Главная страница
Экономика
Статьи
Маркетинг
Менеджмент
Инвестиции

ИЗУЧЕНИЕ ВЛИЯНИЯ ПРИРОДНЫХ ИЗМЕНЕНИЙ НА КУЛЬТУРНУЮ АДАПТАЦИЮ НАСЕЛЕНИЯ ПРИМОРЬЯ В СРЕДНЕМ — НАЧАЛЕ ПОЗДНЕГО ГОЛОЦЕНА (методический аспект)

Юрий Евгеньевич ВОСТРЕЦОВ,
кандидат исторических наук
ВВЕДЕНИЕ
Реконструкция эволюции древнего общества является одной из главных задач археологического исследования. К одному из направлений реконструкции
относится социологическое (Масон, 1976: 12), которое предполагает рассмотрение закономерностей, движущих сил эволюции и функционирования социальных систем. Изучение эволюции древних социальных систем в экологической парадигме предполагает рассмотрение их взаимосвязи со средой.
Среду как комплекс окружающих условий, в которых существует конкретное сообщество, обычно разделяют на два крупных компонента — природное
и социальное окружение. Разграничение окружающей среды на природную
и социальную весьма относительно и оправдано при изучении конкретного сообщества, которое взаимодействует не только с географическим окружением,
но и с социальным, т.е. с другими сообществами.
Изучение взаимодействия конкретного общества со средой по археологическим данным чаще всего ограничивается ее географической компонентой.
Это обусловлено тем, что эти связи в археологическом материале отражены
лучше, чем социальные. Динамику взаимодействия общества и среды выражает понятие «адаптация», отражающее фундаментальное свойство самоорганизующихся систем. Суть обозначаемых им процессов состоит в способности системы приводить себя в соответствие с меняющимися условиями среды путем
самокоррекции по принципу обратной связи. Вышеизложенное позволяет рассматривать общество в целом как адаптивную систему (Маркарян, 1986). Принимая условное деление среды на два функциональных компонента — природный и социальный, — действие адаптивных процессов мы должны разделить на
экологическую и социальную адаптацию. Это тоже весьма условное деление,
___ _ _ • 2006 •№ 3 33
так как в процессе извлечения вещества и энергии из среды сообщества неизбежно вступают в конкурентные отношения, пусть даже опосредованные.
Критерием адаптации может служить сам факт достижения эффекта самосохранения системы, ее выживания в соответствующих условиях среды. Применительно к сообществам критерием адаптации служит изменение их демографических показателей, таких как увеличение или уменьшение численности
и плотности населения. На археологических материалах это может быть изменение ареала культурной группы, количества, площади и плотности памятников, системы (рисунка) расселения, мощности культурного слоя, разнообразия
материальной культуры. Изменение всех перечисленных параметров взаимосвязано и чаще всего происходит одновременно.
Реализация нашей основной цели — изучение культурной адаптации населения Приморья в конце атлантика — суббореальном периоде голоцена
(интервал са. 6000—2200 л.н.) требует определения методики и процедуры
реконструкции взаимодействия меняющейся природной среды и человеческих сообществ. Так как адаптивные процессы предполагается рассматривать
в археологическом контексте, наиболее важный вопрос состоит в выявлении
связи изменений в деятельности людей в зависимости от динамики давления
окружающей среды. Поэтому основная цель анализа окружающей среды
сводится к пониманию характера давления окружающей среды как на единицу адаптации, за которую принимается отдельное поселение, которое
можно соотнести с общиной, так и на региональную группу поселений, которую можно условно соотнести с популяцией, а также на все население
в пределах ареала расселения культуры в целом.
Таким образом, мы рассматриваем давление окружающей среды на трех
уровнях. Эта задача сложная, поскольку требует не только выяснения ресурсообразующих параметров окружающей среды в пределах культурного ареала, но
и понимания того, как они изменялись во времени, что могло приводить к формированию временных и пространственных областей стресса для древнего населения. Совершенно ясно, что нам доступна реконструкция самых общих параметров среды обитания и тенденций их изменения. На основании этого мы
можем реконструировать значительные и поэтому заметные следы давления
окружающей среды на древние популяции человека, которое действовало на
уровне отдельных экономических районов и всего ареала в целом. Рассмотрение окружающей среды на уровне отдельных поселений позволит определить
локальные формы ее давления.
МЕТОДИКА РЕКОНСТРУКЦИИ ВЛИЯНИЯ
ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ НА НАСЕЛЕНИЕ
Эти задачи предполагают рассмотрение блоков и показателей экологической подсистемы в общей эко_социальной модели (Долуханов, 1978), которые
формируют потенциальное ресурсное разнообразие экосистем неолитического общества. К реконструкции ресурсного разнообразия природного окружения неолитического населения мы попытаемся подойти через определенную
процедуру.
34 ___ _ _ • 2006 •№ 3
1. Для начала самое общее представление нам может дать описание ландшафтообразующих компонентов современной природной обстановки: рельеф,
климат, гидрологический режим, растительность и животный мир, агроклиматические ресурсы. Это позволит нам сформировать представление о пространственных различиях в природной обстановке и выделить зоны с определенной
экологической спецификой, а также соотнести эти зоны с ареалами локально_хронологических групп поселений. Это могут быть определенные районы
как в континентальной зоне, так и на побережье. Мы их рассматриваем как основные экономические районы Приморья, где население получает необходимые пищевые ресурсы.
2. Нам понадобится палеогеграфическая реконструкция процессов изменения природной обстановки в изучаемом хронологическом отрезке времени.
Основные (крупномасштабные) рубежи изменения климата и уровня моря,
принятые в палеогеографии, в большинстве случаев коррелируются с изменениями в поведении человеческих сообществ (Короткий, Вострецов, 1998). В то
же время они не дают возможности для реконструкции и объяснения мелкомасштабных процессов адаптации древнего населения. Для этого необходимо
выделить в природных изменениях какие_то однородные фазовые состояния,
которые представляли бы собой относительно стабильные условия, с точки зрения древнего человека. Представление об «относительной стабильности» надо
понимать применительно к задачам исследования достаточно условно, не как
нечто застывшее, а как меняющееся в определенном направлении, т.е. в какой_то мере предсказуемо для древнего человека, например, потепление или
похолодание климата. Особенно важно это для морских побережий и крупных
водоемов типа оз. Ханка, где можно выделять как отдельные фазы периоды
трансгрессий, регрессий и относительных стабилизаций на положительных
и отрицательных пиках. Именно выделение фазовых состояний и корреляция
их с динамикой мелкомасштабных культурных изменений, в том числе и внутри культурных традиций (локально_хронологических групп памятников), открывает возможности для реконструкции и объяснения адаптивного поведения
человеческих сообществ.
3. На основании данных, полученных на двух предыдущих этапах, мы можем, используя балльную систему, провести относительную качественную
оценку ресурсов в пределах экономических районов и тенденций их изменения
в изучаемый отрезок времени. Именно на этом этапе можно выделить предполагаемые области наибольшего давления окружающей среды на древние популяции, т.е. области стресса.
Например, при оценке агроклиматических ресурсов в пределах экономических районов и зон хозяйственного использования конкретных поселений
очень важно учитывать значение и роль тех или иных их составляющих, которые значительно могут меняться в связи с изменением климата. При этом может меняться и оценка агроклиматических ресурсов района. Так, например,
при похолодании и иссушении климата засушливые ситуации в континентальных районах Приморья и Маньчжурии могут стать настоящим бедствием для
земледельческого населения и тем самым понижать статус района. В то же время на побережье засухи они компенсировались повышенной увлажненностью
___ _ _ • 2006 •№ 3 35
и тем самым повышали статус этих районов на фазах, когда происходило похолодание и иссушение климата.
4. На следующем этапе необходимо выяснить, как эти стрессы отразились
на системе расселения, на используемых ресурсах и материальной культуре.
5. На завершающем этапе реконструкции природного окружения и стратегии адаптации изучаемого населения нам необходима оценка соотношения
различных потенциальных природных ресурсов в пределах зоны хозяйственного использования отдельного поселения (круг радиусом 5 км суши и 10 км для
акватории). При анализе зон хозяйственного использования отдельных поселений необходимо рассматривать конкретный набор типов ландшафтов в пределах этих зон в соответствии с климатической фазой. Эта оценка поможет понять и конкретные формы локальных давлений окружающей среды на жителей
отдельного поселения, и в целом адаптивную стратегию, которой придерживалось древнее население, отвечая на вызовы окружающей среды.
ВЛИЯНИЕ ПРИРОДНЫХ ИЗМЕНЕНИЙ
НА КУЛЬТУРНЫЕ ПРОЦЕССЫ В ПРИМОРЬЕ
В СРЕДНЕМ И ПОЗДНЕМ ГОЛОЦЕНЕ
Рассматривая культурную адаптацию населения на территории Приморья
в среднем и начале позднего голоцена (6000—2000 лет назад), мы можем выделить четыре крупных временных интервала, когда происходили события, связанные с изменением культурных традиций и адаптаций. Первый интервал
приходится на период 5400—5200 лет назад, второй датируется 4700—4300 лет,
третий — 3600—3300 лет, четвертый интервал — 2500—2200 лет назад. Все эти
интервалы связаны с похолоданиями климата и падениями уровня моря, причем второй и четвертый интервалы были наиболее катастрофичны для древнего населения во многих районах мира (Вострецов, 2005).
ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ИЗМЕНЕНИЯ
В ПРИБРЕЖНОЙ И КОНТИНЕНТАЛЬНОЙ ЗОНАХ
Согласно палеогеографическим реконструкциям А.М. Короткого (Короткий, 1994; Короткий, Вострецов, 1998) мы можем отметить экологические изменения, происходившие в указанных интервалах. В прибрежной зоне происходили похолодания и падения уровня моря. Регрессии служили причиной
сильных ландшафтных изменений в прибрежной зоне. Исчезали многочисленные лагуны, небольшие заливы, иссушались болота, образовывались аллювиальные равнины в долинах рек, и береговая линия постепенно выравнивалась.
В континентальной зоне в течение рассматриваемых временных интервалов происходило усиление континентальных климатических черт: зимы становились более холодными, лето — более сухим и холодным. Количество осадков
уменьшалось, засухи в первую половину лета становились сильнее. Происходило заболачивание речных долин, и наблюдался спад агроклиматических ресурсов в континентальной зоне.
36 ___ _ _ • 2006 •№ 3
В течение обоих интервалов ландшафтные изменения разрушали привычную ресурсную базу морских охотников и рыболовов. В подобной ситуации
прибрежная зона становилась более привлекательной для земледельцев, поскольку повышенная влажность на побережье сглаживала негативное влияние
засух на культивацию растений. При этом негативные для человека природные
изменения в береговой зоне происходили раньше и были ощутимее, чем в континентальной. Таким образом, во всех случаях формировались условия, которые способствовали вытеснению избыточной части земледельцев из континентальной зоны в прибрежную. Отличия событий всех интервалов заключались
в различии исходных ситуаций и интенсивности изменений.
ИЗМЕНЕНИЯ КУЛЬТУРНЫХ ТРАДИЦИЙ
И СИСТЕМ ЖИЗНЕОБЕСПЕЧЕНИЯ НАСЕЛЕНИЯ ПРИМОРЬЯ
Примерно 6000—5000 лет назад, в период пика атлантической трансгрессии,
предшествовавшего первому интервалу, на морском побережье от зал. Ольги на
востоке Приморья до севера Корейского п_ова появлялись памятники бойсманской культурной традиции как локально_хронологический вариант традиции гребенчатой керамики (Вострецов и др., 1998). На третьем этапе, приходящемся на максимум благоприятных условий потепления и предшествующем
похолоданию первого интервала, происходила интенсификация культурных
контактов бойсманцев, достигавших Среднего и Нижнего Амура (Морева,
2005). На этом же этапе они оставили в бухте Бойсмана (Бойсмана_1) наиболее
ранний из известных примеров морской адаптации (Вострецов, 1998). Примерно в это же время в континентальных районах Восточной Маньчжурии существовали раннеземледельческие культуры, близкие к зайсановской культурной
традиции (Вострецов и др., 2003).
Событие 1. В конце атлантического периода в голоцене в интервале
5400—5200 лет назад происходило небольшое похолодание и падение уровня
моря. Эти события совпадают с концом третьего этапа эволюции бойсманской гончарной традиции, минимизации культурного распространения бойсманцев (Морева, 2005). Эти же природные события, вероятно, инициировали продвижение ранних земледельцев в западные континентальные районы
Приморья из Маньчжурии. В Приморье наблюдается конечный этап этого
процесса: появление и распространение групп населения с новой культурной
традицией, которую мы назвали традицией веревочной орнаментации керамики,
в рамках зайсановской культурной традиции (Вострецов, 2005). Новое население принесло с собой и новую технологию обработки камня, использовало
иные источники камня, новую керамическую традицию, новую систему расселения, сформировало также новую систему жизнеобеспечения, в которую
вошло земледелие, т.е. новую адаптацию (Вострецов, 2005).
Событие 2. После 5000 лет назад, на рубеже атлантического и суббореального
периодов голоцена, началось значительное похолодание климата, мы наблюдаем
затухание бойсманской культурной традиции. С похолоданием климата в начале
переходного периода от атлантического периода к суббореальному голоцену из
континентальных районов Приморья, включая долину р. Кроуновки (Кроунов___ _ _ • 2006 •№ 3 37
ка_1), ранние земледельцы с традицией веревочной орнаментации керамики начали расселяться в разных районах Приморья, формируя различные адаптации.
Пример такой адаптации ранних земледельцев на морском побережье демонстрирует поселение Зайсановка_7, существовавшее на песчаной косе, отделявшей
палеолагуну в устье р. Гладкой от бухты Экспедиции в интервале 4700—4500 лет
назад. Обитатели поселения сформировали новую систему жизнеобеспечения,
основанную на эксплуатации морских ресурсов. Они вылавливали в течение всего года 26 видов рыб, собирали моллюсков, охотились на наземных и морских
млекопитающих, а также перелетных птиц. Углеводная компонента диеты обеспечивалась собирательством желудей, маньчжурских орехов и лещины, которые
запасались до следующего урожая. Кроме того, жители поселка собирали виноград, черемуху, бархат и оставили многочисленные косвенные свидетельства земледелия — ручные плуги (карэ), мотыги, жатвенные ножи, терочники, аналогичные известным на поселениях земледельцев того времени в Маньчжурии и Корее
(Choe, 1990; Вострецов и др., 2002). Впоследствии земледельцы, представленные
различными вариантами зайсановской культурной традиции, расселились по
территории всего Приморья (Вострецов, 2005).
Событие 3. В суббореальном периоде, начало которого характеризуется потеплением климата, в континентальных районах Приморья земледельческая
адаптация продолжалась у более позднего зайсановского населения, которое
оставило нам приханкайскую группу памятников: поселения Новоселище_4
(нижний слой), Кроуновка_1 (раскопки А.П. Окладникова), Реттиховка_геологическая, Мустанг_1, Боголюбовка_1, Анучино_14. Ухудшение агроклиматических условий в результате похолодания климата в интервале 3600—3300 лет
назад выдавило часть населения на побережье Южного и Юго_Восточного
Приморья, где оно образовало восточную группу приханкайских памятников,
таких как Евстафий_4, Сопка Большая (Яншина, 2003). Кроме того, с событиями этого интервала совпадает появление маргаритовской археологической
культуры на побережье Восточного Приморья.
Событие 4. Четвертый интервал 2500—2200 лет назад совпадает с распространением земледельцев населения кроуновской культуры в Приморье из континентальных районов в прибрежные. В конце IV — начале III в. до н.э. резкое похолодание климата и падение моря подорвало морскую экономику янковского
населения. С этого времени наблюдается постепенное расселение избыточной
части земледельцев_кроуновцев в прибрежные районы Южного и Юго_Восточного Приморья. Миграция кроуновцев связана с ассимиляцией остатков населения янковской культуры, изменением у кроуновцев системы жизнеобеспечения
и системы расселения, спадом в материальной культуре и уменьшением плотности населения на освоенных землях. Это была цена, которую заплатили кроуновцы за адаптацию к новым условиям в процессе миграции (Vostretsov, 1999).
ВЫВОДЫ
Таким образом, рассмотрев четыре временных интервала, мы видим определенное сходство в экологических ситуациях, связанных с похолоданием климата и падением уровня моря, с одной стороны, и социокультурными событиями,
38 ___ _ _ • 2006 •№ 3
ими вызванными, — с другой. Наиболее явно эти последствия характерны для
второго и четвертого временных интервалов, что обусловлено значительными
экологическими изменениями планетарного характера и прослеживается во
многих регионах мира (Вострецов, 2005). Обращает на себя внимание, что первый, второй и четвертый интервалы совпадают с экспансией земледельцев,
и все интервалы совпадают с появлением новых культурных традиций и адаптаций в Приморье и других районах бассейна Японского моря.
ЛИТЕРАТУРА
Вострецов Ю.Е. Реконструкция образа жизни, жизнеобеспечения и динамики заселения в б. Бойсмана в неолите // Первые рыболовы в заливе Петра Великого: Природа и древний человек
в бухте Бойсмана. Владивосток: ДВО РАН, 1998. С. 371—389.
Вострецов Ю.Е., Короткий А.М., Беседнов Л.Н., Раков В.А., Епифанова А.В. Изменение систем жизнеобеспечения у населения устья р. Гладкой и залива Посьета в среднем голоцене // Археология и культурная антропология Дальнего Востока. Владивосток: ДВО РАН,
2002. С. 3—41.
Вострецов Ю.Е., Гельман Е.И., Комото М., Миямото К., Обата Х. Новый керамический комплекс
неолитического поселения Кроуновка_1 в Приморье // Проблемы археологии и палеоэкологии Северной, Восточной и Центральной Азии: Материалы международной конференции
«Из века в век», посвященной 95_летию со дня рождения академика А.П. Окладникова и 50_летию Дальневосточной археологической экспедиции РАН. Новосибирск: Изд_во Ин_та археологии и этнографии СО РАН, 2003. С. 86—93.
Вострецов Ю.Е. Взаимодействие морских и земледельческих адаптаций в бассейне Японского
моря // Российский Дальний Восток в древности и средневековье: открытия, проблемы, гипотезы. Владивосток: Дальнаука, 2005. C. 159—186.
Долуханов П.М. География каменного века. М.: Наука, 1978.
Короткий А.М. Колебания уровня моря и ландшафты прибрежной зоны Японского моря (этапы
развития и тенденции) // Вестн. ДВО РАН. 1994. № 3. C. 107—123.
Короткий А.М., Вострецов Ю.Е. Географическая среда и культурная динамика в среднем голоцене в заливе Петра Великого // Первые рыболовы залива Петра Великого: Природа и древний
человек в бухте Бойсмана. Владивосток: ДВО РАН, 1998. С. 9—29.
Маркарян Э.С. Принципы системного исследования культуры: (опыт культурологического анализа науки) // Диалектика и системный анализ. М.: Наука, 1986. С. 71—80.
Массон В.М. Экономика и социальный строй древних обществ: (в свете данных археологии). М.:
Наука, 1976.
Морева О.Л. Керамика бойсманской культуры (по материалам памятника Бойсмана_2): автореф.
дис. … канд. ист. наук. Новосибирск, 2005.
Яншина О.В. К проблеме однородности зайсановской археологической культуры Приморья //
Археология и социокультурная антропология Дальнего Востока и сопредельных территорий.
Благовещенск: Изд_во БГПУ, 2003. С. 109—121.
Choe Chong Pil. Origins of Agriculture in Korea // Korea Journal, 1990. Vol. 30. P. 4—14.
Vostretsov, Y.E. Interaction of Maritime and Agricultural adaptation in the Japan sea Basin // The
Prehistory of Food, Appetites for Сhange. Ed.: J. Hather and C. Gosden. London: Routledge, One
World Arhaeology. Vol. 32. 1999. P. 322—332._

Больше информации

Статьи о России


 

 


Copyright © 2005-2009 Защита сайта от бана. Учёт кликов из любых источников