храмового комплекса является на данный момент платформа здания нижнего горизонта
(раскоп XXI), то ранними могут считаться диски второго, четвертого,
пятого и восьмого (оба варианта) типов. Эти типы орнаментов встречаются как на ранних, так и на более поздних объектах.
Павильон (раскоп IX) и храм верхнего горизонта (раскоп V) скорее
всего, несколько отстоят друг от друга во времени (4). На павильоне были
обнаружены концевые диски с первым, третьим, пятым, шестым и восьмым
типами орнаментов. На храме верхнего горизонта найден лишь один тип
орнамента — первый. На территории V раскопа попадались диски с четвертым, пятым и шестым типами, но они были обнаружены в пограничных
зонах храма верхнего горизонта и павильона, с одной стороны, и храма
верхнего горизонта и храма нижнего горизонта — с другой; т. е. эти диски,
скорее всего, не имеют отношения к храму верхнего горизонта.
Таким образом, к ранним типам орнаментов мы можем предварительно отнести типы второй и четвертый. Пятый и восьмой типы заниПоздние концевые диски
Краскинского городища
127
мают промежуточное положение. Мы не можем точно сказать, появились они одновременно с первым и четвертым
орнаментами или возникли
чуть позже. Сложно сказать,
использовались ли при постройке или ремонте объектов
старые диски или же по их образцу изготавливались новые.
Так или иначе, эти типы орнаментов использовались на
городище достаточно долго.
К поздним орнаментам, видимо, относятся первый, третий и шестой типы. При этом
наиболее поздним из них, вероятно, является первый тип.
Что касается седьмого
типа, то его сложно хронологически идентифицировать,
поскольку мы имеем лишь
один образец подобного концевого диска, обнаруженного
в раскопе X. В этом же раскопе были найдены концевые
диски со вторым и четвертым
типами орнаментов. Можно
предположить, что седьмой
тип относится к ранним типам декора.
Итак, нами выделено восемь типов дисков, при этом лишь 8-й тип имеет два варианта, предположение о наличии вариантов у 1-го и 2-го типов пока предварительное.
Основу композиции всех дисков составляет розетка, что обусловлено формой дисков. Изображен, по всей вероятности, стилизованный
цветок лотоса. Но степень его стилизации разная. Так, для дисков 1,
2, 3, 5-го типов характерно наличие четырех — шести двудольных
сердцевидных лепестков, между которыми располагаются листочки или
веточки, в 4-м типе лепестки имеют форму овалов, заключенных с двух
сторон в рельефные круглые скобки, но при этом сохраняются растительные фигуры между лепестками. В 6, 7, 8-м типах композиция полностью состоит из геометрических фигур: полусфер, овалов, круглых
скобок, треугольников.
Изображение цветка лотоса на концевых дисках для народов, исповедующих буддизм, явление обычное. Это растение ценится не только
благодаря его красоте, но также из-за своей «утилитарности» — листья,
стебли, почки, корни применяют и в пище, и в медицине. В ритуальных целях лотос использовали и в Египте, и в Древней Ассирии, и в Персии, и в Индии. Лотос являлся символом чистоты и совершенства. Нередко Будду сравнивают с этим цветком: как лотос вырастает из болота,
сохраняя свою незапятнанность, так и Будда, родившись в нашем мире,
живет над ним, не соприкасаясь; как в пору цветения лотос начинает
Промежуточные (ранние) диски
Краскинского городища
128
плодоносить, так и проповеди Будды сразу же приносят плоды просвещения. Круглая форма цветов лотоса, расположение лепестков, как спиц
в колесе, позволяют соотносить это растение с одним из буддийских символов — «Колесом закона», олицетворяющим собой вечное циклическое
движение. Лотос также является символом лета, плодородия. В даосизме лотос пользуется большим уважением, он является символом одного
из восьми бессмертных (10).
Если принять во внимание замечание Э.В. Шавкунова о том, что
«жемчужник» вокруг центральной полусферы и вдоль ободка и фигуры
в виде стебля травы с отходящими в обе стороны листочками — это орнаментальные элементы, характерные для когуреских концевых дисков,
то здесь наблюдается следующая картина. Большинство композиций на
бохайских дисках не имеет обрамлений в виде ряда небольших полусфер,
расположенных с внешней стороны рельефного круга. Из восьми выделенных нами типов лишь на двух (6-м и 7-м) есть подобный элемент.
На территории Приморья диски с таким обрамлением из полусфер, правда, заключенных между двумя рельефными кругами, обнаружены на территории Копытинского и Абрикосовского храмов, 25 и 28 полусфер соответственно (7. с. 79, 90). Следует учесть, что Абрикосовский храм,
павильон и храм верхнего горизонта Краскинского городища хронологически близки друг к другу (Гельман Е.И.). Орнаментальный мотив в виде стебля травы с ответвляющимися в обе стороны листочками встречается на трех типах дисков, но ни один не является полным аналогом
когурескому элементу, т. е. совершенно очевидно, что декор концевых
дисков Краскинского городища не развивался изолированно, были
восприняты общие тенденции, но в целом мы не наблюдаем особо заметного когуреского влияния. Интересно отметить, что когуреские
«стебли» появляются лишь на выделенных нами ранних типах дисков,
вероятно, этот элемент впоследствии не прижился.
Полных аналогов дискам Краскинского городища среди бохайских
концевых дисков Приморья пока не найдено. Но среди бохайских дисков Китая мы можем найти такие, которые обнаруживают определенное
сходство с первым и третьим краскинскими типами. Что касается первого типа, то в Китае, на территории Верхней столицы Бохая (современный Дунцзинчэн) есть довольно много дисков, декор которых состоит
из центральной полусферы, «завязи», пяти и более сердцевидных двудольных лепестков и лавролистных фигур между ними. Декор первого
типа диска Краскинского городища сохранил основные элементы композиции, но полностью не повторяет ни один из орнаментов бохайских
концевых дисков других бохайских памятников. Для третьего типа диска Краскинского городища неполным аналогом также являются диски
с городища Дунцзинчэн.
Учитывая, что мы относим первый и третий типы к наиболее поздним типам дисков и именно они имеют близкие аналогии на территориях столичных бохайских городищ, то логично было бы предположить,
что данный тип декора является отражением существовавшего в Бохае
канона. Это в свою очередь может свидетельствовать в пользу того, что
на более позднем этапе существования государства Бохай связи между
его центральными и периферийными районами были тесными (Е.И. Гельман) и наиболее популярные орнаменты стали проникать и на окраины
государства. Кроме того, наличие дисков первого типа, которые близки
дискам столичных городов Бохая, еще раз подтверждает положение, что
Краскинское городище можно рассматривать как эталонный памятник
бохайской культуры в Приморье (3, с. 76).
129
Краскинское городище дало целый ряд декоров, ставших уникальным явлением бохайского искусства. Наш предварительный анализ показывает, что декор представляет собой не только ценный вклад в развитие буддийского искусства средневековыми народами юга Дальнего
Востока, но и является важным источником информации по хронологии и периодизации бохайских памятников, имеющих буддийские сооружения, и этнокультурным связям между государством Бохай и соседними регионами.
Таблица 1
Встречаемость дисков на различных объектах Краскинского городища
ЛИТЕРАТУРА
1. Барышников А.П., Лямин И.В. Основы композиции. М., 1951.
2. Болдин В.И., Ивлиев А.Л. Столичные города Бохая // Россия и АТР. 1997. № 3.
С. 77—98.
3. Болдин В.И., Ивлиев А.Л., Гельман Е.И., Никитин Ю.Г. «Интеграция» на Краскинском городище: 4 года исследований // Вестн. ДВО РАН. Владивосток, 2003. № 3.
С. 74—84.
4. Гельман Е.И. Эволюция бохайской черепицы из буддийских памятников Приморья //
Проблемы археологии и палеоэкологии Северо-Восточной и Центральной Азии: Материалы междунар. конф. «Из века в век». 11—25 сент. 2003 г. Новосибирск, 2003.
C. 324—327.
5. Гельман Е.И., Болдин В.И., Ивлиев А.Л. Раскопки колодца Краскинского городища //
История и археология Дальнего Востока: К 70-летию Э.В. Шавкунова. Владивосток,
2000. С. 153—165.
6. Сайто Б. Масару. Ханрадзё: то хока-но сисэки (Баньлачэн и другие памятники старины). Киото: Ханрадзё: сиканко: кай, 1978.
7. Шавкунов Э.В. Государство Бохай и памятники его культуры в Приморье. Л., 1968.
8. Шавкунов Э.В. Декор бохайской кровельной черепицы и его классификация // Археология Северной Пасифики. Владивосток, 1996. С. 127—144.
9. Шавкунов Э.В. Раскопки на сопке Копыто // Вестн. ДВО РАН. Владивосток, 1995.
№2. С. 103—107.
10. Encyclopedia of Chinese symbolism and Art Motives. An Alphabetical Compendium of legends
and Beliefs as Reflected in the Manners and Customs of Chinese throughout History by
C.A.S. Williams introduction by Kazamitsu W. Kato. The Julian press, Inc. New York, 1960.
P. 253—256.
11. Report of the Excavation of the site of the Capital of Pohai. Archaeologia orientalis. Vol. V.
The Toa-koko-gakukwai or the Far-Eastern archaeological society. 1939._

Больше информации

Статьи о России


 

 


Copyright © 2005-2009 Защита сайта от бана. Учёт кликов из любых источников