Главная страница
Экономика
Статьи
Маркетинг
Менеджмент
Инвестиции

РОССИЙСКАЯ ЭМИГРАЦИЯ В МАНЬЧЖУРИИ НАКАНУНЕ И В ГОДЫ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

Надежда Алексеевна ВАСИЛЕНКО,
кандидат исторических наук
О жизни и деятельности русской эмиграции накануне и в годы второй
мировой войны на территории Маньчжурии в отечественной и зарубежной
историографии истории дальневосточной российской эмиграции до сих пор
нет обобщающих работ. В основном этот период изучается как этап анти#
японского сопротивления китайского народа в 1937—1945 гг., завершивший#
ся разгромом советскими войсками японской Квантунской армии. Сведения
о положении русских эмигрантов в годы японской оккупации Северо#Вос#
точного Китая содержатся в работах отечественных историков Н.Е. Абловой1,
Е.П. Таскиной2, А.А. Хисамутдинова3 и др. В статье В.В. Сонина4 показана
роль белоэмигрантских организаций на территории Маньчжоу#Го в период
второй мировой войны.
В работах зарубежных, в частности китайских, исследователей также нашли
отражение политические, экономические и культурные аспекты деятельности
российской эмиграции в годы второй мировой войны. Заметное место в рабо#
тах китайских авторов отведено героической роли советских летчиков в разгро#
ме Квантунской армии5. Хроника событий в годы второй мировой войны в Хар#
бине и на КВЖД нашла отражение в работе китайского историка Ли Шусяо6.
В коллективной монографии Мэн Сюаньчжана, Ян Баолина и Чжан Цзунхая
дана оценка действиям Красной Армии Советского Союза в Маньчжурии в деле
разгрома японского военного могущества и их последствиям для китайского
народа7.
Существование российской дальневосточной эмиграции в 30—40#е годы на
территории Китая, в частности в Маньчжурии, напрямую зависело от япон#
ского режима. До оккупации Маньчжурии Японией российская диаспора на
территории КВЖД и в ее административном центре Харбине представляла со#
бой организованное сообщество, своеобразное «государство в государстве»,
в котором действовали российские законы, работали образовательные, науч#
ные, медицинские и прочие учреждения, это был своеобразный «уголок» мно#
гонациональной России. Оккупация Маньчжурии Японией, длившаяся более
13 лет, внесла существенные изменения в общественно#политическую, эконо#
мическую и культурную жизнь российской эмиграции.
В антисоветской деятельности японские власти в Маньчжоу#Го делали став#
ку прежде всего на представителей белой эмиграции, большинство которых
___ _ __• 2005 •№ 2 21
лелеяли надежду на восстановление прежнего режима в России. Японской ад#
министрацией было взято на учет все мужское население русского зарубежья
Маньчжурии. Из бывших белогвардейцев формировались казачьи полки, охран#
ные жандармские отряды и спецкоманды по борьбе с партизанами8. Все эми#
грантские организации могли существовать с разрешения японских военной
и гражданской администраций. Организация Российского общевоинского союза
(РОВС), созданная еще в 1924 г. по инициативе барона П.Н. Врангеля, в 1935 г.
раскололась, и в том же году японцами был сформирован «Дальневосточный
союз военных», предназначенный для объединения бывших военных российских
царской и белой армий. В него вошли «Союз казаков на Дальнем Востоке», «Рос#
сийский фашистский союз», «Союз мушкетеров» и другие военизированные
эмигрантские организации.
Антикоммунистическую деятельность проводило общество Кио#Ва#Кай,
появившееся в 1932 г. Для работы среди белой эмиграции в этом обществе со#
здали Особый отдел с русскими сотрудниками, для влияния на молодежь
в 1939 г. была организована российская эмигрантская организация молоде#
жи Кио#Ва#Кай, а в 1940 г. — Высшие курсы Кио#Ва#Кай. В мае 1941 г. в Хар#
бине открыли Дом молодежи. Позже появились русские молодежные отряды
Кио#Ва#Кай9, перед которыми ставилась задача морального и физического
воспитания русской молодежи как помощников Японии в строительстве но#
вого государства под названием «Великая Азия».
В 1934 г. было создано Бюро по делам российских эмигрантов в Маньчжу#
рии (БРЭМ) — связующее звено между японскими властями и эмигрантами.
В 1940 г. эта организация была переименована в Главное бюро по делам рос#
сийских эмигрантов. Руководители БРЭМа А.П. Бакшеев, В.А. Кислицын,
Л.Ф. Власьевский фактически действовали по указке японской администра#
ции. Отделения БРЭМа возникали в городах и на станциях КВЖД. В 1938 г.
произошло объединение БРЭМа и Союза военных под единым руководством
В.А. Кислицына.
При формировании военных подразделений особое внимание уделялось
молодежи, которая к тому времени не имела прочной идейной почвы под но#
гами. Повсеместно создавались скаутские отряды, при Главном бюро по делам
российских эмигрантов существовала «национальная организация русских раз#
ведчиков» с тремя отделениями: детское, юношеское и взрослое. Под руковод#
ством бывших белых офицеров молодежь проходила теоретический и практи#
ческий курс военной подготовки, готовясь к тайной войне против Советского
Союза. Наиболее способные молодые люди затем по направлению Главного
бюро продолжали обучение в японской разведшколе «Асано» под Харбином.
Это был отряд, сформированный из русских белогвардейцев, во главе которо#
го стоял японский полковник Асано. Позже его сменил русский полковник
Смирнов, его заместителем был майор Михайлов, из казачьего сословия. Тех,
кто служил в этом отряде, по#прежнему называли «асановцами». Эмигрантские
молодежные организации — Союз фашистской молодежи, Союз националис#
тической молодежи, Молодая имени атамана Семенова станица и другие вхо#
дили в Антикоммунистический союз молодежи.
Из наиболее известных молодежных организаций в Харбине в годы япон#
ской оккупации и второй мировой войны была еврейская «Брит#Трумпельдор»,
которая существовала автономно и не входила в Антикоммунистический союз.
Ее основная деятельность заключалась в моральном и физическом воспитании
еврейской молодежи для будущего государства Палестина, оказании помощи
нуждающимся евреям в эмиграции10.
22 ___ _ __• 2005 •№ 2
Большое внимание уделялось спортивным мероприятиям. Японцы при#
влекали еврейское население, особенно молодежь, к участию в различных во#
енизированных кружках. Так, в составе Русской добровольческой дружины
г. Харбина в 40#е годы почти половина ее членов были евреями. Проводилась
и культурно#просветительная работа еврейской молодежной организации,
в годы войны работали литературный, драматический и шахматный кружки,
выпускалась еженедельная стенгазета, организовывались вечера отдыха для
еврейской диаспоры…
С целью активизации антисоветской работы среди эмигрантов создавались
антикоммунистические комитеты, которые проводили митинги, собрания
и акции протеста. 1 июня был объявлен Днем Антикоминтерна, 7 ноября —
Днем непримиримости, основное назначение этих дней состояло в поддержа#
нии антибольшевистских настроений в среде эмиграции. Одной из самых орга#
низованных антисоветских обществ в Маньчжурии была Русская фашистская
партия, созданная в 1931 г. в Харбине белоэмигрантами. Бессменным руково#
дителем партии до ее роспуска был К.В. Родзаевский. Деятельность русских
фашистов полностью контролировалась японскими военными властями.
При содействии лидера фашистской партии К.В. Родзаевского в 1932 г.
в Харбине появилось женское объединение «Российское женское фашистское
движение» (РЖФД), в 1941 г. в его рядах было 226 членов11. Активистки этой
партии устраивали так называемые «вторники» и «четверги», на которых зас#
лушивались доклады и сообщения на общественно#политические темы, обсуж#
дались насущные проблемы в мире и в Советском Союзе и другие вопросы.
1 марта 1941 г. женская фашистская партия была переименована в «Союз рус#
ских женщин» с одновременным вхождением в женский Российский сектор
государственной обороны12. Из детских и юношеских организаций, созданных
при содействии фашистской партии, следует назвать Союз юных фашистов
«Авангард» для мальчиков от 10 до 16 лет, Союз юных фашисток#авангардис#
ток для девочек от 10 до 16 лет, в 1941 г. переименованный в «Союз русских де#
вушек» и др. Эти объединения функционировали и в военные годы.
Таким образом, жизнь российской эмиграции в Маньчжурии была весьма
насыщенной в политическом отношении. Политику Японии поддержала часть
белоэмигрантов и с ее помощью активно готовилась к развалу советского строя
на случай возвращения на родину. И такое настроение среди многих белоэмиг#
рантов сохранялось до конца второй мировой войны.
Однако за годы японской оккупации Маньчжурии произошло существен#
ное сокращение численности российской эмиграции. После продажи в 1935 г.
КВЖД Японии с дороги были уволены советскоподданные служащие и рабо#
чие, на их место пришли японцы и белоэмигранты. Затем была прекращена
выплата пенсий бывшим работникам дороги. Многие пытались найти работу
в других городах Китая, где проживало русское население, или выехали в Совет#
ский Союз. Как отмечают китайские исследователи, в 1935 г. на родину возвра#
тилось до 25 тыс. чел., в 1936 г. на дороге оставалось 5 тыс. советских подданных,
а в 1939 г. — всего лишь 1 тыс. чел.13 Японские власти взяли на учет всех эмигран#
тов, им было предложено приобрести маньчжурское гражданство, в противном
случае в течение 24 часов они должны были покинуть пределы Маньчжоу#Го.
Советскоподданные рабочие и служащие после увольнения с КВЖД в ос#
новном возвращались в Советский Союз. Тех, у кого не было ни советского, ни
китайского гражданства и если при этом они не признавали японскую адми#
нистрацию, называли по#китайски «хун лобу» («редисками»), т.е. «красные
снаружи, а белые внутри»14, из этого числа многие предпочли выехать позже
___ _ __• 2005 •№ 2 23
в другие страны мира. Незначительное число эмигрантов приняли китайское
гражданство. Однако в указанные годы часто наблюдались случаи перехода из
одного гражданства в другое. Часть бесподданных эмигрантов выезжали в дру#
гие города русского рассеяния в Китае — Шанхай, Тяньцзинь, Пекин. По окон#
чании второй мировой войны наступил этап массового исхода русских эмиг#
рантов из Китая.
После капитуляции Японии, по данным переписи 1946 г., советских граж#
дан в Харбине находилось 18 448 чел., а бесподданных — 11 074 чел., для срав#
нения, в год продажи Японии КВЖД советскоподданных было 29 493 чел.,
а бесподданных — 7 384 чел.15, т.е. произошло сокращение числа советских
граждан и увеличение числа лиц без гражданства.
Советский Союз, не желая обострения международной ситуации на Даль#
нем Востоке, не только продал японской марионеточной империи Маньчжоу#
Го КВЖД, но и подписал в апреле 1941 г. с Японией пакт о ненападении, ко#
торый был дополнен Декларацией о взаимном уважении территориальной
целостности и неприкосновенности границ Монгольской Народной Респуб#
лики и территории Маньчжоу#Го. Как пишет Ю. Мельников, заключение пак#
та о нейтралитете с СССР было со стороны Японии лишь дипломатической
уловкой, хорошо обдуманным и рассчитанным шагом. Полагаясь на невме#
шательство Советского Союза в войну на Тихом океане, Япония продолжала
готовиться к войне с СССР, и начало военных действий зависело от исхода
советско#германского противоборства16.
О подписании советско#японского пакта о нейтралитете было сообщено во
всех харбинских газетах. Русское население Маньчжурии получило ряд послаб#
лений со стороны японских властей. Например, не принимать участия в уче#
ниях по противовоздушной обороне, не совершать поклонов в сторону японс#
ких храмов и резиденций императоров Маньчжоу#Го и Японии на официальных
церемониях и пр. Развязав войну на Тихом океане с США, Япония стремилась
не вступать в военный конфликт с Советским Союзом. В этой связи она ужес#
точила контроль над фашистской партией. Издание РФС «Наш путь» по рас#
поряжению японской военной миссии было перенесено в Шанхай, а в 1943 г.
деятельность партии была прекращена17. После вступления советских войск
в Маньчжурию лидер русской фашистской партии К.В. Родзаевский бежал
в Тяньцзинь, затем в Пекин. В конце августа 1946 г. он был арестован и препро#
вожден в Москву, где ему был вынесен смертный приговор.
Несмотря на сложные условия японской оккупации, жизнь русской эмиг#
рации продолжалась. В годы войны выходили в свет эмигрантские издания,
действовали литературные объединения, функционировали некоторые эми#
грантские организации, но только с разрешения японских властей. Непростая
ситуация сложилась в системе образования. В годы японской оккупации были
закрыты все высшие учебные заведения: в 1937 г. — Педагогический институт,
в 1938 г. — Юридический факультет, в 1941 г. — Институт ориентальных и ком#
мерческих наук18. Русской молодежи разрешалось обучаться на разных прак#
тических курсах и на курсах японского языка. Японский язык и военная под#
готовка в начале 40#х годов стали обязательными предметами во всех учебных
заведениях.
В 1935 г. был прекращен прием русских студентов в Харбинский политех#
нический институт, обучение переводилось на японский язык, в 1938 г. ХПИ
выпустил последних русских инженеров. Институт продолжал работать, но ад#
министрация и лекторский состав были уже из числа японцев, и студентов при#
нимали только японских19.
24 ___ _ __• 2005 •№ 2
В 30#е годы XX в., несмотря на жесткую регламентацию со стороны япон#
ских властей, русское население в Маньчжурии продолжало проводить науч#
но#просветительную работу, культурно#массовые мероприятия, издавались
периодические издания, книги и т.д. Харбин славился своими артистами, пев#
цами, музыкантами, художниками. Все, что они делали, было направлено на
сохранение национальной культуры в зарубежье.
Начало второй мировой войны по#разному было воспринято русской твор#
ческой интеллигенцией: кто#то уехал в другие страны или перебрался в Шан#
хай. Однако те, кто остались в Харбине, продолжали в сложившихся обстоя#
тельствах творческую деятельность. Так, культурно#просветительское общество
Мантэцу в марте 1941 г. провело выставку картин русских художников. В на#
чале 40#х годов в Харбине широко был известен струнный квартет, который ре#
гулярно выступал с концертами. В 1941 же году прошел Всеманьчжурский во#
кально#музыкальный конкурс для русских деятелей искусства. В 1943 г. перед
возвращением на родину дал свой последний концерт А.Н. Вертинский20.
В Харбине в 30—40#е годы работала прекрасная плеяда артистов драмы,
балета, оперы и оперетты. Творческая молодежь получала хореографическое
образование, не выезжая из Харбина. В городе были открыты балетные шко#
лы А.Н. Андреевой, Е.В. Квятковской, Н.И. Феоктистова, В.К. Ижевского
и др. Что касается оперетты, то, несмотря на отъезд основного ядра театра опе#
ретты «Азия» в Шанхай в начале 40#х годов, в Харбине в 1943—45 гг. оперетты
ставились оставшимися артистами в Железнодорожном собрании, Коммерчес#
ком собрании и Чуринском клубе21.
Всю свою жизнь посвятил сцене режиссер В.И. Томский. Он организовы#
вал гастрольные поездки, получил разрешение на бесплатный проезд во все
города и железнодорожные станции Китая, где проживало русское население22.
В 1940—1942 гг. в Харбине насчитывалось четыре литературно#художествен#
ных кружка. Кружком им. Н.А. Байкова руководил Н.Н. Петелин, им. Н.С. Гу#
милева — А.А. Кормилов, им. К.Р. (великого князя Константина Романова) —
В.А. Морозов, им. П.Н. Краснова — Г. Олекминский. Их деятельность находи#
лась под непосредственным руководством политических и общественных орга#
низаций города23.
Работа кружков была разнообразной. Это выступления по радио, участие
в культурных мероприятиях, организуемых Главным бюро эмигрантов, издание
литературных сборников и пр.
Самым популярным был еженедельный литературно#художественный ил#
люстрированный журнал «Рубеж», который выходил в Харбине с 1926 по 1945 г.
20 августа 1942 г. японские власти издали «закон» о печати, после которого рус#
ская пресса стала испытывать большие затруднения. С сентября 1942 г. по при#
казу японских властей «Рубеж» стал выходить три раза в месяц. На страницах
журнала печатались не только стихи и рассказы, но и популярные очерки и ста#
тьи на злободневные темы. Журнал расходился по всем уголкам русского рас#
сеяния24.
В военные годы, если часть русского населения, представленного в основ#
ном бывшими белоэмигрантами, являлась сторонниками антисоветской поли#
тики Японии, то существовала и другая часть эмиграции, которая, как могла,
помогала приближению победы Советского Союза в войне с фашистской Гер#
манией и Японией в Маньчжурии. Так, например, российские эмигранты ока#
зывали помощь семьям военнослужащих, создавались фонды помощи фрон#
ту. В 1943 г. был создан Союз сестер милосердия с целью оказания медицинской
и материальной помощи семьям военных, выехавших на войну.
___ _ __• 2005 •№ 2 25
Таким образом, русское эмигрантское население Маньчжурии неоднознач#
но отнеслось к началу второй мировой войны. Оно разделилось на два лагеря:
тех, кто, продолжая служить японскому режиму, надеялся с помощью Японии
разрушить советский строй, и тех, кто с первых дней войны вносил посильный
вклад в будущую победу советского народа над фашизмом. Жизнь русской
эмиграции на территории Маньчжурии, оккупированной японцами, была на#
сыщенной как в политическом, так и культурном отношениях. Однако начав#
шееся сокращение численности российских эмигрантов еще в годы японской
оккупации продолжилось и в годы второй мировой войны. После ее оконча#
ния наступил последний этап исхода русской эмиграции из пределов Маньч#
журии.
1 Аблова Н.Е. История КВЖД и российской эмиграции в Китае (первая половина XX в.). Минск, 1999.
2 Русский Харбин / сост., предисл. и коммент. Е.П. Таскиной. М., 1998.
3 Хисамутдинов А.А. По странам рассеяния. Ч. I. Русские в Китае. Владивосток, 2000.
4 Сонин В.В. Дальневосточная эмиграция в годы второй мировой войны // Российская эмигра#
ция на Дальнем Востоке. Владивосток, 2000. С. 36—45.
5 Ли Дэбин, Ши Фан. Хэйлунцзян иминь гайяо (Краткий очерк об иммигрантах в провинции Хэй#
лунцзян). Харбин: Хэйлунцзян жэньминь чубаньшэ, 1987; Ли Сингэн, Ли Жэньнянь и др. Фэн
юй фупин. Эго цяоминь цзай Чжунго (Ряска в непогоду: Русские эмигранты в Китае). Пекин:
Чжунъян бяньи чубаньшэ, 1997; Ши Фан, Гао Лин и Лю Шуан. Хаэрбин эцяо ши (История рус#
ской эмиграции в Харбине). Харбин: Хэйлунцзян жэньминь чубаньшэ, 1998; и др.
6 Хаэрбин лиши бяньнянь (Историческая летопись Харбина) (1763—1949 гг.) / сост. Ли Шусяо.
Харбин: Хаэрбин чубаньшэ, 2003.
7 Мэн Сюаньчжан, Ян Баолинь, Чжан Цзунхай. Ввод советских войск в Маньчжурию. Пекин,
1995. Кит. яз.
8 Сонин В.В. Дальневосточная эмиграция … С. 39.
9 Аблова Н.Е. История КВЖД и российской эмиграции… С. 205.
10 Романова В.В. Еврейская Харбинская община в годы японской оккупации Маньчжурии
(1931—1945) // Годы. Люди. Судьбы. История российской эмиграции в Китае: Материалы кон#
ференции. М., 1998. С. 56; Чернолуцкая Е.Н. Еврейская эмигрантская молодежная организация
«Брит#Трумпельдор» в Маньчжурии (1930—40#е гг.) // Российская эмиграция на Дальнем Вос#
токе. Владивосток, 2000. С. 108—109.
11 Лазарева С.И., Сергеев О.И., Горкавенко Н.Л. Российские женщины в Маньчжурии: Краткие
очерки из истории эмиграции. Владивосток, 1996. С. 56.
12 Там же. С. 59.
13 Ши Фан, Лю Шуан, Гао Лин. История российской эмиграции в Харбине. Харбин, 1998. С. 84.
Кит. яз.
14 Там же. С. 87.
15 Там же. С. 97.
16 Мельников Ю. Русские фашисты Маньчжурии (К.В. Родзаевский: трагедия личности) // Про#
блемы Дальнего Востока. 1991. № 3. С. 159.
17 Ципкин Ю.Н. Маньчжурская эмиграция: раскол и попытки объединения военных кругов //
Российская эмиграция на Дальнем Востоке. Владивосток, 2000. С. 33.
18 Аблова Н.Е. История КВЖД … С. 210.
19 Черноус И.В. О Сиднейском объединении инженеров, окончивших Харбинский политехничес#
кий институт и Северо#Маньчжурский университет // Российские соотечественники в Азиат#
ско#Тихоокеанском регионе: Перспективы сотрудничества. Владивосток, 2001. С. 25.
20 Там же. С. 25.
21 Русский Харбин… С. 139.
22 Там же. С. 183.
23 Там же. С. 187.
24 Белозубова Н.И. К вопросу о своеобразии и роли в жизни эмигрантов литературно#художествен#
ных кружков г. Харбина конца 30#х — начала 40#х гг. XX в. // Россия и Китай на дальневосточ#
ных рубежах. Кн. 2. Благовещенск: АмГУ, 2001. С. 182._

Больше информации

Статьи о России


 

 


Copyright © 2005-2009 Защита сайта от бана. Учёт кликов из любых источников