Главная страница
Экономика
Статьи
Маркетинг
Менеджмент
Инвестиции

МУЗЕИ ПРИМОРЬЯ В ПЕРИОД ВОЙНЫ

Елена Александровна ПОПРАВКО,
кандидат исторических наук, ДВГУ
История музейного дела в Приморье — малоизученная страница региональной истории и остается таковой до сих пор. Специальные монографические исследования посвящались только периоду второй половины XIX в.—30_х годов
XX в., хотя и они отнюдь не исчерпали весь перечень вопросов, связанных
с развитием музейного дела в регионе. Период истории музейного дела в Приморье начиная с 1940_х годов не подвергался специальному исследованию, освещался только в музейных изданиях1. Данная статья основана на материалах архива Приморского государственного объединенного музея им. В.К. Арсеньева.
Военное время занимает особое место в истории музейного дела нашей
страны, в том числе и Приморья. Чтобы понять характерные для этого времени
тенденции, надо начать с того, в каком состоянии находилось музейное дело
в довоенный период. С одной стороны, в советское время в целом по стране
можно констатировать рост музейной сети. Численность же музеев в дореволюционной России — вопрос не решенный до сих пор, так как тогда отсутствовал
государственный учет такого рода учреждений. В 1938 г. Г.Л. Малицкий, признававший эти данные неполными, включил в список 180 музеев, существовавших до 1914 г. С.А. Каспаринская утверждает, что список Малицкого не совсем
полон: в нем не числились «закрытые» научные и учебные музеи, которых насчитывалось около 70. Было еще 300 полковых музеев, около 100 музеев наглядных пособий, земские, кустарные, сельскохозяйственные и т.д., всего более 600.
В «Российской музейной энциклопедии» говорится, что число музеев на 1914 г.
приближалось к 5002. На 1 января 1941 г. только РСФСР насчитывала 626 музеев: 140 находились в Москве и Ленинграде, 486 — в провинции. По ведомственной принадлежности 439 подчинялись Наркомпросу, 56 — Всесоюзному комитету по делам искусств (музеи художественного профиля), 18 — АН СССР,
7 — НИИ, 11 — вузам, 95 — прочим ведомствам и учреждениям3. Несмотря на
многочисленные сокращения и переформирования, перепрофилирования
и т.д., музейная сеть значительно выросла в советский период.
Но в Приморском крае тенденция роста музейной сети практически отсутствовала. Согласно данным справочника «Государственные и общественные
музеи Приморского края», подготовленного музеем им. В.К. Арсеньева, только два музея ведут свою историю с 1930_х годов: Океанариум Тихоокеанского
научно_исследовательского рыбохозяйственного центра (ТИНРО), созданный
в 1931 г., и общественный Музей истории Государственного универсального магазина, ведущий своё начало с 1934 г.4 Кроме того, как музеи естественнонаучного профиля в современных профильных классификациях учитываются заповедники. Старейший заповедник Приморья Кедровая падь появился в 1916 г.,
статус заповедника получил в 1925 г. В 1932 г. был организован Уссурийский
государственный природный заповедник. В 1935 г. постановлением ВЦИК
и СНК РСФСР «Об учреждении сети полных заповедников общегосударственного значения» на территории Тернейского, Красноармейского и Дальнегорского районов Приморского края создаетсяСихотэ_Алинский заповедник5.
40 ___ _ __• 2005 •№ 3
Были также учебные музеи при Восточном институте (этнографический и торгово_промышленный), возможно, доставшиеся ГДУ6. Таким образом, музейная
сеть края на начало 1940_х годов была представлена шестью музеями: четыре государственных — Приморский краевой краеведческий музей (комплексного
профиля) и три заповедника (Сихотэ_Алинский, Уссурийский и Кедровая падь,
все естественнонаучного профиля); один ведомственный — Океанариум ТИНРО
(естественнонаучный музей) и один общественный — Музей истории ГУМа.
Если же исключить заповедники, то можно сказать, что в довоенный период государственная власть не предприняла ничего для расширения музейной сети
региона. Доступным посетителям был только Приморский краевой краеведческий музей.
В конце 1930_х годов прошла генеральная инвентаризация музейных фондов РСФСР, руководство республики решило провести единый учет музейных
коллекций в системе Наркомпроса и создать на его основе сводные научные
каталоги музейных ценностей. Подготовка к этой работе началась в 1941 г.,
а первый официальный документ о проведении государственного учета вышел
20 июня 1941 г. (планировалось завершить работу к 31 декабря 1942 г.).
В Приморском краевом краеведческом музее также готовились к инвентаризации: в отчете за 1_е полугодие 1941 г. упоминается, что в числе планов, составленных научными сотрудниками музея, был план заведующей фондами
М.П. Бирюстюковой по проведению учета и хранения фондов. Начавшаяся
война внесла свои коррективы. Но даже в военных условиях, зачастую без необходимых финансов и кадров Приморский краевой краеведческий музей вел
эту работу: в плане музея на первое полугодие 1942 г. значится: «Провести учет
музейных фондов в соответствии с инструкцией НКП» (Народного комиссариата просвещения. — Е.П.). Были запланированы инвентаризация фото_позитивного и негативного фонда, описание 50 картин русской живописи, подготовка к инвентаризации энтомологических коллекций отдела природы7.
Согласно отчетам за 1942 г. в первом полугодии совещанием научных сотрудников музея была разработана и принята инструкция по хранению фотографий и негативов, а во втором полугодии велась инвентаризация (сверка с записями в книгах учета) по отделу социалистического строительства и отделу
природы. Одновременно был проведен текущий ремонт здания, что также
должно было улучшить положение с хранением экспонатов8. Тем не менее это
направление работы оставалось одним из слабых мест Приморского краеведческого музея, что усугублялось военным временем. Кроме отделов природы
и археологии подразделения музея не имели инвентарных книг. При этом только в отделе природы книги велись с соблюдением правил. В 1944 г. в отчете музея говорилось, что записи коллекций по этнографии и археологии велись так,
что «вместо халата из рыбьей кожи оказывается на самом деле обувь», «вместо…
фрагментов керамики оказываются кости домашних животных и раковины».
Только в конце 1945 г. из Москвы были присланы Книги поступлений, куда
планировали занести все коллекции музея, поступившие с момента основания9.
Великая Отечественная война потребовала от музеев решения ряда задач
спасения и сохранения музейных ценностей, продолжения деятельности и организация работы в экстремальных условиях. В РСФСР эвакуация затронула
15 областей, 2 края и 2 автономные республики. Полностью были оккупированы Украинская ССР, Белорусская ССР, Эстонская ССР, Литовская ССР,
Латвийская ССР, Молдавская ССР. Планы эвакуации, разрабатывавшиеся
в 1932—1936 гг., не удовлетворяли специалистов и касались лишь двух регионов РСФСР: Ленинградской области и Приморского края, но, несмотря на
это, их в дальнейшем не пересматривали10. Для музеев европейской части
СССР Великая Отечественная война стала особым (по большей части трагическим) периодом в развитии музейного дела.
Дальневосточные музеи война меньше затронула, так как они находились
далеко от театра военных действий до августа 1945 г., да и после начала войны
с Японией боевые действия, как известно, не велись на территории края. Планы эвакуации для Приморского края в связи с этим не понадобились. Примор___ _ __• 2005 •№ 3 41
ский краевой краеведческий музей не прекращал работу, его фонды не консервировались за исключением художественного отдела. Последний «…в связи
с военными действиями в Маньчжурии и Японии был свернут, — говорилось
в отчете музея за 1945 г., — и открыт вновь после проведенного в помещении
ремонта»11. Более того, именно в годы войны появляются новые подразделения музея. В 1944 г. в библиотеке музея, созданной только в 1939 г., было выделено отделение особо редких изданий, для которого были приобретены
книги XVIII—XIX вв.12
Принимаемые партийными и советскими органами решения требовали
от музеев продолжать и даже активизировать работу с населением. В это время получили распространение оперативные формы работы: выставки (особенно передвижные, обслуживавшие предприятия, госпитали, колхозы и т.д.),
лекции, беседы, исторические и краеведческие кружки. Одновременно велось
комплектование фондов по истории Великой Отечественной войны. При этом
не хватало опыта в комплектовании фондов прямо в процессе совершения
события. Единственным пособием оставалась книга проф. Н.М. Коробкова
«Руководство по собиранию материалов по истории Великой Отечественной
войны» 1942 г. Это приводило к тому, что тематика выставок, особенно
в 1941—1942 гг., мало отражала события войны. Для ведения агитационной
деятельности НИИ краеведческой и музейной работы подготовил и рекомендовал к внедрению выставки «Героическое прошлое русского народа», «Били,
бьем и будем бить», позволявшие включать в экспозицию любые примеры
успешной борьбы с врагами13.
Находясь далеко от театра боевых действий, Приморский краевой краеведческий музей с большим трудом выполнял требования Наркомпроса отразить
Отечественную войну в своих экспозициях. Тем более, что в годы войны руководство музеями, пожалуй, впервые за советский период оценило важность таких принципов музейной экспозиции, как предметность и наглядность. Если
в 1937 г. комиссия крайоно, требовавшая от Владивостокского краевого музея
ускорить работы по открытию экспозиции «Окончательная победа социализма
в СССР и сталинская Конституция», в ответ на затруднения музейных работников «как делать эту экспозицию, если предметы отсутствуют», дала совет,
вполне отражавший тогдашнее понимание роли музеев: «начать изготовление»
этих предметов самим, то теперь экспозиции, составленные из газетных материалов и схем с диаграммами, уже никого не удовлетворяли.
Приморский краевой краеведческий музей пытался найти поддержку
и помощь у вышестоящих инстанций. В 1941 г. здесь создали выставку по Отечественной войне. «Выставка с момента ее открытия ограничена только плоскостным материалом, большинство которого составляли газетные вырезки —
тексты и иллюстрации. В декабре 1941 г. музей обратился с письмом в НКП
с просьбой оказать содействие в получении для выставки трофейного оружия
и обмундирования. Письмо было передано в Институт музейной и краеведной
работы (Полное название на 1937—1945 гг. — Научно_исследовательский институт краеведческой и музейной работы), о чем музей был извещен письменно. Только в июне 1942 г. музеем было получено несколько плакатов и лозунгов, а вслед за этой посылкой письмо с сообщением, что помощи никакой
институт оказать не может14.
И все же выставка в музее пополнилась новыми экспонатами, это сделали
сотрудники музея. Эта история, на наш взгляд, показывает, как мало внимания
уделялось музею в довоенные годы (по инерции такая тенденция сохранялась
и позже), о нем часто просто забывали, отсутствовал музейный актив из числа
жителей города и края. Полноценная выставка по Отечественной войне появилась в музее благодаря тому, что «в марте месяце (1942 г. — Е.П.) вернулась делегация приморцев, отвозившая подарки на Ленинградский фронт и привезла
трофейное оружие, обмундирование и снаряжение гитлеровской армии». Делегатам, видимо, и в голову не пришло передать эти вещи в музей: «…первоначально трофеи были переданы городскому дому партактива, но благодаря настояниям музейного коллектива коллекция была передана в музей, и в связи с ее
42 ___ _ __• 2005 •№ 3
получением выставка была коренным образом перестроена»15. Отчет музея явно
свидетельствует: если бы не «настояния музейного коллектива», эти материалы
могли бы к нему и не попасть. Хотя нельзя не признать, что в дальнейшем выставка постоянно пополнялась (ходить проторенным путем оказалось проще)16.
С этого времени «Оборонная выставка» стала постоянно пополняться. Она
привлекала посетителей и играла огромную роль в массовой работе Приморского музея. В 1942 г. музей разрабатывает новый тематико_экспозиционный
план этой выставки. В плане 1944 г. значится: «…ежемесячно пересматривать
всю экспозицию Великой Отечественной войны и обновить материал»17.
Своеобразным дополнением к этим материалам стала «выставка, привезенная из Японии»: часть ее — «Всемирная панорама», доставленная осенью
1941 г., планировалось отправить в Японию. Приморскому музею досталась та
часть, которая была «посвящена Советскому Союзу и отражала достижения сталинских пятилеток, рост промышленности, сельского хозяйства и культуры
нашей страны»18. Понятно, что контраст между довоенной жизнью (несомненно, приукрашенной, но все же мирной) и войной создавал особый экспрессивный настрой и усиливал воздействие музейных предметов на посетителя.
Об этом свидетельствовали и отзывы посетителей (приводя их в своем отчете, музей не терял надежды, что эти отзывы помогут получить помощь от вышестоящих инстанций и продолжить пополнение выставки)19.
Одновременно разрабатывались типичные для военного времени выставки на темы героического прошлого народов нашей страны. В годы Великой
Отечественной войны в Приморском музее работали следующие выставки
(см. табл. 1).
Названия выставок вполне отражают особенности экспозиционной работы военного времени. Первые выставки о войне, как и в других музеях страны,
отражали борьбу с захватчиками вообще, так как отсутствовал необходимый
материал для создания экспозиций на темы борьбы с фашизмом. По мере появления такого материала менялся и характер стационарных экспозиций;
с 1943 г. у Приморского краевого краеведческого музея появилось достаточно
материла для организации передвижных выставок на тему Великой Отечественной войны. При этом музей уделял внимание и тем отделам, которые появились
до войны (природа, история дореволюционного прошлого, социалистическое
строительство). Хотя и эти экспозиции менялись с учетом требований военного времени: в отделе природы появился раздел «Расовая теория», призванный
разоблачать идеологию фашизма22.
Сложной была ситуация с археологическим разделом отдела истории дореволюционного прошлого. В отчете за 1_е полугодие 1941 г. упоминается об открытии этого раздела. Но вскоре он был свернут (видимо, в то же время, так как
в плане работы на 1_е полугодие 1942 г. говорится, что работы по открытию раздела были запланированы на 2_е полугодие 1941 г., но не были выполнены из_за
отсутствия материалов). Причиной стало затопление подвального помещения,
в котором из_за отсутствия площадей располагалась экспозиция раздела. Во 2_й
половине 1942 г. экспонаты чистили и сушили, после чего экспозиция была восстановлена23.
Учитывая установки военного времени, в научно_исследовательской работе музеев на первый план стали выдвигать краеведческое направление. До войны наладить краеведение как массовую форму работы музею, к сожалению, не
удавалось. Музей организовывал консультации для школьных преподавателей,
сотрудники читали лекции в школах, но постоянных структур краеведческой
работы не было. Возможно, это объяснялось огромной текучестью кадров, особенно частой сменой директоров и ученых секретарей Приморского краевого
краеведческого музея. Мобилизации сотрудников в годы войны только обостряли эту проблему: скажем, во втором полугодии 1941 г. в музее не было научных
сотрудников в отделах истории и природы, ученый секретарь временно выполняла обязанности директора (его тоже не было)24. А вышестоящие инстанции
требовали развернуть краеведческую работу. Да и сам музей был в этом заинтересован: сформировать нормальный музейный актив без такой работы вряд ли
___ _ __• 2005 •№ 3 43
Таблица 120
_ ____ ____
___ _
_________ _____ _
__ ____ _____ _____ _ ______ _ __ __________ _______ _ ______!___"_ _ ____#_
_$_____%___&'__($__)!________!___"___'__($__)!______ _ __'___(!__*_ __'__(!_'_ _!__ ____
'____+__(_!___,_____-!__"_!_.__
'_/_"__ __0'____ ____1_2345_24_6'_ __ _________
'_ _,___ __!_____7_#5_7_2__'__($_)!__!________!___!!),_ ____7___
'_/__)_"__"__.'__$____8_,___-!__"__8_,_____)_'_/___$__9__'__$____,_$_ _!_:_ _____$_'_ __ _______ !________!__9_*_%__
_ ____3_ _ _ __,_%"_ __ ___1,__!__)_4__$_____2__$__7#__6_ _________
4_ /" _!_,_$" )_;,__<_=_ ___=___1_____*!_"_,____!_6_ _____2_ _ _____>_(__/_ _!__1__,__ _ ___?_@68_!_" _<,_____
__ ___ __ !_)____(A_ _ ____7_ _ __ ______ _ ______ _/____,____1_ (<_,__B____.<_,__%__%_;,__6__ ____
__ _8__ __,____>_(__/_ _!__ _______ ___=___C____ _<_ _____ _C_____$____ _______ _;,_!__ _____>_(__/_ _!__ ______#_ ____(____"_,_ __ _!_ _ _____3_ _ __ ______ ____<,_____
_4_ _ __ _____5_%__ __9_*_ __ ______2_ ____(___ __ ______ _ ______ _."$__,__"*__ (____(__ _ _____7_ __(!__:_%_ _____(__ _ ______ _>_$"_AB__,__"*__ (____(__ _ ________
__ _D_9_ _:_ __ ____"_17_!_,_! _6_ _______ _E_%(___ _(_ (_/_ _F___ _______ _4__ _=___C____/__'G_!_)_9_ )_ ______#_ _E_B___.__ __ ______ ______3_ _E_B_____(___ __ ______ ______4_ _ __ ______ _ _____2_ _" _;,__<_=_ _<_=____G_(_)___ _________
__ _/__!__ __ ______ _ _____7_ _3__ _/___ _!)_ _ ______ _."$__,__"*__ (____(__ _ ______ __ __!__H,_:__ _ ____44 ___ _ __• 2005 •№ 3
возможно, а без актива нельзя, особенно в военных условиях, вести работу по
комплектованию фондов.
Первыми постоянными краеведческими кружками для школьников, созданными Приморским краевым краеведческим музеем, стали зоологический
и ботанический для учащихся средних школ № 9 и № 28 г. Владивостока. Причем в отчетах музея говорится об их создании в 1944 г.25 Но, судя по всему, кружковой работой с учащимися этих школ музей занимался и раньше. Первой, видимо, наладилась работа со школой № 28.
Так, в отчете за 1_е полугодие 1941 г. упомянуты кружки «по природе края,
истории, археологии», для которых согласно отчету «были разработаны планы…
и проведены занятия как творческие, так и практические», в дальнейшем они
уже не упоминаются. Учащиеся каких школ занимались в этих кружках, в чем
состояла суть проводимых занятий (кроме упомянутых выездов на природу и на
археологические памятники), и прочие документы не содержат26. Но в отчетах о командировках сотрудников музея за 1941—1961 гг. сохранился материал о поездке со школьниками по маршруту № 2 «Майхэ — Шевелевка — Озерные Ключи» 23—27 июля 1941 г. В ней были учащиеся трех школ Владивостока:
№28 (9 чел.), № 26 (2 чел.), № 1 (5 чел.), а также трое взрослых, в том числе
З.И. Мясникова, которая и написала этот предварительный отчет. О том, что
работу предполагалось продолжить, говорит упоминание о дневниках маршрутов, которые школьники должны были подготовить, а также о том, что на
следующий день после поездки эти отчеты участники обсуждали, собравшись
вместе в музее27.
Учащиеся также включались в музейную работу. Среди поступлений 1942 г.
упомянута «шашка казака», которая «получена от ученика III класса» (жаль, что
ни имя, ни школа в отчете не упомянуты)28. В краеведческих кружках писали
доклады, составляли гербарии, альбомы рисунков, производили естественнонаучные опыты. В 1944 г. музей активизировал краеведческую работу. Планировалось организовать актив для сбора материалов по Отечественной войне,
списаться с комсомольским активом районов, «избачами» и учителями. Также
было намечено организовать два краеведческих кружка при школах Сучанского и Ханкайского районов и кружок по изучению истории края при музее29.
В 1944 г. устанавливаются тесные связи Приморского краевого музея и Института усовершенствования учителей. Совместно эти организации подготовили и издали первый номер журнала «Юный краевед Приморья»30. Но тяжелая
кадровая ситуация (уехала в Москву ученый секретарь В.Н. Иванова, на другую
работу перевели заведующую отделом соцстроительства З.Ф. Первушину) привела к тому, что в 1945 г. своих изданий у музея не было31.
В годы войны появилась еще одна инициатива. Сотрудники музея просили
увековечить память В.К. Арсеньева, присвоив его имя музею. 4 сентября 1945 г.
решением Приморского крайисполкома Приморскому краевому краеведческому музею присваивается имя В.К. Арсеньева. 25 октября 1945 г. это решение утвердил СНК РСФСР32. При этом необходимо учесть смелость и инициативу музейных сотрудников и государственных структур: ведь только в 1940 г. была
репрессирована супруга Арсеньева, сам он в 1920_е годы (до дня смерти в 1930 г.)
находился на особом контроле органов ОГПУ как офицер царской армии.
Подводя итоги, можно сказать, что в отличие от музеев европейской части
СССР и РСФСР, для которых Великая Отечественная война была периодом
явного ухудшения музейной работы, Приморский краевой краеведческий музей в основном испытывал те же проблемы, что и до войны (возможно, война
сильнее проявила эти недостатки: плохое состояние учета и хранения, нехватку кадров и низкий уровень их квалификации). Но в то же время ситуация военного времени помогла решить многие проблемы: сформировать музейный
актив, развить массовую краеведческую работу и привлечь к ней школьников.
Это способствовало активизации музейной работы после войны: практически
не увеличивавшаяся в 1920—1930_е годы музейная сеть во второй половине
1940_х годов начинает быстро прирастать, порождая в 1950_е годы первый «музейный бум».
___ _ __• 2005 •№ 3 45
1 Коренева Л.В. У истоков музейного дела на Дальнем Востоке России (1884—1917). Хабаровск, 2002;
Рубан Н.И. Советская власть и музейное строительство на Дальнем Востоке (1920—1930_е гг.). Хабаровск, 2002; Завещано: сохранить и приумножить… Юбилейный альбом к 110_летию Прим. гос.
объединенного музея им. В.К. Арсеньева. Владивосток, 2000.
2 Каспаринская С.А. Музеи России и влияние государственной политики на их развитие (XVIII—
начало XX в.) // Музей и власть. М., 1991. Ч. I. С. 76—77; Российская музейная энциклопедия.
М., 2000. Т. 1. С. 402.
3 Равикович Д.А. Формирование государственной музейной сети (1917 — I половина 60_х гг.). М.,
1988. С. 113.
4 Государственные и общественные музеи Приморского края. Владивосток, 2001. С. 15, 18.
5 Государственный природный заповедник Кедровая падь // http://www.fegi.ru/PRIMORYE/
PROTECT/zap_kedr.htm (дата обращения 18.04.2005); Уссурийский государственный природный
заповедник // http://www.fegi.ru/PRIMORYE/PROTECT/zap_ussu.htm (дата обращения
18.04.2005); Сихотэ_Алинский заповедник (Информационный центр Л.Г. Каплунова) //
http://www.tigers.ru (дата обращения 01.11.2003).
6 Дальневосточный государственный университет: История и современность. 1899—1999. Владивосток, 1999. С. 31. (Точно утверждать наличие этих музеев в ГДУ в 20—30_е гг. XX в. невозможно, так как автор не занималась специально этим вопросом, а в монографии «Дальневосточный
государственный университет: История и современность. 1899—1999» в дальнейшем как подразделения ГДУ эти музеи не упоминаются. В 1939 г. университет был ликвидирован, поэтому вузовских музеев в крае в начале 1940_х годов уже не было).
7 План работы Приморского краеведческого музея им. В.К. Арсеньева на 1_е полугодие 1942 г. //
Архив Прим. гос. объединенного музея им. В.К. Арсеньева: Опись дел постоянного хранения
№1. Д. 34. Л. 3.
8 Отчет о работе Приморского краеведческого музея им. В.К. Арсеньева за 1_е полугодие 1942 г. //
Архив Прим. гос. объединенного музея им. В.К. Арсеньева: Опись дел постоянного хранения
№1. Д. 34. Л. 12; Отчет о работе Приморского краеведческого музея им. В.К. Арсеньева за 2_е
полугодие 1942 г. // Архив Прим. гос. объединенного музея им. В.К. Арсеньева: Опись дел постоянного хранения № 1. Д. 34. Л. 33, 22.
9 Отчет о работе Приморского краеведческого музея им. В.К. Арсеньева в 1944 г. // Архив Прим.
гос. объединенного музея им. В.К. Арсеньева: Опись дел постоянного хранения № 1. Д. 37. Л. 4—5,
8, 12—13; Отчет о работе Приморского краеведческого музея им. В.К. Арсеньева в 1944 г. (рукопись) // Там же. Л. 23 об.; Отчет о работе Приморского краеведческого музея им. В.К. Арсеньева за 1945 г. // Архив Прим. гос. объединенного музея им. В.К. Арсеньева: Опись дел постоянного хранения № 1. Д. 39. Л. 7.
10 Фатигарова Н.В. Музейное дело в РСФСР в годы Великой Отечественной войны (аспекты государственной политики) // Музей и власть. М., 1991. Ч. I. С. 176, 188—190.
11 Отчет о работе Приморского краеведческого музея им. В.К. Арсеньева за 1945 г. // Архив Прим.
гос. объединенного музея им. В.К. Арсеньева: Опись дел постоянного хранения № 1. Д. 39. Л. 5.
12 Отчет о работе Приморского краеведческого музея им. В.К. Арсеньева в 1944 г. // Архив Прим.
гос. объединенного музея им. В.К. Арсеньева: Опись дел постоянного хранения № 1. Д. 37. Л. 6—7;
Отчет о работе Приморского краеведческого музея им. В.К. Арсеньева в 1944 г. (рукопись) // Там
же. Л. 20.
13 Фатигарова Н.В. Музейное дело в РСФСР в годы Великой Отечественной войны… // Музей
и власть. С. 193—203.
14 Отчет о работе Приморского краеведческого музея им. В.К. Арсеньева за 1_е полугодие 1942 г. //
Архив Прим. гос. объединенного музея им. В.К. Арсеньева: Опись дел постоянного хранения
№1. Д. 34. Л. 6 об.
15 Там же. Л. 6 об.; См. также Л. 11 об. (указано число поступивших экспонатов «предметы трофейного вооружения — 108 шт.»).
16 Там же. Л. 7 об.
17 План работы Приморского краеведческого музея им. В.К. Арсеньева за 1944 г. // Архив Прим.
гос. объединенного музея им. В.К. Арсеньева: Опись дел постоянного хранения № 1. Д. 37. Л. 2 об.
18 Там же. — Л. 7 об.; План работы Приморского краеведческого музея им. В.К. Арсеньева на
1_е полугодие 1942 г. // Архив Прим. гос. объединенного музея им. В.К. Арсеньева: Опись дел
постоянного хранения № 1. Д. 34. Л. 2.
19 Отчет о работе Приморского краеведческого музея им. В.К. Арсеньева за 1_е полугодие 1942 г. //
Архив Прим. гос. объединенного музея им. В.К. Арсеньева: Опись дел постоянного хранения
№1. Д. 34. Л. 7—7 об.
20 Названия даны так, как они приведены в планах и отчетах музея. Автор учитывает, что список
может быть неполным. Таблица составлена по: Отчет о работе Приморского краеведческого
музея им. В.К. Арсеньева за 1_е полугодие 1941 г. // Архив Прим. гос. объединенного музея
им. В.К. Арсеньева. Опись дел постоянного хранения № 1. Д. 32. Л. 1—4; План работы Примор46 ___ _ __• 2005 •№ 3
ского краеведческого музея им. В.К. Арсеньева на 1_е полугодие 1942 г. // Там же Д. 34, л. 1—2;
Отчет о работе Приморского краеведческого музея им. В.К. Арсеньева за 1_е полугодие 1942 г. //
Там же. Л. 6—6 об.; Отчет о работе Приморского краеведческого музея им. В.К. Арсеньева за 2_е
полугодие 1942 г. // Там же. Л. 19—20, 24—27; План работы Приморского краеведческого музея
им. В.К. Арсеньева в 1944 г. // Там же. Д. 37, л. 1 об., 2 об.; Отчет о работе Приморского краеведческого музея им. В.К. Арсеньева в 1944 г. // Там же. Л. 4—5, 8, 12—13; Отчет о работе Приморского краеведческого музея им. В.К. Арсеньева в 1944 г. (рукопись) // Там же. Л. 23 об.; Отчет о
работе Приморского краеведческого музея им. В.К. Арсеньева за 1945 г. // Там же. Д. 39. л. 1—2, 5.
21 Из документов музея им. Арсеньева не ясно, побывала эта выставка в Японии или нет. В плане
1_го полугодия 1942 г. говорится: «Развернуть выставку, привезенную из Японии» (выделено
мной. — Е.П.), но в отчете за 1_е полугодие 1942 г., где дано описание этой выставки в стенах музея, говорится, что она «Должна была быть развернута в Японии» (выделено мной. — Е.П.), что
подразумевает, что выставка так до места назначения и не дошла. Сравни: Архив Прим. гос. объединенного музея им. В.К. Арсеньева: Опись дел постоянного хранения № 1. Д. 34, л. 2, 6—6 об.
22 Отчет о работе Приморского краеведческого музея им. В.К. Арсеньева за 1_е полугодие 1941 г. //
Архив Прим. гос. объединенного музея им. В.К. Арсеньева. Опись дел постоянного хранения
№1. Д. 32, л. 3; Отчет о работе Приморского краеведческого музея им. В.К. Арсеньева за 2_е
полугодие 1942 г. // Там же. Д. 34, л. 27.
23 Отчет о работе Приморского краеведческого музея им. В.К. Арсеньева за 1_е полугодие 1941 г. //
Архив Прим. гос. объединенного музея им. В.К. Арсеньева. Опись дел постоянного хранения
№1. Д. 32, л. 1; План работы Приморского краеведческого музея им. В.К. Арсеньева на 1_е полугодие 1942 г. // Там же. Д. 34, л. 2; Отчет о работе Приморского краеведческого музея
им. В.К. Арсеньева за 2 полугодие 1942 г. // Там же. Д. 34, л. 23, 29.
24 Отчет о работе Приморского краеведческого музея им. В.К. Арсеньева за 2_е полугодие 1941 г. //
Архив Прим. гос. объединенного музея им. В.К. Арсеньева: Опись дел постоянного хранения
№1. Д. 32, л. 1.
25 Отчет о работе Приморского краеведческого музея им. В.К. Арсеньева в 1944 г. // Архив Прим.
гос. объединенного музея им. В.К. Арсеньева: Опись дел постоянного хранения № 1. Д. 37, л. 11.
26 Отчет о работе Приморского краеведческого музея им. В.К. Арсеньева за 1_е полугодие 1941 г. //
Архив Прим. гос. объединенного музея им. В.К. Арсеньева: Опись дел постоянного хранения
№1. Д. 32, л. 17—18; сравни: Отчет о работе Приморского краеведческого музея им. В.К. Арсеньева за 2_е полугодие 1941 г. // Там же. Л. 1—5; Копия // Там же. Л. 6—10. (Странная нумерация
страниц Д. 32 объясняется тем, что отчеты за 1_е и 2_е полугодие в архиве ПГОМ им. Арсеньева
вложены в одну папку — Д. 32, в которой, судя по названию, должен быть только отчет за 2_е полугодие 1941 г. Нумерация листов в связи с вложением отчета более раннего — за 1_е полугодие
1941 г. — не была изменена, и после Л. 33 снова идет Л. 1).
27 Предварительный отчет о поездке со школьниками по маршруту № 2 Майхэ—Шевелевка—
Озерные Ключи (с 23 июля по 27 июля 1941 г.) // Архив Прим. гос. объединенного музея
им. В.К. Арсеньева: Опись дел постоянного хранения № 1. Д. 33. Л. 86—87.
28 Отчет о работе Приморского краеведческого музея им. В.К. Арсеньева за 1_е полугодие 1942 г. //
Архив Прим. гос. объединенного музея им. В.К. Арсеньева: Опись дел постоянного хранения
№1. Д. 34, л. 11 об.
29 План работы Приморского краеведческого музея им. В.К. Арсеньева в 1944 г. // Архив Прим. гос.
объединенного музея им. В.К. Арсеньева: Опись дел постоянного хранения № 1. Д. 37, л. 2; Отчет о работе Приморского краеведческого музея им. В.К. Арсеньева в 1944 г. // Там же. Л. 11.
30 Там же. Л. 21 об.
31 Отчет о работе Приморского краеведческого музея им. В.К. Арсеньева в 1945 г. // Архив Прим.
гос. объединенного музея им. В.К. Арсеньева: Опись дел постоянного хранения № 1. Д. 39, л. 4.
32 Решение Приморского крайисполкома № 818 от 4 сентября 1945 г. // Архив Прим. гос. объединенного музея им. В.К. Арсеньева: Опись дел постоянного хранения № 1. Д. 38, л. 1; Распоряжение Совета Народных комиссаров РСФСР № 2700_р от 25 октября 1945 г. «Об увековечении
памяти исследователя советского Дальнего Востока В.К. Арсеньева» // Там же. Л. 2._

Больше информации

Статьи о России


 

 


Copyright © 2005-2009 Защита сайта от бана. Учёт кликов из любых источников